ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему-то казалось, что утрата этой женщины станет чем-то совершенно иным по сравнению с сожалением, которое он испытал от ухода Сары. Александра уже сделала его другим. За короткое время их знакомства она изменила его сущность.

Александра рассматривала бледную кожу, а потом медленно и нерешительно распахнула бриджи.

Член вырвался наружу и тяжело упал на живот. Грейсон сжал кулаки.

Александра долго смотрела на него, наклонив голову так, что не было видно глаз. Губы неуловимо двигались, но с них не слетело ни звука. Свеча в фонаре мигнула.

Тем временем она легко лизнула его. Грейсон зажмурился.

– Тебе больно?

Он сделал несколько вздохов, пытаясь успокоиться.

– Нет, любимая. Совсем наоборот.

«Пожалуйста, пожалуйста, сделай это еще раз». Она поцеловала его. Легкое прикосновение губ, губы изящно сомкнулись вокруг чувствительной плоти. Грейсон сжал кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони. Он приказывал себе лежать и молчать. Любая шутка могла отпугнуть Александру, прогнать это необыкновенное ощущение.

Она притронулась языком и снова поцеловала его. Прикосновения стали смелее, игривее. Александра явно не имела ни малейшего понятия о том, как доставить мужчине удовольствие, не знала, как действуют куртизанки.

Но Грейсона это не волновало. Она уже довела его до той степени возбуждения, до какой никогда не доводила Сара. Прикосновения длинных волос, запах духов, легкое порхание пальцев приводили в экстаз. Он зажал рот рукой и подавил стон.

«Александра Аластер, что ты со мной делаешь?»

Хотелось немедленно войти в нее. Оказаться в ее глубине и обрести счастье. Но он не успел отбросить платье и вовремя усадить ее сверху.

Поздно. Грейсон вдохнул и застонал. Горячее семя излилось.

Он открыл глаза в тот момент, когда Александра удивленно отскочила. Она присела у его ног на колени.

– Что произошло? Ты...

Грейсон полез в карман за платком, вытерся и застегнул бриджи.

– Моя дорогая, ты такая красивая, не думай, что ничего не произойдет, если ты так притронешься к мужчине.

– Ты рассердился?

– Нет, любовь моя.

Он потянулся к ней. Александра обняла его, смущенно улыбаясь, но по глазам было видно, что эта женщина наконец-то поняла, в чем ее могущество. Грейсон прижал ее к себе и поцеловал.

– Ты сделала меня очень, очень счастливым.

Он спал рядом с ней. Александра подумала было, что Грейсон захочет продолжить занятия любовью, но тот разделся, накрылся одеялом и пригласил ее лечь. Так она и поступила, не снимая платья. Он лежал на боку у нее за спиной и обнимал рукой за талию. Александра блаженствовала в его объятиях.

Грейсон заснул первым. Свеча в фонаре догорела, комната погрузилась в темноту. Звуки дыхания убаюкивали. Александра вскоре уснула, чувствуя себя желанной, счастливой и испорченной.

Когда она проснулась, Грейсон все еще был рядом. Она думала, что он ускользнет в темноте – встанет, оденется и скроется в Лондоне, снова оставив ее в заточении. Но тот всего лишь приказал мистеру Пристли принести поскорее кофе и хлеба. Выпив кофе, он оделся и отвез Александру домой.

Два дня спустя Александра потирала болевшие пальцы и с тоской смотрела на стопу бумаг на письменном столе. С того момента как Грейсон привез ее домой, время шло в лихорадочных приготовлениях к приему. Приходилось все делать самой, поскольку горничная Алиса уволилась. Джеффри, Энни и Эми были в восторге от виконта, от того, что виконт спас Александру от пиратов. Они умоляли рассказать о том, что произошло. Александра была рада поведать о произошедшем и изложила свой вариант событий. Кажется, история понравилась даже поварихе, хотя та уже подружилась с мистером Оливером. Алиса же собрала вещи и удалилась. Александра подумала: может быть, так даже лучше.

Проблемы росли как грибы. Доставили не те цветы, и Александра с нетерпением ожидала заказанных. Весь лед растаял из-за того, что Джеффри положил ящики не там, где она сказала. Герцогиня Луистон прислала письмо с извинениями, отказавшись присутствовать на приеме. По этому случаю Александра целый час расхаживала по гостиной, размышляя, не пошли ли по городу слухи о ней. Но больше писем, в которых говорилось бы о том, что приглашенные внезапно заболели или не могут приехать, не последовало, и она успокоилась. Разумеется, отсутствие отказов могло означать и то, что всем хотелось взглянуть сквозь лорнет на леди, ставшую любовницей пирата.

Но как же приятно было касаться его! Он был таким горячим, волнующим и неутомимым. Он наполнял ее тело желанием, он просто заворожил ее. У него такое красивое тело, гибкое и сильное. Разве можно не взглянуть на него, не дотронуться, не ощутить его вкус?

Грейсон лежал, испытывая власть ее пальцев и языка, дыхание его было неровным, а пульс учащенным. Каким же обжигающе горячим и пылким был его член, упругим и одновременно бархатистым! Она никогда раньше не притрагивалась к мужчине, муж просто овладевал ею в темноте и уходил прочь, оставляя в оцепенении.

Руки Грейсона сжимались в кулаки, глаза были крепко закрыты, мускулы вздулись, будто он еле сдерживался. И все же он лежал неподвижно, позволяя к себе прикасаться, и одновременно не требуя ничего.

Александра положила перо и снова потерла виски. Если Грейсон продолжит просить, сможет ли она устоять? Когда он произнес низким голосом, что умоляет, пришлось сдерживаться изо всех сил, чтобы не броситься к нему в объятия, несмотря на то, что в тот момент они находились на виду у всего корабля.

Сладкий голос дурманил разум. Она – Александра Аластер, желающая вступить в респектабельный брак и стать матерью, а не спать с пиратом. Разве не так? Очень хотелось иметь ребенка. У нее не будет детей, если она не вступит в брак с джентльменом, способным быть хорошим отцом. Нельзя позволить, чтобы Грейсон, несмотря на всю свою привлекательность, не дал осуществить задуманное. Она потеряла первого ребенка. Больше это не должно повториться. Александра положила голову на руки и вздохнула. С того момента как по соседству поселился Грейсон Финли, виконт Стоук, у нее в голове не осталось ни одной здравой мысли.

– Мадам? – Александра быстро подняла голову. В дверях стоял встревоженный Джеффри. – Мадам, вас хочет видеть какой-то джентльмен.

Александра вынула платок и промокнула глаза.

– Джеффри, кто это?

– Не знаю. Я провел его в приемную.

Она подождала, но дальнейшей информации не последовало.

– Он не дал тебе визитную карточку?

Джеффри покачал головой, на которой болтался парик:

– Нет, мадам. Он назвал мне свое имя, только я его забыл.

По крайней мере, лакей осушил ее слезы. Не просто предаваться печали, когда рядом находится Джеффри.

– Это человек виконта?

– Не знаю, мадам.

Александра встревожилась, вспомнив предостережение Грейсона относительно Берчарда. Она уже дважды встретилась с мистером Ардмором, когда тот пребывал в ярости.

– Он явно джентльмен. Приличная карета, хорошие лошади.

– Джеффри, подумай. Это мистер Берчард?

– Нет, мадам.

Остается мистер Ардмор.

– Пожалуйста, скажи, что меня нет дома.

– Мадам, мне не хотелось бы этого делать.

– Джеффри, в твои обязанности входит отказывать нежелательным посетителям.

– Я знаю, мадам. Только он очень настойчив. И у него такой взгляд. А еще он назвал меня молодцом, когда я в конце концов сказал, что схожу за вами.

– Ради Бога, меня уже похищали однажды. Не хотелось бы пережить это снова.

– Мадам, он не похож на пирата. У него вид и одежда настоящего джентльмена, явно от хорошего портного. А еще у него так и сверкают очки в золотой оправе.

Мистер Хендерсон. У нее в доме.

– Джеффри, принесите кочергу.

Мистер Хендерсон расхаживал по восточному ковру приемной, опустив голову и заложив руки за спину. Если бы не отсутствие белого воротничка, по черному костюму можно было принять его за викария. Под левым глазом и слева ото рта заживали шрамы.

28
{"b":"31061","o":1}