ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда вошла Александра, он поднял голову. Улыбка замерла у него на губах, когда рядом с нею появился Джеффри с кочергой в руке.

Александра смерила Хендерсона холодным взглядом:

– Мистер Хендерсон, ваш визит неуместен.

Хендерсон поднял руку в белой перчатке:

– Миссис Аластер, даю вам слово, я пришел не для того, чтобы нанести вам какой-либо вред.

– А что мне остается думать? Две последние встречи с вами принесли мне множество неприятностей. Что вы сделаете на этот раз, может, извинитесь за предыдущие два случая?

– Даю вам слово джентльмена, что уже не имею ничего общего с капитаном Ардмором и его планами. Я объявил ему об этом. Любое действие, направленное против вас, совершится без моего участия.

– Мистер Хендерсон, я не уверена, что это может послужить утешением.

– Я хочу защитить вас. Он не имеет права вмешивать вас в игры с Финли.

– Виконтом Стоуком.

Вид у Хендерсона был оскорбленный.

– Капитан Финли вас недостоин. Он варвар и пират, покинувший Англию в возрасте двенадцати лет. Если он что-то видит и желает, он берет это. Он живет лишь по собственным правилам.

Это Александра уже заметила.

– Он принадлежит к старинному и уважаемому роду, иначе он не стал бы виконтом.

– Может, у него и есть родственные связи, но он ничего не знает о высшем свете. Его родители умерли насильственной смертью. Мне не известны подробности, но я знаю, что его мать убили. После этого он сбежал на море, хотя в этом едва ли есть его вина.

– Да, я об этом слышала.

Он подтвердил рассказ миссис Тетли. Александра представила себе молодого человека не старше Мэгги, обескураженного, с разбитым сердцем, потрясенного до глубины души внезапной и ужасной потерей. Сердце заныло от сострадания.

– Он вообще не получил никакого воспитания, если только не считать таковым подготовку к жизни пирата среди пиратов. Вот я, например, жил в Кенте и поступил в Оксфорд.

– Я тоже из Кента, – проговорила Александра, чтобы ответить хоть что-то.

– Вот видите. Я настоящий англичанин. Финли же, хоть он и виконт, не англичанин. А вы, случайно, не слышали о деревушке Сент-Мэрис Ньюбридж? У моих родственников там дом неподалеку.

– Надо же. Я жила всего через две деревни, в Литтл-Марчинг.

Хендерсон просиял.

– Значит, мы соседи. Я хорошо знаю Литтл-Марчинг. Туда я частенько приезжал на лето к двоюродным братьям, мы гонялись за овцами и возились в грязи. Вы помните Фокс-Холлоу?

– О да, там я училась лазать по деревьям.

– А я – падать с них.

Александра позволила себе улыбнуться.

– Я не помню семью Хендерсонов.

– Там жила моя тетка с семьей. Их фамилия Банкрофт.

– Да, я их помню. Моя матушка дружила с миссис Банкрофт. Сыновья были довольно-таки непослушными. Думаю, оба стали сейчас прекрасными офицерами.

– Ну да, Сесил и Рэндалл. – Хендерсон усмехнулся. – Я был тем светловолосым кузеном, что всюду носился за ними.

– Надо подумать, возможно, я вас помню. Я обычно убегала и пряталась от вас троих.

Хендерсон всплеснул руками:

– Я так рад, что мы это выяснили. Непременно напишу Сесилу и Рэндаллу, что встретил вас.

– Это было бы великолепно. Напомните им обо мне.

Она взглянула на смущенного Джеффри.

– Мистер Хендерсон, то обстоятельство, что мы соседи, не внушает к вам доверия и не объясняет цель вашего визита.

– Я пришел поговорить с вами. Вы сами сказали, что не откажетесь побеседовать со мной при встрече.

– Это было до того, как вы похитили меня и заставили вдохнуть ту ужасную смесь. И я вас не приглашала.

Хендерсон поднял руки:

– Я уже здесь. Позвольте поговорить с вами так, будто мы старые знакомые по Кенту. – Он указал на кресло у окна: – Я могу сесть здесь, а вы – вон там. – Он указал на диван в другом углу комнаты. – И ваш человек с кочергой может оставаться на месте. – Хендерсон обратился к Джеффри: – Джеффри, если уж понадобится меня ударить, постарайся не порвать сюртук. Портной прислал его только сегодня утром. Да, и не бей в лицо. Достопочтенный виконт Стоук уже превратил его чуть ли в месиво.

Джеффри вгляделся в следы от удара с профессиональным интересом.

– Это сделал его сиятельство?

– Да, он самый.

В глазах Джеффри отразилось восхищение.

– Значит, он и боксировать умеет?

– Да, по собственным правилам.

Александра вмешалась в разговор:

– Мистер Хендерсон, мы не сможем разговаривать, если будем кричать через комнату.

– Тогда позвольте встретиться с вами. Сопровождать вас во время прогулки по Гайд-парку на правах старого знакомого.

В его словах прозвучала искренность. Александра вспомнила, что извинения у театра, принесенные перед тем, как у нее на лице оказался платок, тоже были непритворными. Она вернулась мысленно к тому разговору после нескольких дней отдыха. Тогда мистер Хендерсон не утверждал, что не станет помогать мистеру Ардмору. Он лишь выразил сожаление по поводу того, что помог. Но первое, что он произнес сегодня, поклявшись честью, – это обещание никогда не причинять ей вреда! Настоящий джентльмен не нарушает клятвы.

Но откровенен он или всего лишь притворяется джентльменом?

Александра вздохнула. Всего две недели назад ее жизнь была предсказуемой, устроенной определенным образом и изолированной. А потом в соседний дом въехал виконт Стоук. Все встало с ног на голову, и она не знает, кому можно доверять. Мистер Берчард превратился из респектабельного знакомого в прожженного пирата. А сейчас мистер Хендерсон пытается превратиться из негодяя в достойного уважения знакомого.

– Не знаю, мистер Хендерсон, зачем вам продолжать общение со мной.

Тот попытался прикрыть робкий взгляд легкой улыбкой.

– Потому, миссис Аластер, что я влюблен в вас. Влюблен совершенно точно и безнадежно. Я никогда не встречал такой женщины, как вы.

Глава 17

Александра смотрела на него и не знала, что ответить.

– Мистер Хендерсон, вы забываетесь.

– Я знаю, что не имею права говорить это, но не могу с собой ничего поделать. То, как вы отнеслись к капитану Ардмору и ко мне, было удивительно. Я вами восхищен.

Александра взглянула на Джеффри. Тот опустил кочергу и был явно доволен словами мистера Хендерсона, даже немного прослезился.

– Мистер Хендерсон, едва ли...

– Знаю, знаю. Я не заслуживаю ни вашей любви, ни дружбы, но дайте мне возможность проявить себя достойно.

– Если это новая уловка мистера Ардмора, думаю, она неудачная.

– Нет, нет, клянусь. Будет убедительнее, если я встану на колени?

– Не надо... – Александра покраснела. – Пожалуйста, встаньте.

Он остался стоять на коленях, устремив на нее взгляд, полный обожания.

– Миссис Аластер, умоляю вас. Мое поведение было отвратительным. Разрешите мне попытаться загладить вину перед вами. Позвольте хотя бы это.

Ну и ну! У Джеффри дрожали губы. У Александры не было ни малейших сомнений в том, на чьей он стороне.

– Если вы встанете до того, как вас кто-нибудь увидит, и сядете как разумный человек, я подумаю.

Хендерсон улыбнулся с надеждой:

– Все будет, как вам угодно, драгоценная миссис Аластер. Я – ваш преданный раб.

Джеффри засопел. Хендерсон встал с колен, но не сел. Он остался стоять, смотря преданными глазами.

– Грейсон, то есть виконт, сказал, будто мистер О'Малли – преданный раб Мэгги. Это правда?

Хендерсон кивнул, ничем не выказав удивления по поводу смены темы:

– О да, видели бы вы его на «Аргонавте», когда мы плыли с Ямайки. Она обводила его вокруг пальца. Он сделает для нее все, что угодно. Я говорю это, потому что они одного роста, но, по словам О'Малли, оба они аутсайдеры, борющиеся против английских запретов. Простите, это он так говорит.

– Понятно.

Любопытство ее росло. Мистер Хендерсон мог бы объяснить загадочные утверждения мистера Ардмора. Александра уже оставила надежду узнать что-нибудь от Грейсона. Когда бы она ни задавала вопросы, тот целовал ее или предлагал спать обнаженной, отчего вся решимость улетучивалась.

29
{"b":"31061","o":1}