ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так, чтобы довести меня до безумия? Она улыбнулась.

– Это такое проявление любви, дорогая. Когда Колби обхаживал меня, я частенько испытывала желание стукнуть его кружкой промеж глаз. Он хвастался всем подряд, что я не могу без него жить и жду не дождусь, когда он снова придет в бар. Но однажды я не стала его ждать.

Онория передвинула большую картофелину в конец ряда.

– И что же ты сделала? – спросила она с любопытством.

Миссис Колби широко улыбнулась при воспоминании об этом.

– О, как он разозлился тогда! Вообще-то он добрый, как почти все крупные мужчины, но очень вспыльчивый. Он требовал, чтобы я спала с ним, но я сказала: если его не волнуют мои чувства, пусть платит за удовольствие, как платят проституткам. – Миссис Колби затряслась от смеха. – Он был поражен. Тебе трудно представить, что старый Колби оказался чопорным. Но он действительно такой. После этого он забрал меня из бара, и мы поженились.

Она потянулась за картофелиной, которая лежала в середине выстроенного Онорией ряда.

– Потом он решил, что я должна ждать его в Англии, пока он в море. Но я сказала нет. Мы поклялись быть вместе, «пока смерть не разлучит нас», а не «пока твой корабль не покинет порт». И он взял меня на корабль.

Онория вспомнила, как огромный Колби пытался своим ворчливым голосом говорить нежности жене, а она гоняла его туда-сюда без всякого смущения. Казалось, они очень подходили друг другу: огромный, как медведь, ворчливый мужчина и невысокая пухленькая женщина, у которой с лица не сходила улыбка. Онория чувствовала прочную связь, возникшую между ними.

Она вздохнула. Она всегда чувствовала связь между собой и Кристофером. Чувствовала нити, которые опутывали ее даже в те годы, когда она считала его умершим. Она сказала ему, что вырвала его из своего сердца, однако на самом деле не смогла этого сделать.

Вот и сейчас она почувствовала, что он вошел в камбуз. Не потому, что миссис Колби вдруг умолкла и полностью сосредоточилась на чистке картошки. Просто атмосфера сразу изменилась, и по ощущению легкого покалывания кожи Онория поняла, не поворачиваясь, что он стоит позади нее.

Его крупная фигура заполнила весь дверной проем, и серые глаза блестели понимающе. Онория подумала, как много он мог услышать.

Миссис Колби улыбнулась ему.

– Я согреваю ее здесь для вас.

– Спасибо, – сказал Кристофер. В резком свете в небольшой пещерообразной комнате лицо его казалось более суровым, чем обычно. Он протянул руку Онории: – Пойдем, жена моя.

Миссис Колби подмигнула. Если Кристофер и заметил это, то не подал виду. Поскольку Онория не двинулась с места, он взял ее под локоть, поднял и вывел из камбуза.

Она охотно пошла с ним, не только потому, что ей о многом надо было с ним поговорить, – он вел ее в их теплую и такую желанную кровать.

Кристофер догадывался, что Онория начнет обвинять его в том, что он вернулся к ней лишь ради того, чтобы заполучить брачное свидетельство с указанием местоположения мексиканского золота, похищенного с корабля «Прекрасная роза».

Он скажет ей, что существовал и другой способ найти клад. Она не поверит. Однако благовоспитанная Онория Ардмор не станет долго дуться и в конце концов захочет поговорить с ним.

Онории всегда хотелось поговорить о чувствах, в то время как Кристоферу – только испытывать их.

Он привел ее в их каюту, где сейчас было прохладно. В открытое окно дул ночной ветер. Кристофер закрыл дверь. Но не успела Онория открыть рот, как Кристофер прижал ее к двери и поцеловал.

Она не сопротивлялась. Ему нравилась форма ее губ, а также пьянящий вкус ее языка. Она была сладкой, как в тот далекий день, когда он поцеловал ее в первый раз.

Мысленно возвращаясь в те времена, он вспомнил, как она, находясь в родительском особняке, вошла в комнату в белом муслиновом платье, благоухая духами. Лицо ее слегка порозовело от солнца, волосы растрепал ветер, подбородок заострился, в уголках глаз обозначились легкие морщинки. Такой она нравилась Кристоферу еще больше, однако скажи он ей об этом, она не поверила бы.

Она вздохнула и обвила его шею руками.

– Кристофер, – прошептала она.

– Не сейчас, – тихо проворчал он.

– Я только хотела спросить…

– Нет.

– Ты не знаешь, что я хочу сказать. Он начал расстегивать ей корсаж.

– Догадываюсь.

– Держу пари, что нет.

Ее зеленые глаза блестели, в голосе звучал вызов.

– Нет? И какова будет ставка? Поцелуй? Это уже было. – Он обхватил ладонью ее грудь. – Твоя девственность? Тоже было.

Кристофер увидел упрямый блеск ее глаз. Это его Онория, всегда готовая к борьбе.

– Если я выиграю, – заявила она, – тебе придется выполнить одну мою просьбу.

– Хорошо, – беспечно согласился Кристофер, слишком возбужденный, чтобы соблюдать осторожность. – А ты выполнишь мою. Без вопросов. – Он приподнял ее лицо. – И без лишних разговоров.

– Согласна.

– И что же это за просьба?

– Разреши мне завтра снова управлять кораблем!

Кристоферу не удалось скрыть свое удивление.

– Черт побери. Это и есть твоя просьба?

– Да. – Онория торжествующе улыбнулась. – Ну что, не угадал?

– Ты хитрая плутовка.

Она посмотрела на него с довольным видом.

– Я выиграла.

– Да, конечно. И какую глупость я теперь должен совершить? – Зная Онорию, он предположил, что она заставит его стоять на палубе на одной ноге и петь ирландские морские песни или что-нибудь в этом роде.

– Сначала ответь на мой вопрос, – сказала она.

– Какой вопрос? А, снова взяться за штурвал. Да, конечно, можешь. Твоя вахта начинается в десять.

Ее брови взметнулись вверх.

– Моя вахта?

– Молодой Керью поможет тебе. Он обучал новичков.

– Значит, я теперь член твоей команды?

– У меня недостаточно людей, чтобы позволить тебе бездельничать. Здесь каждый выполняет свою работу, в том числе и ты.

– Понятно. – Она настороженно взглянула на него.

– Ничего, ты справишься. Керью покажет тебе, что надо делать. На юге леди воспитывают так, чтобы они умели подавать чай во время званых чаепитий.

Онория хихикнула.

– Леди из высшего общества никогда сами не подают чай. Только вульгарные выскочки.

48
{"b":"31060","o":1}