ЛитМир - Электронная Библиотека

Александра смотрела на список так, будто видела его впервые.

– Вы ошибаетесь. Не может быть, чтобы это был тот самый Захария Берчард.

– А когда вы с ним познакомились?

– В начале сезона.

– Ардмор убил его в ноябре. С тех пор у него было много времени на то, чтобы поправиться и поселиться здесь.

Грейсон прищурился. Если кто и мог бы украсть короля Франции, так это Берчард. Зачем ему это, Грейсон и понятия не имел, но появление Берчарда часто сопровождали странные события. Значит, надо поговорить с Ардмором. Ардмор и его охотники за пиратами вот уже несколько лет выслеживали Берчарда. Придется сообщить, что тому опять удалось скрыться. А еще не хотелось, чтобы Берчард находился поблизости от миссис Аластер, встречался с нею.

Совершенно не время сейчас искать в первую очередь Берчарда и отправлять его либо в могилу, либо в другую часть света – как можно дальше от Александры. Нужно помочь морскому министерству найти короля Франции, пока его люди ничего не выяснили. Необходимо сделать так, чтобы Мэгги получила столько денег и собственности, сколько ей потребуется для жизни, прежде чем Ардмор проявит нетерпение и развяжет войну против Грейсона.

Нет желания иметь дело ни с Берчардом, ни с Ардмором, ни с королем Франции. Хочется провести конец июня в постели миссис Аластер. Она одинока, и он никогда не встречал такой женщины. Она спала по его просьбе обнаженной. Жаль, что его тогда не было рядом, но она это сделала. Для него. Все остальные могут подождать.

Кроме Мэгги, конечно. Нужно мыслить здраво и думать о Мэгги.

Вдруг вспомнился тот день, когда он нашел дочь. Влажная ямайская жара, изящная рука Сары, смущение из-за того, что она провела его в сад за домом супругов-миссионеров, методистов. Он не видел Сару двенадцать лет – с тех пор, когда она сбежала от него в порту неподалеку от Сиама. Неизвестно, как она добралась до Ямайки, но по тени на лице он понял, что она умирает.

– Это ее отец, – объявила Сара пораженным супругам, проводя мимо них Грейсона. – Я его отведу.

Там копала садовой лопатой его дочь Мэгги, одетая в тяжелую шерстяную юбку и хлопковую блузку. Грейсон ясно помнил, как был ошеломлен, когда она подняла голову. На него смотрели глаза матери – глаза женщины, которую он не смог спасти от убийцы. Он помнил, как, пораженный, опустился на колени, как смотрел в ее лицо и видел свое прошлое, настоящее и искупление грехов.

Он сам положил начало всем событиям, которые случились с тех пор, как он нашел дитя. Много лет назад Грейсон уступил притязаниям дамы лучшего друга. Мужчина может быть таким глупым, когда ему двадцать два...

Он легко смахнул Александру с колен. Она встала на ноги, очень удивившись.

Грейсон поднялся.

– Вычеркните его из списка и посоветуйте друзьям прекратить знакомство.

Ее брови сдвинулись, рот приоткрылся, она раскраснелась.

Да, в постели с ней, ближайшие три недели.

Надо уйти до того, как захочется повалить ее на пол и перепугать слуг. До того, как он сделает ее своей.

Грейсон дотронулся пальцем до подбородка Александры.

– Вы будете сегодня спать обнаженной, если я попрошу? – Он не смог скрыть желания.

Она смотрела на него странным взглядом. Что это в ее глазах – обида? очарование?

– Сэр, вы позволяете себе слишком много.

Ему нравится ее высокомерие. Захотелось смыть раздражение, целуя ее долгими часами. Но сейчас придется удовольствоваться озорной улыбкой.

– Если передумаете, постучите в стену, чтобы я знал.

Она отступила, жарко покраснев. Осознает ли она, как она прекрасна, такая возбужденная и обеспокоенная? Если бы те джентльмены из списка хотя бы предполагали, что она рассматривала их в качестве женихов, сразу превратились бы в ручных щенков. Ей стоит всего лишь дотронуться до того, кто ей нужен.

А потом Грейсон сломал бы шею этому человеку. Возбуждение требовало немедленных действий, но Грейсон взял себя в руки. Для полного успокоения нужно найти ледяной водопад.

Он еще раз окинул взглядом восхитительное тело, улыбнулся, заметив ее смущение, и вышел.

Александра аккуратно расчесывала спутанные кудри Мэгги. Девочка сидела у туалетного столика Александры, ее новое белое платье прикрывал халат. Александра уже оделась в шелковый лиф цвета сливок и платье из прозрачной серебристой ткани. Юбка приятно шуршала от движения. Локоны Александры были уложены в простой узел и украшены светлыми цветами. На груди переливалось бриллиантовое ожерелье. Прошла почти неделя, с тех пор как виконт обнаружил список и пошутил над ней. Поначалу доставляло странное удовольствие то, что Грейсону захотелось поставить себя на первое место. Было приятно думать о его искренности. А потом, когда она задала вопрос, он взглянул на нее и произнес: «Сожалею...»

Иными словами: «Нет, глупая женщина. Я пират, моей женой была женщина с экзотического острова. Зачем мне вдова, которой нужно составить список женихов, чтобы выбрать нового глупого домашнего мужа?» А предостережение по поводу мистера Берчарда было в высшей степени странным. Правда это, или он все придумал, чтобы поразвлечься еще немного? Она упомянула это имя в разговоре с Мэгги, но Мэгги никогда о нем не слышала.

До того как виконт нашел список, она собиралась серьезно поговорить с ним насчет Мэгги, ее одежды и воспитания. Но после таких шуток и второго пожелания спать без одежды она не отважилась к нему приближаться.

Конечно, вечером Александра снова сняла сорочку после ухода Алисы и скользнула под простыни нагая. С тех пор она проделывала это каждую ночь. Александра стала держать одежду у кровати, чтобы одеться до того, как утром войдет Алиса. Каждую ночь она журила себя, но потом вспоминала, какими горячими были глаза виконта... Вспоминалась греховная улыбка, и ночное одеяние спадало, прежде чем Александра могла взять себя в руки. От этого становилось еще труднее говорить о Мэгги. Наконец она написала короткую записку и послала ее с Джеффри. Она извинилась, что взяла на себя смелость ему писать, и за настойчивость, с которой предлагает помочь Мэгги. Она с радостью посетила бы с Мэгги магазины, а еще у нее есть на примете дама, которая подойдет Мэгги в качестве гувернантки.

Для написания письма потребовалось три часа и несколько черновиков. Удовлетворившись текстом, она вздохнула, запечатала послание и передала его Джеффри. Десять минут спустя появился ответ, написанный поперек обратной стороны письма: «Поступайте, как сочтете нужным».

Она долго смотрела на эти слова, раздумывая, что они означают. Он пришел в ярость от ее вмешательства, или ему просто все равно?

За прошедшую неделю она не видела виконта, и спросить возможности не было. Они больше не встречались на улице, но герцог Сен-Клер навестил Грейсона три раза. Она знала, что герцог тесно сотрудничает с морским министерством. Александра вспомнила объяснение виконта, услышанное из окна: морское министерство хочет, чтобы он нашел пропавшего Людовика Французского. Ее любопытство никто не мог удовлетворить.

Причесывая Мэгги, Александра заметила, что волосы ее не совсем черные. К черным прядям примешивались светло-каштановые, унаследованные от золотоволосого мужчины.

Мэгги наблюдала за ее отражением в зеркале.

– Мой папа думает, что вы удивительно красивы.

Александра вздрогнула, но скрыла это, положив щетку и взяв лепту.

– Это лестно, Мэгги, – проговорила она. – Но ты не можешь этого знать.

– Он сказал: «Миссис Аластер удивительно красива». И велел спросить, нравятся ли вам изумруды.

– Почему это его интересует?

– Должно быть, он хочет вам что-то подарить. У него целые шкатулки драгоценностей. Он говорит, что это – мое наследство, но я не против поделиться им с вами.

Александра вспомнила слова миссис Уотерз о том, что дом виконта полон драгоценностей, шелков и всяких диковинных вещей. Но Мэгги и мистер Оливер были самым экзотичным, что она видела в том доме, не говоря уже о самом виконте. Она начала торопливо прихватывать лентой локоны Мэгги.

11
{"b":"31061","o":1}