ЛитМир - Электронная Библиотека

Онория восхищалась этой высокой женщиной с сильным и гибким телом. Ей казалось, что Мэнди относится к ней с презрением, но та лишь развлекалась, поглядывая на Онорию. Грубоватые шутки, которые отпускала эта женщина, свидетельствовали о том, что она считает брак Кристофера самой забавной вещью, о какой ей приходилось когда-либо слышать. Кристофер не реагировал на ее колкости, а Онория краснела от гнева.

Онория искренне надеялась, что Кристофер не заставит ее влезать на нок-реи и свертывать паруса. Она поглядывала на грот-мачту, которая далеко раскинула свои реи над палубой. Однако, как и на корабле Джеймса, на «Звездном кресте» все выполняли любую работу. Здесь офицеры выполняли совсем не те функции, что на военных кораблях, где они действовали в соответствии со своим званием и назначением: управляли кораблем, контролировали команду, занимались морскими картами, отдавали команды вместо капитана, когда тот спал, следили за исправностью ручного оружия и пушек.

На пиратском корабле офицеры, раздевшись до пояса, гнули спины, крутя ворот брашпиля наряду с остальными матросами, когда в этом была необходимость, откачивали воду, тянули канаты корабельных снастей, не дожидаясь приказа. Даже мистер Хендерсон утром помогал поднимать паруса, потому что команда Кристофера не была полностью укомплектована.

Мистер Хендерсон поднялся с нижней палубы и завел разговор с мистером Сен-Сиром. Мистер Хендерсон сменил свою модную одежду лондонского денди на штаны, ботинки и куртку, более подходящие для работы на корабле. Но и в таком виде он ухитрялся выглядеть как джентльмен, отправившийся на загородную прогулку.

Онория не могла понять, почему мистер Хендерсон решил присоединиться к ним. Он обратился утром к Кристоферу с просьбой перевезти его и высадить в Танжере, где он должен встретиться с «Аргонавтом». Когда Кристофер насмешливо предложил ему роль матроса, обслуживающего пассажиров, мистер Хендерсон резко сказал, что готов пребывать на корабле в любом качестве и это его нисколько не смущает. Кристофер нуждался в людях, а Хендерсон был великолепным штурманом.

При этом Мэнди сказала:

– Возьми его, Крис. Вероятно, он волочился за какой-нибудь светской девицей и теперь бежит от ее отца.

Мистер Хендерсон ощетинился, но тем не менее взошел на борт корабля.

Онория было подумала, что мистер Хендерсон явился сюда, чтобы следить за ней и обо всем доложить Джеймсу, но, увидев, что он подошел к Кристоферу и Мэнди, изменила свое мнение.

Мистер Хендерсон не мог оторвать взгляд от высокой темнокожей женщины. Мэнди сначала не заметила его, а когда повернулась к нему, Хендерсон весь напрягся.

Онория сузила глаза, почти забыв о корабле.

Мэнди начала подшучивать над ним, как обычно. Онория находилась слишком далеко от них чтобы услышать, о чем они говорили, но мистер Хендерсон покраснел, видимо, от смущения.

Бедный мистер Хендерсон. Онория считала его слишком правильным, высокомерным и чопорным, но сейчас, наблюдая за ним, впервые почувствовала жалость к нему.

К тому же ей было любопытно, как будут дальше развиваться события.

Кристофер освободил Онорию от обязанностей рулевого, когда небо на западе окрасилось в пурпурные тона и заходящее солнце освещало редкие облака золотистым светом. Руки у Онории ныли, лицо горело от ветра и солнца, ноги гудели от постоянных усилий противостоять качке корабля, однако чувствовала она себя великолепно.

Кристофер ни словом не обмолвился о том, как она справилась со своими обязанностями, просто сказал, что юный Керью сменит ее, и она может спуститься вниз к ужину.

Керью было лет двадцать, совсем еще мальчишкой он начал плавать с Кристофером. Он подмигнул Онории.

Онория попыталась разжать руки, но не смогла, их свело судорогой, и она вскрикнула.

Кристофер взял ее руки и принялся один за другим разгибать пальцы. Они не хотели распрямляться. Суставы и ладони покрылись белыми и красными полосами.

– Черт побери, Онория. – Он начал осторожно растирать ей руки, согревая своими прикосновениями.

– Не надо так напряженно держать штурвал, мэм, – заметил Керью доброжелательным тоном. – Достаточно положить руки вот так. – И он продемонстрировал, как это делается, лишь слегка касаясь пальцами рукояток штурвала.

Онория попыталась согнуть пальцы.

– Да, спасибо, – поблагодарила она. – Я учту.

Кристофер с недовольным выражением лица увел ее. Капитан и офицеры обедали в штурманской рубке, где хранились карты. Сейчас они были свернуты и убраны в шкафчики красного дерева. Свет от фонарей со свечами придавал этим шкафчикам и столу ярко-красный оттенок. В комнате хватало места только для стола и шести стульев, и когда на стулья садились, они задевали стены и шкафчики. Кок, низкорослый, кривоногий темноволосый мексиканец, стоял в дверном проеме, готовый подать еду.

Кристоферу предназначался стул, ближайший к двери. Когда он и Онория прибыли, остальные места были уже заняты, за исключением стула в дальнем конце, куда Онория могла бы добраться не иначе, как ползком по столу.

Слава Богу, Кристофер не заставил ее пробираться туда. Он ткнул большим пальцем Мэнди, которая, улыбнувшись, развернулась и пересела на пустой стул. Колби, огромный как медведь, ворча передвинулся на соседний, освобождая место для Онории.

Как только Кристофер сел, кок подал супницу. Кристофер поставил ее на стол.

– Садись, – сказал он Онории тоном, не терпящим возражений.

И она опустилась на стул, нагретый массивным телом Колби.

Дощатый стол был накрыт влажной скатертью, чтобы блюда не скользили по ней. Скатерть со временем поистрепалась и приобрела желтоватый оттенок. По другую сторону от Кристофера сидели Сен-Сир и миссис Колби, чьи рыжие волосы отливали красным цветом, как и шкафчики.

Кристофер налил суп в ее миску, затем в свою. На поверхности плавали жирные пятна масла, а под ними виднелись кусочки моркови, зелени и мяса. Несмотря на не очень привлекательный вид, запах был весьма аппетитным. Кристофер передал супницу, и Сен-Сир уткнулся в нее своим вытянутым лицом.

Он налил себе порцию и, передав супницу дальше, сказал Онории по-французски:

44
{"b":"31060","o":1}