ЛитМир - Электронная Библиотека

– Смотрите, мистер Хендерсон!

Александра быстро взглянула туда, куда указала девочка. Это был и правда тот самый блондин, который так дерзко обошелся с ней неделю назад. Сердце глухо застучало.

Леди Федерстон не видела, как этот человек грубо поцеловал Александру перед ее собственным домом, а Александра не рассказала то, что узнала потом от Грейсона. Леди Федерстон продолжала говорить, не предчувствуя ничего дурного.

Но реакция мистера Берчарда была очевидной и молниеносной. Лицо его стало белым как мел, потом болезненно-зеленым. Он взглянул на Александру, и его спокойный взгляд стал встревоженным и подозрительным. Он понял: она знает, что сидит в ложе с пиратом, которого вот уже несколько месяцев считают умершим ужасной смертью. О Господи!

Глава 9

Ванесса Ферчайлд пребывала в раздумьях: «Если я пробуду в этой комнате и не стану выходить, то смогу утром просто уехать, со мной все будет хорошо». Она вздрогнула. Сквозь открытое окно проникал теплый летний ветерок, но она никак не могла унять дрожь.

К погоде это не имело никакого отношения. Увидев на лестнице Роберта Джейкобса, она поняла, что ее мирок разрушен. Если бы Александра только упомянула, что в доме виконта живет Роберт, Ванесса никогда не покинула бы Оксфордшира.

Но с какой стати Александре о нем упоминать? Ванесса должна была стать гувернанткой дочери виконта Стоука, а что до мистера Джейкобса... Александра не могла знать, что произошло между ее бывшей гувернанткой и Робертом Джейкобсом пять лет назад.

Она отпила остывшего чаю. Два часа назад его принес темнокожий мистер Оливер. Он же доставил ее вещи. Нетронутые чемоданы стояли в углу комнаты у старомодной кровати. Чтобы скрыть смущение, Ванесса попросила его рассказать о себе. Молчаливый слуга поведал, что мать его была рабыней, а отец – испанец из Санто-Доминго. Он знаком с виконтом девятнадцать лет, а с мистером Джейкобсом – лишь пять.

Пять лет. Сразу после... Что он тут делает? Служит секретарем у виконта? В этом нет ничего странного – он окончил Оксфорд с отличием. Но мистер Оливер не стал отвечать на новые вопросы и предоставил Ванессе распаковывать вещи. С тех пор чай давно остыл, но она не станет просить еще.

Кто-то тихо постучал в дверь. Наверное, мистер Оливер сам решил принести еще прохладительного.

– Да?

Дверь распахнулась, вошел Роберт Джейкобс.

Ванесса вскочила. Они молча смотрели друг на друга. Да, он стал еще симпатичнее, чем она помнила: волосы были такими же темными, глаза словно густой шоколад. Высокий и широкоплечий. Казалось, что он ничуть не изменился, но стал еще мужественнее и как-то благороднее.

– Утром я объясню виконту, что не смогу остаться.

– Неужели видеть меня вновь так ужасно?

– Ужасно? Видеть тебя?

Хотелось солгать, что она в высшей степени недовольна встречей, но сказала совсем другое:

– Ты такой же красавчик, как и раньше.

«Когда мне было тридцать, а тебе – двадцать. А теперь каждый из нас стал на пять лет старше». Его щеки зарделись.

– Насколько я помню, ты не смогла достаточно быстро сбежать из кареты во время нашей последней встречи. Наверное, это было ужасно – молодой человек признается в любви респектабельной супруге преподавателя Оксфорда.

Она тяжело дышала. Даже столько лет спустя один взгляд его темных глаз причинял страдания. Пусть прошло много времени, между ними все давно кончено, а ее все ещё охватывает дрожь.

– Я не... Но я не знала, что ответить. Это было просто невозможно.

– Возможно, пока один из нас не заговорил.

Она сделала умоляющий жест.

– Нет, это было невозможно. Для тебя это было бы бесчестьем, а для меня – позором.

Его губы побелели.

– А теперь?

– Теперь? Ничего не изменилось. Я должна идти своей дорогой. Буду гувернанткой, как раньше.

– Твой муж оставил тебя в нищете?

Она сухо улыбнулась:

– Ему нечего было оставлять. Крошечный доход, которого хватает чуть больше, чем на самое необходимое.

– А я наследник неплохого состояния.

У Ванессы сжалось сердце. Она смотрела на него жадным взглядом. Он был единственным мужчиной, который заставил ее почувствовать себя любимой.

Он молча смотрел на нее. Пять лет назад у нее не было выбора. И теперь у них выбор небольшой. Тоска, желание, раскаяние – вот и все.

– Виконту нужно сказать правду. Я это сделаю.

– Нет, я. Не надо было мне приезжать.

Роберт сжал кулаки.

– Нет. Капитан Финли не просто работодатель. Я ему сам все объясню.

– Капитан Финли?

– Я имею в виду лорда Стоука. Раньше его звали капитаном Финли.

– Понятно.

Она ничего не поняла, но уточнять не стала. Да, виконт не похож ни на одного из лордов, с которыми она встречалась, будучи и гувернанткой, и женой преподавателя. Выглядит он так, словно большую часть жизни провел на свежем воздухе.

Александра не упоминала, что он служил на флоте или был каким-то еще капитаном. В письме она называла его «виконтом» и отзывалась о нем самым лучшим образом. Он явно хорош собой и обладает некоторым шармом. Странно, что Александра поведала о нем совсем немного, и явно намеренно.

– Я поговорю с ним, – повторил Роберт.

Он долго всматривался в Ванессу внимательным и даже оценивающим взглядом, в котором не было и намека на желание. Разумеется, он возмужавший молодой человек, а пять лет для молодого мужчины – целая жизнь.

Наконец он повернулся и вышел, не пожелав спокойной ночи. Ванесса закрыла лицо руками и поняла, что сегодня не сомкнет глаз.

Мэгги помахала блондину, стоявшему под ложей:

– Мистер Хендерсон!

Красиво очерченные брови леди Федерстон взмыли вверх.

– Мэгги, молодая леди никогда не машет и не кричит.

– Я пока что не молодая леди. Гувернантка приедет только завтра.

– И тем не менее.

– Она права, Мэгги, веди себя прилично, – выпалила Александра.

Если Мэгги замолчит, может быть, Хендерсон их не заметит. Александра не испытывала никакого желания встречаться с этим человеком, да и по лицу мистера Берчарда было ясно, что и он не жаждет этого.

Но человек в очках повернулся, встревоженно огляделся, поднял голову и взглянул сквозь очки на Мэгги, все еще размахивавшую руками. Отблеск очков коснулся и Александры. Мгновение спустя он помахал рукой в знак приветствия.

Мистер Берчард торопливо встал:

– Прошу прощения, милорд, миледи, миссис... Мне нужно идти.

– Господи, почему как на пожар? – удивился лорд Федерстон.

– Я...

И тем не менее ему пришлось задержаться. Александра усадила леди Федерстон на лучшее место в ложе, а мистер Берчард разместился между ней и Александрой. Так что ему пришлось пробираться мимо кресел Александры, лорда Федерстона и Мэгги.

Когда он проходил мимо, Александра заглянула ему в глаза. Там были злость и самая черная ярость. Эти чувства и руководили мистером Берчардом. Он не позаботился о том, чтобы отвести взгляд. Александра отшатнулась. Мистер Хендерсон же взирал с большим удивлением на мистера Берчарда. На мгновение он будто увидел привидение, а потом закричал. Крик его услышали все, кто был в театре.

– О'Малли!

Лорд Федерстон попытался удержать мистера Берчарда. Но тот лишь отшатнулся и быстро пошел прочь. Дверь в ложу со стуком закрылась.

– Ну что ж, – проговорила леди Федерстон, громко усаживаясь, – его точно нужно вычеркнуть.

Мистер Хендерсон ожидал их в фойе. По крайней мере, так считала Мэгги. Увидев его, девочка отпустила руку Александры и устремилась ему навстречу. Александра последовала за ней. Невысокий ирландец, которого она видела у дома виконта, присоединился к ним в тот момент, когда она нагнала Мэгги. Девочка схватила его за руку, повернула к себе и обняла за талию.

– Мистер О'Малли, почему вы к нам давно не приходили? Мне так хочется поиграть в кости, а мистер Джейкобс играет хуже вас.

14
{"b":"31061","o":1}