ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 12

– Значит, ты отметил карту спрятанного сокровища на нашем свидетельстве о браке?

Голос Онории прозвучал на высоких нотах с легкой хрипотцой, и она сцепила руки, стараясь игнорировать боль в еще плохо гнущихся пальцах. Онория вернулась туда, где они обедали, и Кристофер закрыл дверь. Колби расположился у трапа, чтобы оповестить о любом входящем, особенно о Хендерсоне, как предупредил Кристофер.

– Не карту, – спокойно сказал он; его резной профиль отчетливо вырисовывался в пламени свечи. – Это координаты и направление.

Брачное свидетельство из двух частей лежало на влажном столе. Пальцы Кристофера остановились на еле видных цифрах, нацарапанных под его именем. Онория часто думала, что они означают, а потом решила, что это какие-то пометки венчавшего их священника, и не придала им никакого значения.

Однако она ошиблась. Пометки были сделаны неспроста.

– Понятно, – холодно произнесла она.

Кристофер не стал вдаваться в подробности, впрочем, никто и не требовал их. Онория же испытывала негодование.

– Этот корабль построен так, чтобы обеспечить его быстроходность, – сказал Кристофер. – Если погода не испортится, мы будем на месте через десять дней. – Он по очереди обвел взглядом всех присутствующих. – Команде сказано, что мы идем в Чарлстон. У нас на борту нежелательный гость, поэтому я не хочу, чтобы люди болтали лишнее. Это означает, что все сказанное здесь не должно выйти за пределы этой комнаты и нарушивших запрет ждет суровое наказание. – Он повернулся к Онории: – Это касается и тебя, жена.

– Я не собираюсь обсуждать что-либо с мистером Хендерсоном, – ответила она.

– Не только с мистером Хендерсоном, вообще ни с кем. Я не хочу, чтобы мистер Хендерсон устроил диверсию на моем корабле или попытался остановить нас каким-то более драматическим способом. Надо учитывать, что он прежде всего охотник за пиратами.

– Почему бы не высадить его в Танжере, как он просил? – вмешался Сен-Сир.

– Потому что в тех водах рыскает Джеймс Ардмор. Я однажды столкнулся с ним и не хочу повторения. – Он остановил взгляд на Мэнди. – Мне стоило больших трудов заново собрать всех вас. Ардмор, возможно, считает, что я уже получил по заслугам, однако может последовать за нами, чтобы узнать, куда мы направляемся.

– А тебя угораздило жениться на его сестре, – усмехнулась Мэнди. – Колби предложил посадить Хендерсона и Онорию в лодку и пустить по течению. Пусть охотник за пиратами подберет их.

– Колби боится, как бы Онории не досталось больше, чем ему, – смеясь сказала его жена.

В комнате повисла напряженная тишина.

– Кто считает, что надо избавиться от моей жены, будет иметь дело со мной. Она останется на корабле.

Мэнди вскинула брови, но воздержалась от комментариев. Миссис Колби продолжала улыбаться. Сен-Сир, стоический мужчина, тоже ничего не сказал.

– На этом все, – заключил Кристофер. – Мэнди, смени Хендерсона на вахте и пошли Колби ко мне.

Мэнди кивнула. Остальные двинулись к выходу. Кристофер свернул свидетельство о браке и сунул в карман.

– Кристофер, – сказала Онория, когда все ушли, – нам надо поговорить.

– Потом. – Он смягчил резкость своего ответа, приподняв ее подбородок и коснувшись губами ее губ. – Поговорим, когда ляжем спать.

– Ты знаешь, что из этого ничего не получится.

Кристофер озорно улыбнулся и прошел мимо нее, не сказав больше ни слова. Он подозвал Колби, повел гиганта в свою капитанскую каюту и закрыл полированную дверь, обитую медью, перед самым носом Онории.

Разозлившись, она отправилась на палубу. Там было темно и холодно. Но сейчас у нее есть время подумать, как высказать ему то, что она о нем думает.

На палубе, неподалеку от Онории, Мэнди сказала Олдену Хендерсону:

– Я сменяю вас на вахте. Вы можете спуститься вниз. Хендерсон не двинулся с места и стоял, прислонившись к поручню.

– Мне нравится смотреть на звезды, – ответил он холодно.

Мэнди равнодушно пожала плечами. Ветер трепал его куртку и светлые волосы, но его фигура оставалась неподвижной и напряженной, как у затаившегося хищника. Хендерсон был красив на английский манер, даже очки не портили его лица.

Почему он, настоящий джентльмен, добровольно взошел на борт пиратского корабля и работал здесь, поднимая паруса и крутя ворот брашпиля, как простой матрос? Если он намеревался заняться охотой на пиратов, то его немедленно прикончат. Он должен это понимать. Почему же он не остался в удобном лондонском отеле, чтобы дождаться там своего капитана?

– Вы говорили, что являетесь хорошим штурманом, – сказала Мэнди. – Значит ли это, что, оказавшись в гребной шлюпке, вы могли бы определить путь по одним только звездам?

Хендерсон посмотрел на нее. Она могла разглядеть только линзы его очков, непроницаемые в лунном свете.

– В том случае, если вы будете рядом со мной. Должен же кто-то грести.

Странно, но мысль остаться с ним вдвоем в лодке показалась ей привлекательной.

– Почему вы бросились спасать меня? – резко спросила она. – Для такого человека, как вы, я не более чем служанка, рабыня или женщина для мужских утех.

Хендерсон снова повернулся к морю.

– Я джентльмен.

– Вот именно.

Его сдержанность в конце концов дала трещину.

– Вы можете говорить со мной без явного стремления разозлить?

Она пожала плечами:

– Наверное, могу. Но вы так и не ответили на мой вопрос.

Он стиснул челюсти.

– Я джентльмен, – повторил он. – Этот негодяй Суиттон держал вас в клетке. Я готов был убить его на месте.

В душе Мэнди возникло странное чувство.

– Почему вас беспокоит то, что случилось со мной? Хендерсон раздраженно вздохнул.

– Вы полагаете, что английский джентльмен лишен сострадания? Суиттон не имел права насильно удерживать вас, держать в клетке, унижать.

– Он не прикасался ко мне.

– Я не это имел в виду. Он унизил ваше достоинство. Он заслуживает худшего наказания, чем смерть.

Они стояли в темноте между двумя фонарями. Мэнди не могла видеть отчетливо его глаза; только блеск очков. Она протянула руку и дотронулась до них.

46
{"b":"31060","o":1}