ЛитМир - Электронная Библиотека

– Милорд, я пришла, чтобы заявить об увольнении. Но пока могу остаться, чтобы найти кого-нибудь подходящего, если пожелаете.

Глава 15

Грейсон вглядывался в нее. Внешне миссис Ферчайлд была невозмутима – гувернантка уважительно разговаривала с хозяином, но в глубине глаз таилась тревога. Она спокойно встретилась с ним взглядом, однако правая рука сжималась, пока не побелели суставы.

– Миссис Ферчайлд, в вашей просьбе отказано.

Она смешалась:

– Что? Но Роберт ведь рассказал вам все. Вы явно не захотите, чтобы рядом с вашей дочерью была такая женщина, как я...

Грейсон поднял руку:

– Мистер Джейкобс сказал, что между вами когда-то была легкая незаконная интрижка. И что вы сами порвали ее. Интересно, почему?

Она покраснела.

– Милорд, а как вы думаете? Он был молод, зачем я ему нужна – стареющая женщина, которая могла лишь опозорить его?

– А, значит, вы разбили ему сердце ради его же блага?

Гувернантка встревожилась:

– Разбила сердце?

– Такие вещи не всегда проходят безболезненно. Буду с вами откровенен. Вы нужны мне. У меня нет времени заниматься поисками другой гувернантки. А еще мне необходимо, чтобы Джейкобс был рядом с Мэгги. Простите за доставленные неудобства. Вам с Джейкобсом придется прийти к какому-то соглашению.

– Милорд, я найду вам другую гувернантку и останусь до ее приезда.

– Нет.

Когда она удивилась, Грейсон поспешил объясниться:

– Видите ли, миссис Ферчайлд, гувернанткой Мэгги должны быть вы, и только вы. Вас выбрала Александра. Она сказала, что вы – самая лучшая. Любая другая гувернантка будет хуже, а я хочу для Мэгги самого лучшего.

– Милорд, есть много хороших гувернанток, которые с удовольствием будут служить в доме виконта.

Грейсон пригладил волосы.

– Да, но, понимаете, вас рекомендовала Александра. Если вы уедете, она обвинит в этом меня.

– Почему?

– Потому что считает меня худшим из отцов со времен Ирода. Прочитать бы вам письмо, в котором она перечислила все, что я совершаю не так. Я делал не так абсолютно все. Я знаю, ведь я пробыл в роли отца всего полгода и девятнадцать лет – пиратом.

– Пиратом?..

– У меня никогда не было опыта воспитателя. Я увидел лишь то, что натворили миссионеры, и поклялся, что буду поступать наоборот. Они не сломили ее дух, хотя явно пытались.

– Ох!

Грейсон едва ли услышал ее ответ. Он вспомнил вежливое письмо Александры, в котором говорилось, чтодочь лорда не должна носить ни бриджи, ни перепачканные кружевные наряды, пошитые для бала несколько лет назад. У Грейсона не было возможности объяснить, что он приобрел розовое платье на Ямайке в порыве ярости. Он купил этот наряд потому, что тот был полной противоположностью невыразительным серым вещам, в которые одевали Мэгги. Мэгги достойна носить самые красивые платья, какие только можно купить, должна смеяться и радоваться жизни, а не быть суровой и молчаливой, как того хотели миссионеры.

Продавщицы магазина подержанной одежды, в котором он нашел платье, посчитали его забавным. Они пожалели его и помогли подобрать милое розовое платьице, которое, по их словам, придется по вкусу молодой девушке. Они были правы. Мэгги так понравился подарок, что несколько дней она отказывалась снимать платье.

Александра написала, что Мэгги необходимы утренние платья, одежда для прогулок, амазонки для верховой езды, платья для посещения музеев, наряды для выездов в театр с отцом, с ней, с ними обоими. А еще Мэгги нужна хорошая гувернантка, но не для того, чтобы подавлять, а чтобы научить, как стать приятной молодой дамой.

Если миссис Ферчайлд уедет, Александра напишет ему еще одно письмо. А может, окинет его печальным взглядом, выражая разочарование.

Грейсон смотрел на миссис Ферчайлд, которая была несколько смущена.

– Поможет, если я буду умолять?

– Милорд...

Он превратился из вежливого виконта в капитана Финли, грозу морей.

– Миссис Ферчайлд, у меня нет времени разыгрывать перед вами спектакль. Вам с мистером Джейкобсом придется обсудить проблему и найти выход. Не позволяйте, однако, ничему отвлечь вас от воспитания Мэгги. Это понятно?

В глазах миссис Ферчайлд были удивление и возмущение.

– Но, милорд...

– Никаких «но». Разговор окончен.

Она с изумлением смотрела на него еще минуту, затем сжала губы. Смерив его взглядом, свидетельствовавшим о том, что Ирод по сравнению с ним был просто самой добротой, гувернантка повернулась и вышла вон.

Когда дверь за ней захлопнулась, Грейсон облегченно вздохнул. Не так уж он и плох, как думает Джейкобс.

– Миледи, клянусь, булавок нет!

Александра смотрела на красное сердитое лицо мистера Пристли и с трудом скрывала ликование. Она скромно сидела у письменного стола в каюте Грейсона и внимательно читала старый журнал для женщин.

– Мистер Пристли, вы хотите сказать, что во всем устье Темзы нет ни одного магазина, в котором продавались бы булавки?

– Даю вам слово, я смотрел везде!

Она горестно вздохнула.

– Мистер Пристли.

– Миледи, – почти простонал тот.

Александра покачала головой:

– Вчера ночью, когда его сиятельство спасал меня, мое шелковое платье порвалось. Я просто не могу починить его тем, чем ремонтируют паруса. Мне нужны булавки, шелковая нить и самая тонкая игла. Разве это невозможно?

Пристли сдвинул брови. Весь вечер вид у него был измученным, а когда Александра выглянула в поисках его на палубу, он сбежал.

– Миледи, мои люди обыскали все вверх и вниз по реке. Они спрашивали и искали в магазинах. Они не нашли ни булавок, ни игл, ни шелковой нити.

Александра почувствовала удовлетворение, представив себе, как закоренелые пираты Грейсона бродят по улицам в поисках булавок. Сохраняя мрачное выражение лица, она тяжело вздохнула.

– Полагаю, в этом нет вашей вины. Придется просто послать кого-нибудь в Лондон за другим платьем или съездить самой.

– Миледи, капитан Финли приказал мне не отпускать вас с корабля.

– Да, конечно. А еще он велел доставлять мне все, что понадобится, не так ли?

– Да, но...

– Мне нужно переодеться. Может быть, вы пошлете кого-нибудь в магазин за платьем? Я напишу размеры.

– Не думаю, что матросы подчинятся приказу отправиться в магазин за женским платьем.

– И за пеньюаром, если я останусь здесь ночевать. А еще – за несколькими парами чулок и подвязками. Молодой человек по имени Томас примерно одного роста и размеров со мной. Может быть, он мог бы померить платье, узнать, насколько оно подходит...

– Нет! – выкрикнул Пристли. Голос разнесся эхом по всей каюте. Матрос заглянул внутрь. Пристли трясло, он покраснел и сжал кулаки. – Миссис Аластер, хватит. Я принес вам ленты, гребешки, апельсины, журналы...

– Но не «Ля Белль Ассамбле», – заметила Александра.

– Миледи, я его не нашел! Все, что я обнаружил, так это «Ле Бомон». Я ведь не знаю французского.

Она указала на журнал:

– Этот журнал издан три месяца назад. Все журналы на английском языке.

– Я не читаю женских журналов. Вы превратили меня и моих людей в посмешище. Вы послали нас за жасминовым маслом, а я даже не знаю, что это такое!

Александра смерила его суровым взглядом:

– Мистер Пристли, нет никакой необходимости на меня кричать.

– Есть. У меня нет больше сил. Какого черта вы от меня еще хотите?

– Для начала следите за своим языком, сэр. Я всего лишь прошу вещи, которые мне потребуются, если я буду вынуждена здесь остаться. Виконт же не считает, что я должна дрожать в порванном платье и жить на гроге и печенье.

– По отношению к команде он думает именно так.

– Едва ли виконт вообще об этом подумал, когда приказывал вам держать меня здесь.

– Конечно, он не принял это во внимание, но я не могу отпустить вас на берег. Капитан с меня за это шкуру спустит.

25
{"b":"31061","o":1}