ЛитМир - Электронная Библиотека

Кристофер сделал большой глоток виски.

– Почему Джеймс спас тебе жизнь? – продолжила Диана. – Ведь это он сдал тебя властям.

– Он был в долгу передо мной.

На самом деле Кристофера злило великодушие бывшего друга. Кристофер обладал информацией, которой Ардмор очень интересовался, но не представлял себе, что в сделке с ним ставкой может быть его жизнь.

– Значит, все это время ты находился в Китае? – снова спросила Диана.

– Я кочевал из порта в порт, – ответил он, не упомянув о болезнях, нужде и отчаянии, когда он потерял надежду вернуться домой. – Кроме того, я искал свою команду. У меня была небольшая эскадра, прежде чем мой флагманский корабль уничтожили. Я хотел узнать, что стало с моими людьми. – Он пожал плечами. – Мы все были как одна семья.

Воспоминания о команде действительно вызывали в его душе глубокие чувства, но он не хотел проявлять сентиментальность перед Онорией и Дианой.

– Так что же привело тебя в Лондон? – спросила Диана.

Кристофер не сомневался, что Диана все расскажет мужу. И она знала, что он понимает это. А он знал, что она знает, что он… впрочем, это не важно.

– Я продолжаю искать свою команду, – сказал он. – Мой первый помощник, по слухам, должен находиться в Англии. Конечным пунктом моего путешествия был Чарлстон, но судьба привела меня сюда.

Онория вскинула брови.

– Какого черта ты намеревался вернуться в Чарлстон? Кристофер вспомнил, как ее груди напряглись от его прикосновения всего полчаса назад. И даже сейчас, если ему не изменяет зрение, ее целованные соски все еще находятся в возбужденном состоянии.

– Чтобы найти жену, конечно. Мне повезло: я открыл лондонскую газету и увидел там объявление о ее помолвке. – Его тон стал холодным.

Онория не вздрогнула, не опустила голову от стыда, не упала в обморок.

– Я так и знала, что ты об этом заговоришь.

– Иначе зачем я здесь?

Ее губы побелели.

– Я думала, тебя нет в живых.

– Надеюсь, что было именно так.

– Было официальное сообщение о твоем повешении в Чарлстоне, – гневно произнесла Онория.

– Нет. Я был отправлен в другое место, и никакого документа, свидетельствовавшего о моем повешении, не было. Тебе не приходило в голову проверить это, прежде чем поспешить снова выйти замуж?

– У меня не было никаких оснований считать тебя живым. Ты исчез.

– Но сейчас я вернулся и предъявляю свои права мужа.

Онория отвернулась на своем стуле, опершись рукой на спинку.

– Зачем тебе это надо?

Ее распущенные темные волосы волной ниспадали на спину, и отдельные беспорядочные локоны ореолом обрамляли ее лицо. У нее красивые стройные ноги, и вся она грациозна, как лань. Он представил, как мило было бы наблюдать за ней, когда она бежит, возможно, на одном из залитых солнцем пляжей какого-нибудь острова в Карибском море и оставляет за собой одежду. Он погнался бы за ней, конечно, а она не стала бы слишком спешить.

– Я женился на тебе не в шутку, а всерьез, – сказал он. – Я хотел, чтобы ты принадлежала мне. Так что скажи своему мистеру Таппени, что ты связана предыдущим обязательством и уже замужем, и расторгни помолвку.

Онория покраснела.

– Мистер Темплтон добрый респектабельный человек.

– Тогда почему ты собираешься выйти за него, нарушив закон?

Онория сердито посмотрела на Кристофера, в глазах ее не было ни капли любви.

– Я попрошу тебя дать мне развод.

Бешеный нрав Кристофера рвался наружу. Он не часто давал ему волю, но когда это происходило, лучше было держаться от него подальше.

Он не рассчитывал, что Онория встретит его с распростертыми объятиями, и даже был удивлен, узнав, что она не замужем. Однако во время их последней встречи в камере в Чарлстоне, когда она обещала принадлежать ему, он увидел в ее глазах не просто жалость, а истинное горе. Она любила его.

Прочитав объявление о ее помолвке, он был удивлен. Сначала он полагал просто поговорить с ней и предоставить ей свободу. Но, узнав о том, что она собирается выйти замуж, понял, что не может отпустить Онорию. Он должен найти ее и напомнить ей о чувствах, которые она испытывала к нему несколько лет назад. Если этот Тазлевитц действительно любит ее, то должен проявить великодушие и не становиться на ее пути.

– По закону замужняя женщина должна подчиняться мужу, – решительно заявил он.

Ее глаза вспыхнули, словно молнии в грозовую ночь.

– Ты был моим мужем всего один день.

– Я был твоим мужем в течение четырех лет.

– Только формально!

Он улыбнулся:

– Во всех отношениях, Онория. Если помнишь, ты отдала мне свою девственность?

Она густо покраснела.

– Я потеряла рассудок и не соображала, что делаю.

– В самом деле? А я помню, как ты умоляла: «Пожалуйста, возьми меня, Кристофер».

– Будь ты истинным джентльменом, отправил бы меня домой.

Кристофер поднялся.

– Но ведь я был пиратом, приговоренным к повешению, а ты явилась ко мне в камеру полуодетая. Если красивая женщина хочет пирата, он не может ей отказать.

– Почему ты стараешься всю вину взвалить на меня?

– Ты создана для меня, Онория, и ты знаешь это. Твое тело это знает.

Сынишка Джеймса Ардмора проснулся и захныкал.

Кристофер бросил взгляд на Диану.

– Вы простите нас, миссис Ардмор? Нам с женой надо поговорить.

– Я думаю, мне лучше остаться, – быстро сказала Диана.

– Зачем? – Ему хотелось одновременно смеяться и гневаться. – Боитесь, что Онория может попытаться действительно стать вдовой?

– Я не уверена, что боюсь, – ответила Диана, – но я все-таки останусь.

Онория резко отодвинула стул и вскочила на ноги. Стул упал, и младенец Ардмор, зажмурившись, запищал.

– Прошу прощения, Диана, – сказала Онория величественным голосом. – Я, разумеется, не останусь здесь и не буду продолжать беспокоить тебя. Пожалуйста, прикажи проводить мистера Рейна до двери. Спокойной ночи.

Она выбежала из комнаты, задев по дороге еще несколько стульев. Халат соскользнул с ее плеч, и это была довольно соблазнительная картина.

Диана замурлыкала, убаюкивая сына. После того как сверху донесся звук закрывшейся двери спальни Онории и в замке повернулся ключ, малыш успокоился и снова уснул.

6
{"b":"31060","o":1}