ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 6

Онория взглянула на твердые, мышцы его ягодиц, на крепкие ноги и перестала смеяться. При малейшем движении китайский лев на бедре Кристофера начинал шевелиться, словно испытывал нетерпение.

Онория едва дышала. Кристофер всегда покорял ее своим телом, которое ошеломляло ее и лишало рассудка. Одна из гувернанток Онории однажды сказала, что Бог создал человека по своему образу и подобию, поэтому в нем нет ничего постыдного и на него можно смотреть и радоваться.

Гувернантка была права. Бог очень постарался, создавая Кристофера Рейна. Его широченные плечи сужались на конус к талии и бедрам, а зад был гладким, мускулистым и бледным по сравнению с остальным загорелым телом. С тех пор как Кристофер вернулся, она не видела его без рубашки, но хорошо помнила его спину: гладкую, загорелую, крепкую.

Он взглянул на нее через плечо, и его серые глаза сузились. Его толстая косичка распустилась во время их возни, и светлые волосы рассыпались по спине.

– Ну, в чем дело?

В том месте, где щепка сквозь штаны воткнулась в кожу, выступили капельки крови. Онория почувствовала раскаяние.

– Какая большая, – сказала она.

– Я счел бы это за комплимент, если бы не был уверен, что ты имеешь в виду занозу.

– Боюсь, здесь не одна. – Онория осторожно придвинулась ближе и положила руку ему на спину. Тепло его тела проникало через рубашку. Она вспомнила, как когда-то страстно целовала льва на его бедре, и вдруг смутилась.

Кристофер нетерпеливо посмотрел на нее.

– Ты должна вытащить их. Я не смогу дотянуться.

– Да, конечно.

Она провела рукой по его узкому бедру и нащупала первую занозу, затем сжала ее пальцами и потянула.

– О!

– Я ничего не вижу. – Онория сняла с крюка фонарь, подвешенный на потолочной балке, и поставила на стульчак туалета так, чтобы свет падал на спину Кристофера. Затем вернулась к кровати, села и осторожно взялась за занозу.

– Тащи ее резче, – сказал он отрывисто. – Не ковыряйся.

– Я так и сделаю, если ты не будешь шевелиться.

Он отвернулся с напряженным выражением лица.

– Хорошо, я… О!

Онория выдернула самую большую занозу и победно посмотрела на нее. Потом подошла к окну и выкинула щепку наружу.

– Осталось еще три.

– Черт возьми.

Онория вернулась к нему. Теперь, осмелев, она более решительно приложила руку к его обнаженной коже пониже рубашки.

– Кристофер, – сказала она, занявшись следующей занозой. – Говорили, что ты был ранен.

– Ну и что?

– Должно быть, это более болезненно, чем несколько заноз.

– Это совсем другое дело.

Она на мгновение замерла.

– Почему?

– От пулевого ранения либо теряешь сознание, либо тебе суют в глотку опиум для обезболивания. А сейчас я все чувствую.

– Ты все шутишь, Кристофер Рейн. – Она занялась очередной занозой.

– Звучит почти нежно. – Голос его стал мягче. – Расскажи, как случилось, что ты полюбила меня несколько лет назад, прочитав обо мне в газетах. – Он поморщился. – Это отвлечет меня от боли.

После паузы Онория заговорила:

– Я полагаю, потому, что ты не был похож на тех мужчин, которых я знала в Чарлстоне. Они учились в университете, потом работали в бизнесе отцов и подыскивали себе порядочную жену, с которой могли бы устроить жизнь. Они всегда говорили правильные вещи, имели дело только с правильными людьми и стремились породниться с правильными семьями.

– И докучали тебе своими предложениями.

Онория задумалась над этим.

– Я всем отказывала, хотя знала, что все равно выйду за кого-нибудь из них. К сожалению, в семье Ардморов всегда была склонность к рискованным приключениям. Мой брат осуществил свои стремления, скитаясь по морям и сражаясь с пиратами. Я же оставалась дома, и потому моя тяга к приключениям нашла выражение в чтении рассказов о тебе и при этом в моем воображении рисовались различные захватывающие картины.

– Что же ты воображала? – спросил Кристофер.

– Этого я тебе не скажу, – решительно заявила Онория.

Она была рада, что он не видит, как она покраснела. Боже, чего только она не воображала! Лежа по ночам в постели, Онория подолгу не могла уснуть и, охваченная волнением, придумывала всякие истории, где героями были она и Кристофер.

В одном из излюбленных сюжетов она пряталась на корабле Кристофера. Он находил ее, страшно гневался и заковывал в кандалы, намереваясь казнить. Но потом, пораженный ее красотой и невинностью, влюблялся в нее. Она в каждом приключении проявляла недюжинную сообразительность и ловкость, Так что он в конце концов производил ее в офицеры. Он полностью доверял ей, и она всячески помогала ему в его делах. Однажды она даже спасла ему жизнь в героической битве, едва не пожертвовав собой. Он подолгу оставался у ее постели, пока она не выздоровела, а потом признался в любви и, поцеловав под одобрительные крики команды, сказал, что они поженятся.

У нее было несколько версий этой истории.

– А потом я встретила тебя, – произнесла она едва слышно.

Ее девичьи фантазии исчезли в тот же день, и на смену им пришло нечто более глубокое и волнующее. Она познала в оранжерее, каким в действительности был мужчина и чего он хотел от женщины.

– Я помню, – сказал Кристофер. – Ты была очаровательна – застенчиво улыбалась и краснела. Ты была лакомым кусочком, и я поклялся съесть тебя.

– Что ты и сделал, – холодно заметила Онория.

– Да, и ты была великолепной на вкус, черт возьми!

Онория вытащила еще одну большую занозу.

– Ну вот. Остальные гораздо меньше.

– Слава Богу.

Последние две вышли без особого труда. Кристофер молча терпел и только охнул и крепко выругался, когда Онория извлекла последнюю щепку.

Убрав занозы, она поискала взглядом полотенце. Нашла, смочила в тазике, тщательно промыла ранки.

Она провела пальцами по его тугой гладкой коже и улыбнулась. Кроме небольших царапин, никаких следов не осталось.

Не в силах удержаться, она коснулась изображения прыгающего льва на бедре Кристофера и, наклонившись, поцеловала его.

– Ммм, – промычал Кристофер.

От него исходил приятный запах. Его рубашка щекотала ей нос, а кожа на вкус была солоноватой. Ее рука опиралась на его зад, как раз в месте ранок, но Кристофер, казалось, не обращал на это внимания.

24
{"b":"31060","o":1}