ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С Дженнифер Сталлоне прожил почти шесть лет. Пока не завел интрижку с актрисой и манекенщицей Дженис Дикинсон. Ей шел тридцать седьмой год, и она была трижды разведена. Через несколько недель Дженис обрадовала приятеля известием о своей беременности. Слай, обезумевший от счастья («Снова буду отцом!»), даже пообещал жениться на ней после рождения ребенка. Но еще оставалась Дженнифер, и с ней Сталлоне решил расстаться. Вместо объяснений он отправил ей факс: «Дженнифер! Между нами все кончено, у меня теперь новая женщина, которая подарит мне сына. Желаю тебе счастья!» И приписка: «У тебя есть два дня, чтобы вывезти все вещи из моего дома в Санта-Монике».

5 июня 1994 года, на следующий день после получения факса, Флавин покинула виллу Сталлоне, предварительно разрезав все 234 костюма, 567 рубашек и 124 пары обуви бывшего возлюбленного. Так начался, по определению Слая, «самый безумный год в его жизни». Вскоре Дикинсон родила дочку и мягко, но настойчиво потребовала от Слая ее удочерения и свадьбы. Сталлоне был готов, но в дело вмешались адвокаты актера, решившие на всякий случай (учитывая «биографию» мисс Дикинсон) провести анализ крови младенца. И обнаружилось, что отцом ребенка может быть кто угодно, только не Слай. Сталлоне пережил шок. Дженис гордо удалилась, удивленно бормоча под нос: «Ну, не знаю, если не Слай, то чей же это ребенок?»

Уже через две недели после разрыва с Дикинсон Сталлоне увидели в обществе новой красотки – 24-летней манекенщицы Энджи Эберхарт. Роман с Сильвестром ознаменовался помолвкой в Нью-Йорке 10 апреля 1995 года.

Через неделю после обручения Энджи заказала у Карла Лагерфельда платье для новобрачной ценой в 300 тысяч долларов (естественно, за счет жениха). И тут она допустила роковую ошибку, потребовав заключения брачного контракта. Слай вспомнил все перипетии брака с ненавистной Брижит Нильсен и… передумал жениться.

Сталлоне решил немного передохнуть и вспомнил о той, с которой был по-настоящему счастлив. 5 июня 1995 года он позвонил Дженнифер Флавин, чтобы попросить у молодой женщины прощения. И вскоре манекенщица вернулась на виллу в Санта-Монике. А спустя полгода счастливый Сильвестр объявил всему миру, что скоро станет отцом. На радостях он сделал Дженнифер предложение, но быстро сыграть свадьбу не удалось. Помешал… папа римский, не захотевший предоставить для церемонии Сикстинскую капеллу в Ватикане (только там хотел венчаться Слай!). Поэтому дату венчания пришлось перенести на конец года, после того как родится ребенок.

Насколько важна для мужчины семья, Слай ощутил только недавно, когда у него родилась дочка. У Софи обнаружили порок сердца, и в возрасте двух месяцев ей сделали операцию. На Сталлоне было страшно смотреть: он считал, что болезнь дочери – Божья кара за все его грехи. После операции он не отходил от нее. Его чувства к Флавин вошли в фазу благоговения. «Я счастлив, что Дженнифер, несмотря на наши ссоры и мои безумства, осталась со мной. Она сильная, спокойная женщина. Она говорит немного, но всегда – по существу. Она внимательнее и, наверное, умнее меня», – сказал Сталлоне о любимой женщине, которая на 20 лет моложе его. В глазах миллионов американцев Слай предстает теперь примерным мужем и любящим отцом.

АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ РАЗУМОВСКИЙ

(1709—1771)

Граф, генерал-фельдмаршал (1756). Из украинских казаков. Участник переворота 1741 года. В 1742 году вступил в морганатический брак с императрицей Елизаветой Петровной.

…В 1931 году полковник Федор Степанович Вишневский, возвращаясь из Венгрии, где скупал вино для погреба Анны Иоанновны, остановился отдохнуть в украинской деревне Лемехи. Он зашел в маленькую церковь и был поражен басом, потрясавшим ее деревянные стены. Выяснилось, что голос принадлежит молодому крестьянину, мечтавшему петь в столице.

Отец обладателя необыкновенного голоса, казак, беспробудный пьяница, часто бил его и однажды чуть не убил, бросив ему в голову топор. Григорий Яковлевич получил прозвище Разум, потому что после выпивки имел обыкновение говорить о себе: «Что за голова, что за разум!»

Сын его пас деревенское стадо и часто бросал ничего не подозревающих животных на произвол судьбы, отправляясь к дьячку, учившему его читать и петь псалмы. На хороших певчих был тогда большой спрос в России. Почти все певчие двора были выходцами из Малороссии. Вишневский увез с собой юного пастуха и вскоре получил в награду за этот «подвиг» чин генерал-майора и место при дворе Елизаветы. Последняя настояла, чтобы ей уступили певца, и с 1731 года Разумовский стал певчим императорской капеллы. Однако она недолго наслаждалась его прекрасным голосом, поскольку Алексей Григорьевич, как впоследствии звали Разумовского, потерял его. Тогда царевна сделала из него бандуриста, и он, вероятно, сумел отличиться в этой области, так как Елизавета доверила ему администрацию одного из своих поместий, а потом и всего хозяйства.

Маркиз де ла Шетарди писал в 1742 году: «Некая Нарышкина, впоследствии вышедшая замуж, доверенная Елизаветы, была поражена (инцидент относится к 1732 году) фигурой Разумовского, которого она случайно увидела. Это в самом деле красавец, брюнет с окладистой черной бородой, черты которого, уже сложившиеся, имеют всю привлекательность, какую только может иметь деликатное лицо. Рост его также бросается в глаза. Он высок, широкоплеч, с нервными членами. Хотя в его манере держаться остается нечто неуклюжее, результат воспитания и происхождения, однако заботы царевны, направленные на то, чтобы вышколить и, – хотя ему уже тридцать два года, – научить танцевать всегда в ее присутствии, под руководством создавшего здешние балеты француза могут исправить этот недостаток. Нарышкина не знала, что значит делать различие между желанием и его удовлетворением. Она приняла все меры, и Разумовский не ушел от нее. Упадок духа, в котором она находилась, возвращаясь домой, возбудил нежные расспросы Елизаветы и ее любопытство. Та не скрыла от нее ничего. Немедленно было принято решение привлечь к себе этого нечеловечного мужчину, которому сострадание было чуждо. Ради этого принцесса несколько раз посещала обедню у царицы».

Алексей Григорьевич не принимал активного участия в государственном перевороте 1741 года. Политика была не его делом. Он охранял дом царевны, а потом во время коронации держал шлейф царской мантии и исполнял обязанности виночерпия. После коронации он быстро повышался в чинах. Елизавета выделила ему Рождественно-Поречье из наследства Миниха и другие имения. Она пожелала, чтобы родственники фаворита разделили с ним богатство и почести. Мать Разумовского, Наталья Демьяновна, получила приглашение приехать в Москву.

Фаворит съездил на несколько дней домой. В блестящем барине, который вышел ей навстречу из шикарного экипажа, мать не узнала своего сына, и Алексею Григорьевичу даже пришлось показать знакомую ей татуировку.

Елизавета встретила ее в Москве очень нежно. Назначенная придворной дамой, получив комнату во дворце, Разумиха, однако, тоскуя по родной деревне, мечтала снова облачиться в крестьянское платье. Узнав, что двор собирается перебраться в Петербург, она не выдержала и попросила, чтобы ее отпустили домой. Но прежде чем вернуться в родное село она, вероятно, присутствовала на одной церемонии, которая, несмотря на уже преподнесенные ей сюрпризы, должна была показаться ей волшебным сном. Речь идет о бракосочетании Елизаветы и Разумовского, тайно отпразднованное в конце 1742 года в деревенской церкви в Перове, недалеко от Москвы.

Разумовский занял особое положение при дворе. Он жил во дворце рядом с императрицей, повсюду сопровождал ее, словно был супругом. Иногда путешествие Ее Величества откладывалось в последнюю минуту, хотя великий князь и великая княгиня уже сели в карету, – по причине недомогания Алексея Григорьевича. Выходя из театра в сильный мороз, императрица на виду у всех спешила поплотнее закутать фаворита в шубу и шапку.

158
{"b":"31059","o":1}