ЛитМир - Электронная Библиотека

Он протянул руку назад и провел по ее волосам.

Несколько локонов выбилось из заколки и рассыпалось по плечам. От их прикосновения возникло почти такое же ощущение, как от его поцелуев. Он медленно улыбнулся ей, словно догадываясь, о чем она думала.

В любой момент он мог повалить ее на пол и заняться с ней любовью, сопровождаемой бешеным натиском и срыванием одежды, как бывало прежде. Но он лишь посмотрел на нее и сказал:

– Я очень соскучился по тебе; Онория.

Она не ответила, продолжая водить пальцами по татуировке. Его кожа была гладкой и теплой. Край его рубашки скользил по рисунку то вверх, то вниз, следуя вдоху и выдоху.

– А ты соскучилась по мне? – спросил он.

– Нет.

Кристофер улыбнулся:

– Минуту назад ты говорила, что была влюблена в меня.

– Да, когда была девчонкой.

Последовало молчание. Онория наклонилась и провела языком по татуировке. Она хорошо помнила этот восхитительный, характерный вкус его кожи.

– И ты любила меня, когда выходила замуж? – спросил он.

– Да.

– А сейчас нет?

– Нет.

– Ты ведешь себя довольно бесстыдно для женщины, не испытывающей любви.

В его голосе снова появились резкие нотки. Она подняла голову.

– В этом нет ничего постыдного, потому что ты мой муж. Кристофер внезапно отодвинулся и натянул штаны, спрятав татуировку и прочие соблазны.

– Один из нас здесь явно чего-то недопонимает.

Он сел на кровати, прислонившись спиной к стене. Онория опустилась перед ним на колени. Он не застегнул штаны, но они скрывали его. По крайней мере большую часть. Ее взгляд скользил по волнующей линии кожи пониже пупка.

Кристофер вздохнул и протянул руку, погрузив пальцы в ее волосы.

– Я должен был бы рассердиться, Онория, но я страстно желаю тебя, если даже ты просто выполняешь супружеский долг.

– Это не то, что…

Кристофер привлек ее к себе, обдав горячим дыханием и запахом пива.

Онория забыла, что хотела сказать. От волнения все мысли вылетели из головы. Сожаление придет потом, а сейчас ее сердце гулко стучало, руки и ноги дрожали и желание овладело ею с такой силой, что почти причиняло боль.

Она наклонилась, поцеловала Кристофера в губы.

Он издал легкий стон и еще крепче прижал ее к себе. Она посасывала его губы и водила языком по небритому подбородку.

Кристофер обхватил ладонями ее лицо и крепко поцеловал. Его язык переплетался с ее горячим языком, и он ощутил его специфический вкус.

Не прерывая поцелуя, он потянул ее расстегнутую сорочку вниз к бедрам. Затем стал целовать шею и груди.

Онория запрокинула голову, а он обхватил руками ее грудь. Она вскрикнула от наслаждения.

– Сними платье, – приказал Кристофер.

Она сняла и переступила через него. Кристофер, в свою очередь, снял ботинки и штаны и отбросил в сторону. Оставшись в рубашке, он снова лег на спину и потянул Онорию на себя.

Она села на него верхом и залюбовалась его телом. Затем подвинулась так, чтобы его восставшая плоть оказалась у нее между ног.

Во время их свидания в камере в Чарлстоне все произошло очень быстро, и Онория испытала боль. Сейчас все было по-другому. Оба были охвачены страстным желанием и испытывали ни с чем не сравнимое наслаждение.

Кристофер надавил пальцем на ее клитор.

Оргазм у Онории разразился внезапно, подобно шторму. Он двигался все быстрее и быстрее и неожиданно вышел из нее.

Онория застонала, разочарованная.

Но он тут же снова вошел в нее.

Дыхание его стало прерывистым, веки затрепетали, и он вслед за Онорией взлетел на вершину блаженства.

Потом они лежали усталые и умиротворенные.

Буря улеглась. Он поцеловал ее в припухшие губы.

Они еще долго лежали, время от времени обмениваясь поцелуями. Их корабль медленно двигался по реке; часы на церковной башне на берегу пробили одиннадцать.

– Кристофер, – прошептала она. Он коснулся губами ее шеи.

– Ты такая сладкая, – произнес он.

– Когда я сказала, что не люблю тебя… Он приподнял голову.

– Я не хочу говорить об этом сейчас.

– А я хочу.

Он приложил пальцы к ее губам.

– Онория, мы еще успеем поговорить о наших чувствах, а сейчас давай притворимся любовниками.

– Но мы не любовники, а муж и жена, – возразила Онория.

– Спасибо за уточнение. В таком случае поцелуй меня, жена.

Она едва не рассмеялась:

– Да, жена.

Он стиснул ее запястья и свел ее руки у нее за головой, прижав к постели.

– Это еще один приказ, которому, надеюсь, ты подчинишься беспрекословно.

Она поцеловала его.

Кристофер в ответ покрыл поцелуями шею, груди, живот. Провел языком по ее пупку, поцеловал его и, положив голову ей на грудь, затих.

Его тепло действовало на нее умиротворяюще; она расслабилась и начала засыпать. Сюда доносились тихое журчание реки, низкие голоса мужчин с верхней палубы, лай собак с берега.

Онория снова открыла глаза под ярким светом луны. Голова Кристофера покоилась на ее плече, а его волосы лежали на ее груди.

Тишину нарушил шепот Кристофера:

– Боже, я не могу этого сделать.

– Эй? – тихо окликнула его Онория. Он очнулся и провел рукой по ее груди.

– Поспи еще, жена.

– Чего именно ты не можешь сделать?

– Я не с тобой разговаривал.

Она откинула светлый локон с его лица.

– Ты никогда не был набожным человеком, так что вряд ли только что ты разговаривал с Богом.

– Но я часто молюсь, Онория.

– О чем может просить Бога пират? Чтобы почаще встречались корабли с богатым грузом и командой, которая не оказывала бы серьезного сопротивления?

Он напрягся:

– Когда меня вывезли из тюрьмы в то утро, я молился. Молился, чтобы смерть моя была быстрой. Без промедления, без мучений, которые испытывает приговоренный к казни.

Онория коснулась его лица с болью в сердце.

– Я не хочу об этом вспоминать. Три дня я не выходила тогда из своей комнаты. – Она провела пальцем по его скуле. – Благодарение Господу, он услышал твои молитвы.

Его ресницы отбрасывали тени на щеки.

– Да, он спас меня от петли, но отправил прямо в ад. Взгляд его посуровел.

– Но ты остался жив, и тебя посадили на корабль.

– Ты была когда-нибудь на английском торговом судне?

25
{"b":"31060","o":1}