ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они по очереди входили на поляну, залитую лунным светом, вежливо представлялись, раздевались. И ловко устраивались на мне в позе наездниц. Отскакав положенную дистанцию, девчата с удовлетворенным видом вставали, говорили: «благодарю», одевались и уходили. И так раз десять.

Однообразие сценария и тупость режиссера с лихвой компенсировалось неподдельным азартом «наездниц» и неутомимостью «жеребца».

Когда все актрисы кончились, а бушующей спермы оставалось еще литра три, я громко потребовал переснять фильм. Поскольку сил и топлива у «жеребчика» было еще километров на пятьсот.

На поляне появился довольный Акелла.

– Сгинь, чмо, – цыкнул я на вождя оборотней. – Ты не в моем вкусе.

Акелла улыбнулся, пожал плечами и поставил передо мной бутылочку вина.

– Эт правильно, – похвалил я. – Знай свое место, халдей. А теперь – пшел вон отсюда! Не отсвечивай. Мы тут фильм про меня снимаем.

Акелла исчез. Я плюнул ему вслед и вылакал все вино. И опять уснул.

Когда проснулся, сразу понял, что вляпался в такую погань, что выбраться не получится никогда в жизни. Акелла превратил меня в оборотня.

3

Я лежал на забрызганном собственной спермой матрасе, стараясь не смотреть на все еще эрегированный пенис, и в бешенстве скрежетал зубами.

Во мне убили человека. Скотски изнасиловали. Я опять недооценил животный магнетизм оборотней и переоценил свои силы. Они поймали меня в ловушку и сделали со мной все, что хотели. Картина прошедших событий являла собой великолепный пример волчьего коварства и хитрости.

Надо мной светил не просто фонарь. Он излучал лунный спектр. Когда я только появился в логове, еще без сознания, мне наверняка сделали несколько инъекций. Первая – блокирующая иммунитет к гипнозу. Вторая – что-то вроде «сыворотки болтливости». Третья – ухудшающая память, затормаживающая аналитические мыслительные процессы. Одновременно кто-то из оборотней меня укусил. Туда, где не видно. Возможно, в спину.

Они специально морили меня голодом, чтобы я, не рассуждая, сожрал все, что дадут.

Их бесовское меню состояло, скорее всего, из жареного мяса оборотня и «паштета» из мозгов оборотня. Чего-чего, а свежих продуктов подобного рода у них сейчас в избытке.

Потребив эту мерзость, я начал гораздо стремительней, чем просто от укуса, превращаться в вервольфа. А чтобы сделать процесс необратимым они, наверняка, накормили меня человеческим мясом и добавили в вино человеческую кровь. Эти ингредиенты они «взяли» у пленных моряков.

Странно, но даже сейчас, после осознания, какую дрянь довелось сожрать, тошноты или позывов к рвоте не было. Хотя противно до содрогания. Может, они еще и порошка противорвотного в еду подсыпали? А что? Вполне вероятно.

Отныне я не смогу стать нормальным человеком. После такого дьявольского коктейля проклятие становится вечным. И никто уже не поможет. Ни Маэстро, ни Святая Анастасия, ни Господь Бог.

Мораль у меня пока человеческая, не извращенная. Но еще двое, максимум трое суток... И – прошу любить и жаловать – перед вами полноценный нелюдь Бонифаций Македонский. Со всеми вытекающими последствиями.

Но. Есть вопросы без ответов.

Зачем на десерт угостили сексуальным стимулятором невероятной силы? Абсолютно непонятный поступок. Ведь сексуальная оргия в обряде превращения в оборотня никогда не используется. Это скорее уж из арсенала древних берсерков.

Еще вопрос, возможно, самый интересный на данный момент: что с обрезом? Может ли он работать, если я почти оборотень? Теоретически – да. Ведь, как сказал Маэстро, серебро образуется вне тела, в астральной оболочке.

Сейчас проверим. Связали меня уже иначе. Подвижности больше. Запястья обмотаны нейлоновым тросом, привязанным к чему-то сзади. Руки более-менее свободны, могу их сгибать, разгибать, но свести не получается. А ноги так вообще не связаны. Высокая степень доверия. Теперь мы одной крови.

Я навинтил глушитель. Настроил оружие на минимальную мощность. И нажал курок. Из ладони выскользнула невидимая головка змеи и аккуратно выплюнула на матрас серебряную пулю. Отлично! Обрез работает как надо.

Я взял серебряную пулю, чтобы рассмотреть, и тут же, стараясь подавить крик, отпустил. Жгучая, зараза! Глянул на пальцы. Так и есть. Следы ожога. Будто головешку горящую подержал.

Ладушки. Мы еще повоюем. Аккуратно откатив пулю в дальний конец палатки, я приготовился ждать гостей.

Злоба прошла. Я теперь не жертва. Я хищник в засаде. Предвкушение предстоящей схватки горячило кровь. Прислушавшись к новым ощущениям, понял, что они явно в лучшую сторону. Обострилось все. Слух, обоняние, реакция... Наверняка впереди еще масса любопытных открытий. Я закрыл глаза и постарался понять, что происходит вокруг. Метрах в пяти от палатки прошла самка. Одна из тех, что насиловали меня. Ее зовут... Астарта! Хорошо. Что там еще слышно? Возня в пещере. Да, это именно пещера. Не знаю почему, но я в этом уверен. Закрытое пространство. Пятьдесят на пятьдесят метров примерно. Форма – то ли овал, то ли квадрат с закругленными углами. До потолка метров пять. Выход узкий. Метра два в ширину, три в высоту. В глубине пещеры – ниша. Там водопад и небольшое озерцо. Рядом – отхожие места.

Моя палатка – дальняя крайняя слева, если стоять спиной к выходу. Голоса. Много голосов. Обычная хозяйственная возня. Ничего похожего на подготовку к бою.

Попробую их посчитать... Двадцать два разных голоса! Девять самок и тринадцать самцов! Ничего себе новые способности. По-моему их уровень гораздо выше, чем у заурядного вервольфа... Я с пятидесяти метров четко идентифицирую голоса, отфильтровывая их от ненужного шума...

Попробую поискать голос Акеллы... Да. Акелла здесь. Говорит с врачом. Приказывает подготовиться к отходу. Через семь часов. Теперь он подозвал какого-то Гектора. Гектор – заместитель по хозяйственной части. Приказывает через три часа, в двенадцать ровно, собрать всех в пещере. «Чтобы все 27 были на месте. Обеспечь!»

Я открыл глаза. Невообразимо. Простой оборотень не способен на такое. Акелла явно перемудрил с ворожбой.

Скорей всего, это неожиданные плоды переплетения и взаимного усиления дарований Фехтовальщика и оборотня. Мало того, что все четко слышу, я мгновенно научился понимать их язык!

Да. Колдовством, инъекциями, дикой порнографической забавой и стимуляторами вервольфы запустили неизвестные им самим силы. Они же ни про обрез не знали, ни про маэст-ровы эксперименты, ни про инстинкты Фехтовальщика...

Переборщили ребятки. Заигрались. Не в тот лес зашли. Не ту ягодку сорвали. А сами об этом, кажись, и не догадываются.

О'кей. Послушаем еще.

Акелла опять говорит с врачом:

– Как невесты Фехтовальщика?

– Нормально. Беременны все десять.

– Отлично. Присматривай за ними. Как он сам?

– Спит уже девятнадцать часов.

– Это нормально?

– Да, господин Акелла. После такой работы... К тому же снадобья довольно сильные. Он вот-вот проснется.

Вот и частичное объяснение дикой случки. Он хочет, чтобы девки ощенились. А отцом щенят был я. Но какого черта? Акелла с казначеем:

– Ценности в чемодане?

– Да.

– Код сменил?

– Как приказано.

– Какие там теперь цифры?

– 4678975.

– Понял. Охрана?

– Уже стоит, господин Акелла!

– Отлично.

Акелла с начальником штаба:

– Вертушки будут по договоренности?

– Да. Через десять часов. Сигнальщики укажут пилотам место. Все готово.

– Что будем делать с летунами?

– Семья устала. Думаю, будет справедливо съесть летунов прямо на поляне, у вертолетов. Это символично перед большой битвой. Когда еще достанем свежего мяса... А наши мальчики прекрасно справятся с полетом сами.

– Согласен. Все наши трупы из оврага принесли?

– Да. Пришлось понырять...

– Оружие Фехтовальщика?

– Нет возможности, овраг превратился в сплошное болото.

– А ключ?

66
{"b":"31057","o":1}