ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 10

Запах моря, воды. Александра очнулась, когда дверь кареты отворилась, и на нее подул ветер.

– Где мы? – пробормотала она.

– Там, где и должны быть, – ответил мистер Хендерсон.

Он уже вышел на мостовую и, подхватив Александру на руки, вынес ее из кареты.

Мистер Хендерсон нес ее довольно долго. Поначалу его сапоги ступали по камням, потом – по выдолбленным доскам. Его сердце билось на уровне щеки Александры, от него исходил сильный запах духов.

Наконец он остановился и передал Александру другому человеку, которого она даже не смогла увидеть. Ее усадили на сиденье, укрыв ноги одеялом. Лодка заскрипела. Дерево коснулось воды, воздух вокруг стал холодным и влажным.

Мистер Хендерсон влез в лодку и сел рядом.

– Мы едем во Францию?

Он обхватил ее за талию.

– Тс-с.

Лодка беззвучно отплыла. Человек, одетый в темное, взялся за румпель на корме. Другой ухватился за весла. Суденышко скользило в ночи. Александра оперлась о мистера Хендерсона, ощущая одновременно головокружение и усталость. В голове была одна мысль: «Мне не нравится его костюм». Странно: материал, из которого сшит костюм, – самая мягкая шерсть, да и крой превосходный. Она вздохнула, сожалея о том, что это не синий пиджак, наброшенный поверх льняной рубашки, которую Грейсон опять забыл застегнуть. Александра никогда не думала, что мужская грудь может завораживать.

Мистер Хендерсон с удивлением наклонился:

– Что вы сказали?

– М-м? Ничего.

Они ехали молча, волны ударялись о борт лодки. Запах тины смешивался с резким привкусом соли. Дул холодный, но не ледяной ветер. Александра зябла, кутаясь в шаль, несмотря на тепло, исходившее от мистера Хендерсона.

Ложь. Почему все лгут? Даже Грейсон, хотя, может быть, он просто не рассказывает всей правды. Мистер Хендерсон явно солгал, а она поверила. Нет, он не обманывал, когда просил прощения, это было видно по глазам. И все же она находится посреди Темзы, у моря. Нет, они не могут быть поблизости от Ла-Манша, они ведь не плыли еще и четверти часа. Фонари других лодок светились в ночи, словно искры. Александре вспомнились те милые летние дни, когда она была ребенком и жила в Кенте. В памяти возникли запахи роз, травы, дождя и грозы. Она бегала по изумрудным лугам, полным белоснежных овец, заткнув юбки за пояс, что было не совсем прилично.

Как же случилось, что ее похитили? Голова болит, и нет сил думать. Она в вонючей лодке где-то на Темзе... На ум пришла странная мысль: если бы она осталась в Кенте, то никогда не вышла бы замуж за Тео, а родители были бы все еще живы. На мгновение захотелось вернуться домой.

Мистер Хендерсон снова к ней наклонился:

– Это ненадолго, я обещаю.

– Лжец.

Александра заметила, как он недовольно нахмурился, и улыбнулась про себя. Она слишком устала и слаба, чтобы бежать, но это не значит, что она совсем уж беспомощна.

Неизвестно, сколько времени прошло, когда лодка мягко стукнулась о деревянный причал. Человек, правивший румпелем, привязал ее. Мистер Хендерсон поднял Александру на руки.

– Вы можете идти?

– Нет.

Ноги тряслись, она едва ощущала их. Когда в голове наступило просветление, Александра поняла, что ей будет плохо.

Мистер Хендерсон поддерживал Александру. На причале никого не было. Мимо не проплывали освещенные корабли, шум ветра в траве заглушал остальные звуки. Большой корабль с широкими мачтами словно вырос из темноты. На носу и корме светилось несколько огней, все остальное было погружено во тьму. С высокой палубы к ним спускался длинный трап.

Мистер Хендерсон поднялся с ней на корабль. Никто не вышел навстречу, чтобы приветствовать их или спросить, зачем они здесь. Люди из лодки внезапно исчезли. Александра не увидела никого, кроме своего похитителя. Если мистер Хендерсон собирается отправиться во Францию, неужели он думает, что она будет управлять парусами или румпелем? Внезапно она засмеялась и не могла остановиться. Вот она неистово тянет за канаты, поднимая огромные паруса, а мистер Хендерсон отдает команды. Да уж. Смех заглушил шум ветра.

Вдруг мистер Хендерсон поставил ее на ноги. Она вцепилась в его руку, а другой принялась зажимать себе рот, стараясь прекратить истерику.

Они были перед какой-то дверью. О кораблях Александра знала лишь по книгам из отцовской библиотеки. Мистер Хендерсон постучал. Пришлось долго ждать, прежде чем дверь со скрипом отворилась. На пороге стоял страшный матрос, низкорослый и грузный. Александра смотрела на него, испытывая шок, а затем захохотала, не сумев сдержаться.

Мистер Хендерсон провел ее внутрь мимо матроса. Помещение оказалось квадратным, совпадавшим по размерам с ютом. С низкого потолка свисали два железных фонаря. Вся задняя стена состояла из окон, за которыми царила темнота. Фонарь, висевший снаружи, отбрасывал неровный свет на стекла.

Две другие стены были разделены на каюты, скрывавшиеся за двустворчатыми дверями, по одной с каждой стороны. В задней стене было еще несколько кают. В центре помещения находился длинный стол, а за ним, под самыми окнами, тянулась от одной стены до другой деревянная лакированная скамья. В низком квадратном кресле, стоявшем у стола, сидел, словно правитель на троне, тот самый человек, который выходил из дома Грейсона, когда Александра торопилась на помощь.

Джеймс Ардмор. Она видела его лишь мельком, с другой стороны улицы. Так вот он какой.

Темно-синий сюртук облегал плечи, такие же широкие, как у Грейсона. Рубашки на Ардморе не было, сюртук был надет на обнаженный торс, бронзовый от загара. На нем были черные бриджи, волосы напоминали черный бархат. На невыразительном смуглом лице зеленым льдом блестели глаза.

Вот тот, кто накинул веревку на шею Грейсона и оставил его умирать. Грейсон сказал, что это один из самых опасных людей в мире. Зеленые глаза всматривались в нее, желая узнать о ней все. Ей следует бояться. Она оперлась о мистера Хендерсона и затряслась от хохота.

Дверь во внутренние помещения отворилась, появилась высокая женщина. Ее волосы, окрашенные в рыжий цвет, уложены в немодную прическу, почти касавшуюся косяка. Женщина не была ни красивой, ни уродливой – плоское квадратное лицо, блеклые глаза, в которых светился ум, тонкие губы чуть сжаты. Фигура у нее была неплохая, такие нравились Тео: грудь приятной округлости, а изгиб бедер подчеркивала шуршащая юбка. Ардмор взглянул на нее и протянул руку. Женщина подошла, их пальцы переплелись.

Ардмор медленно перевел холодный взгляд на Александру:

– Миссис Аластер, не желаете присесть?

Хендерсон подвел ее к скамье. Александра неуверенно опустилась на нее.

–Думаю, я перестарался, – встревожился Хендерсон.

– Принесите ей воды, – распорядился Ардмор.

Матрос нырнул в каюту, из которой появилась женщина, вернулся с ковшом, с которого текло, и подал его Александре.

Ей никогда раньше не приходилось пить из ковша. Александра смотрела на ковш и не знала, что делать. Матрос хмыкнул, поднес ковш к ее губам и плеснул немного воды ей на лицо. Она закашлялась. Половина воды вылилась на шелковое платье.

Александра вытерла губы тыльной стороной руки и недовольно оглядела себя:

– Вы испортили мне платье.

– Я его вам оплачу, – отозвался Ардмор.

Александра подняла голову:

– Драгоценностями?

Он удивился:

– Что вы имеете в виду?

– Грейсон, то есть виконт, предложил мне драгоценности.

Она одарила его взглядом, полным разочарования, давая понять, что виконту он не ровня.

– В обмен на что?

Александра задумалась. Почему Грейсон их предложил? Изумруды, не опалы. Нет, и то и другое. Да, пожалуй.

– Потому что я спасла ему жизнь, когда вы пытались его убить. Знаете, это грех.

Холодные глаза сверкнули.

– Я утратил контроль над собой. Финли иногда выводит меня из себя.

Александра глубокомысленно кивнула:

– Согласна с вами, Грейсон, то есть виконт, может иногда раздражать.

16
{"b":"31061","o":1}