ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
Сын лекаря. Переселение народов
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Плейлист смерти
Один из нас лжет
Рейд
Тайны Торнвуда
Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает
Содержание  
A
A

А в тех местах – бухта. И заброшенный порт с морской крепостью. Бухта называется Одинокая, ну и крепость, соответственно, тоже „Одинокая“. Русские всю эту фортификацию в то время построили, когда на Руси колонию организовать задумали. Но потом что-то не заладилось, ушли они обратно на Землю. А порт с крепостью остались. В хорошем состоянии, кстати. Ну, пиратам деваться некуда, они в эту Одинокую бухту и вошли вместе с захваченными кораблями.

А в те времена, доложу я вам, пираты были не та шваль, что сейчас. Тогдашние флибустьеры могли задать хорошую трепку многим... Так вот, пока пиратский флагман у входа в бухту оборону держал, остальные суда в порту разгружались. Мало того, что вход узкий, наши опять толком бить не могли – в своих попасть боялись. Но потом пираты – раз! – все суда в бухте затопили и тем самым намертво ее запечатали.

Берега там плохие, отвесные скалы – десант не высадишь, вот и стояли наши суда аккурат напротив крепости. Поддержки ждали. А поддержка пришла – и что? Точно также рядом встала. Начала скалами да чайками любоваться.

И покуда тогдашний царь Вацлав с министрами разбирался, репу свою чесал, совещался, разведку высылал – неделя прошла. А разбойники в той цитадели уже прочно укрепились, запросто не выковырнешь.

А добычу пираты взяли знатную. Драгоценности, что мы из южноафриканских колоний увозили. Как раз пред тем, как обезьянам независимость дать. А там накоплений за шестьдесят лет! Когда царю сообщили приблизительную стоимость захваченного добра, он премьер-министру чуть яйца не оторвал!

В довесок к алмазам да золотишку – тысячи полторы нормального народу и около двухсот родовитых дворян, из колониальной администрации. Все герцоги да бароны со своими герцогинями и баронессами.

Да! А еще, как подарок фирмы, – парочка великих князей. Наследников престола. Совсем карапузы – то ли двухлетки, то ли трехлетки... Они с матушками своими были. Лучших заложников и не придумаешь!

Пираты требование выдвинули: мы вам людей отдаем, вы нам беспрепятственный проход по реке – река там есть,

Вилка называется, в бухту впадает. Для морских судов мелковата, но для катеров – в самый раз. Будем, говорят, на своих катерах по реке идти, вашими великими князьями и дворянами прикрываться. А потом всех отпустим. У них из той крепости один путь был – по реке. А речка, чтобы уйти, очень даже подходящая: с притоками, озер не счесть, а по берегам лес... Времени на размышление дали трое суток.

Полторы тысячи морячков и мелких дворян сразу со счетов списали... Но два великих князя с матушками – это, прямо скажем, ценность. Их просто так не разбомбишь. Ну и, конечно, терять все колониальные драгоценности Вацлаву тоже как-то не хотелось.

Короче, стратегическое решение выработали быстро – штурмовать засранцев. Вроде бы как и подданных в беде не бросили, и добро царское спасли.

Основной штурм решили начать с воздуха.

... Это сейчас воздушный десант – дело обычное. А тогда, сорок лет назад, оно только-только начиналось. Да и парашютной подготовки у нас почти не было. У большинства, как и у меня, так, один прыжок в безветренную погоду на ровное поле. Даже без учебного боя. А там, в крепости, нас ждут около двух тысяч пиратов, которым терять нечего. А у нас на всю страну едва тыща парашютистов сыщется.

Ну и начали под это дело всех парашютистов загребать. А я – вот он! И искать не надо. Сижу себе на „губе“, ни от кого не прячусь, трибунала жду.

Тут открывается железная дверь, входит наш майор. Говорит, не желаешь ли, мерзавец, кровью искупить, ну и так далее... Само собой согласен, говорю, искупить, терять мне один черт нечего.

На толковую подготовку к операции времени вообще не было. Инструктаж за полчаса провели, примерный план морской крепости раздали. Объяснили, что к чему. Выброску назначили на вечер. Расчет был, во-первых, на то, что, когда мы всерьез штурм начнем и на себя пиратов отвлечем, темнеть начнет и у морского десанта появится возможность незаметно на катерах в бухту войти. Во-вторых, наступать будем с запада. И солнце окажется на нашей стороне, оно противнику глаза слепить будет. Если, конечно, погода не подведет. В итоге мы должны взять разбойников в клещи. И разгромить.

Место выброски на карте показали – в километре от крепости довольно большая проплешина есть – вот на нее и надо попасть.

И вот сидим мы в самолете, лицом друг к дружке. Каждый о своем думает. А у меня с того момента, как взлетели, только одно в голове было, вы уж извините...

Когда Капочка тогда возле Академии в обморок упала, у нее халатик задрался. И как открылись мне ее аппетитные длинные ножки, да как увидал я ее кружевные белоснежные трусики, да такую сладенькую упругую попочку! Ой-йо-о!!! От вида всех этих деликатесов мое солдатское сердце так горячим ходуном и забухало, так любовью и заклокотало...

... В этом месте повествования Капитолина Карловна покрывается густым румянцем, скромно тупит взор и как бы невзначай одергивает юбку.

– Ну, что ты, Отто, право... Неловко при детях-то...

А дети – зять Бонифаций, дочь Вероника и внучка Алиса – уже невольно перевели оценивающие взгляды на участок, из-за которого „горячим ходуном забухало“ сердце юного гвардейца Отто Фишера.

– Нет, Капочка, без этого никак нельзя, – протестует генерал. – Это ж самое главное. Только благодаря твоим ножкам, попке и трусикам я остался жив! Они у меня в мозгах все время боя как припаянные стояли, они меня не хуже талисмана берегли! А может, даже и лучше...

... Как ни странно, выброска прошла удачно. В заданном квадрате, в точное время. То есть в километре от крепости, на ровной площадке. И, само собой, под довольно плотным огнем неприятеля. Пираты же не глухие и не слепые – гул самолетов с такого расстояния отлично слышен, выброска десанта видна. Но солнце не подвело – сияло, как по заказу, прямо в глаза противнику.

А пули знай себе мимо посвистывают. Самое то, чтобы в атаку идти. Командир наш по рации говорить закончил, к нам повернулся.

– Ну, ждать тут нам, ребята, нечего. Мы на месте. Противник обнаружен. Задача прежняя. Значит, так. По-пластунски двигаемся в сторону форта. Наше направление – к воротам у недостроенной дороги. Это на юго-запад. Снайперам время от времени останавливаться и вести огонь по пулеметным гнездам. Все. Вперед!

И только он это сказать успел, как ему прямо между глаз пуля досталась. Хорошее начало для хорошей атаки... Мы чего-то как-то приуныли даже... Но тут наш сержант Рыка...

Что? Да, Бонифаций, тот самый Рыка, что сейчас у меня разведкой командует...

Так вот, Рыка не растерялся. Гавкнул на кого положено, что положено, и кем положено. Восстановил боевой дух. Не дал сопли распустить. Приказ, говорит, прежний – вперед, на юго-запад!

Доползли без потерь. Молодец, Рыка, правильно нас между кочек ориентировал. И прямо перед нами – здоровая такая дыра в стене. И туннель. Если он внутрь крепости ведет, пиратам, считай, крупно не повезло. Мы проверили, вроде мин нет. И – айда в туннель. Тьфу, ты! Тупик. Мы обратно, к свету.

Выглядываем мы из дырищи, и что же видим? Подарок для взвода царских гвардейцев. Пираты, человек 400, не меньше, слева, из ворот у той самой недостроенной дороги выбегают и прут вдоль стены. Вооружены толково. Видимо, абордажники. Эти умники хотели с фланга десант погасить. Прут плотным стадом, нас не видят, не оглядываются.

Рыка, молодчага, шепотом говорит:

– По моей команде... Огонь!

И мы оттянулись! Изо всех стволов, как в тире, по плотной массе неприятеля, в идеальный момент, с тыла, метров с полста. Пока пираты прочухали, откуда смерть к ним летит, мы их почти на две трети уничтожили.

Вдруг – бац! – уж не видно никого из пиратов. И огня по нам никто не ведет. В траву залегли, хитрецы. Типа спрятались. Тут Рыка дает нам знак, мы меняем магазины – уже все, по последнему вставили...

И Рыка начинает „переговоры“.

– По приказу царя Вацлава всем добровольно сложившим оружие гарантируется жизнь! Вставайте, не бойтесь! Вы нам нужны живыми, проходы в крепости показывать будете. Считаю до трех! Раз...

5
{"b":"31057","o":1}