ЛитМир - Электронная Библиотека

Пламя свечи поблескивало на длинных выцветших волосах и щетине. Покойный муж Александры никогда не допускал появления жестких коротких волос над верхней губой и на подбородке. Обнаружив растущие усы, он звал слугу, чтобы тот моментально сбрил их. Его лицо должно было оставаться гладким и чистым. До Александры доходили слухи, будто бы ему нравилось, когда у его женщин кое-какие места были столь же гладкими. Она так и не посмела выяснить правдивость этих слухов.

Виконт взял ее за руку и пригласил подняться. Ладонь его была мозолистой и жесткой, совершенно не похожей на мягкие, ухоженные руки бывшего мужа. Кожа поцарапанных сапог облегала его ноги так, словно сапоги долго носили. Нос Грейсона был кривым, будто когда-то сломанным, левая губа слегка опущена из-за небольшого шрама. Нельзя было назвать его лицо прекрасным. И все же оно приковывало взгляд.

Свет не рассеивал темноту – панели, которыми были отделаны стены дома, были почти черными. На лестнице чувствовался налет времени – она скрипела под ногами виконта. Но на легкие шаги Александры лестница почти не отзывалась. Через растворенные двери были видны комнаты с мебелью без чехлов. Везде стояли ящики, некоторые были раскрыты. Они вошли в спальню на последнем этаже. Александра решила, что помещение это располагалось как раз по другую сторону от ее дома. Комнату не проветривали, чехлы с мебели сняты не были, камин уже давно не топили.

Грейсон быстро подошел к панели, ничем не отличавшейся от других. Он дотронулся до чего-то и поднял кольцо. Стена открылась, и за ней оказалась небольшая квадратная комнатушка. К удивлению Александры, оттуда выскочила девочка лет двенадцати. Кружевные манжеты и ленты ее розового платья были нещадно порваны. В правой руке она держала длинный нож. Девочка откинула с лица смоляные волосы, показав черные глаза, блестящие под темными бровями.

– Папа! – Она обняла виконта, не выпуская из рук кинжала. – С тобой все хорошо?

Глава 3

Александра была поражена. У виконта дочь? Ни один из источников леди Федерстон не сообщил, что у виконта есть ребенок, не говоря уже о том, что выглядит он так, будто привезен с какого-то острова в Тихом океане.

Виконт мягко обнял дочь, закрыв глаза и прижавшись губами к ее локонам. Пальцы его слегка дрожали.

– Что он с тобой сделал, папа? Я думала, мистер Ардмор – твой друг.

Виконт выпрямился. Александра наблюдала, как лицо его обретает спокойствие.

– Со мной все в порядке, милая. Вот эта очаровательная леди спасла меня.

Миндалевидные глаза девочки с любопытством вглядывались в Александру. Девочка походила на виконта подбородком, очертаниями губ и озорным блеском глаз, но кожа ее была темной, словно кофе, разбавленный молоком. Это был красивый ребенок, но совсем не в духе ярмарки невест.

В голове Александры роились вопросы. Где мать девочки? Виконт женат? Наверное, она вообще не сможет включить его в список возможных женихов. Ребенок был просто необыкновенным. Девочка крепко обнимала отца, явно испытывая огромное облегчение оттого, что видит его живым. У Александры сжалось сердце. Но почему же на девочке такое немодное платье с оборками, уместное скорее для полуночного бала?

– Как вас зовут? – поинтересовалась та. Заглянув в блестящие глаза, Александра увидела в них живой ум.

– Миссис Аластер. Я ваша соседка.

– Самая смелая и красивая дама, – добавил виконт и улыбнулся Александре. – Она появилась очень вовремя.

На девочку сказанное произвело сильное впечатление. Смуглая рука виконта сжимала ее плечо. Они представляли собой поистине необычную пару.

– Можно подарить ей что-нибудь в знак благодарности? – спросила девочка.

Они с отцом вопросительно глядели на Александру. Она немного нервничала. Даже покойный муж, готовый спустить штаны перед первой попавшейся юбкой, следил за своей одеждой. Загорелая мускулистая грудь этого человека была выставлена на всеобщее обозрение, а он этого, кажется, и не замечал. Дочь вместе с отцом смотрели на нее с восхищением. Александра почувствовала, что усилия нескольких дорогих и опытных гувернанток пропали даром.

– Благодарности? Мне ничего не надо. Я услышала шум и всего лишь поспешила на помощь...

Виконт протянул руку.

– Я видел, как самые страшные пираты падали в обморок, сталкиваясь с Джеймсом Ардмором. Вы очень отважная. – Его синие глаза потемнели. – У меня есть опалы. Они будут сверкать в ваших волосах, словно белый огонь. Я закажу ювелиру оправу.

Воображение вдруг нарисовало загорелые мозолистые руки Грейсона, пропускающие камни между пальцами.

– Мне не нужны опалы, – торопливо произнесла Александра. – Да и драгоценности вообще. Видит Бог, муж купил мне их множество.

Взгляд Грейсона выражал недоумение. Ее лицо вспыхнуло. Что правда, то правда. Тео осыпал ее драгоценностями – супруга непременно должна была иметь приличный вид и не порочить его доброе имя. Виконт, наверное, уже слышал об этом унизительном браке. Любой сплетник мог поведать о бедной миссис Аластер, о том, каким нескромным был ее супруг. В ее мире это больший грех, чем супружеская неверность.

– Милорд, я счастлива, что вы не пострадали. Мне пора домой.

– Пока нет. – Он схватил руку Александры. – Как вас отблагодарить?

Он поднял ее руку к своим губам. Поцелуй был прохладным и легким, но дыхание Грейсона зажгло в Александре огонь. Его поцелуи все еще горели на губах. Может быть, он не понимал, что делает, когда прижимал ее к полу и страстно целовал? Она дотронулась языком до нижней губы в том месте, где осталась царапина от его зубов. Ни один мужчина ее так не целовал. И, похоже, больше никогда не поцелует.

Грейсон уже пришел в себя.

– Папа, почему капитан Ардмор хотел тебя убить?

Виконт отпрянул, но не отпустил руку Александры.

– Он не пытался меня убить, Мэгги. Он меня предостерегал.

Александра вспомнила о том, что услышала, перед тем как сбежать вниз и разбудить Джеффри и повариху.

Ее поразило известие об исчезновении короля Франции, однако вражда между виконтом и человеком по имени Ардмор имеет с этим явно мало общего. Ненависть в голосе незнакомца была так глубока, а злость, похоже, копилась годами.

Виконт быстро сменил тему разговора, отпустив руку Александры:

– Нам нужно помочь лейтенанту Джейкобсу, он ранен.

Взгляд девочки стал взволнованным.

– О Господи! Бедный мистер Джейкобс. Я должна о нем позаботиться. Где Оливер?

Оттолкнув отца, она выбежала из комнаты, все еще сжимая в руке нож, будто собираясь отомстить врагам. Александра шагнула за девочкой, испугавшись, что та поранится, но ее резко остановили. Она стремительно обернулась. Виконт удерживал ее за край пеньюара и улыбался.

– Останьтесь со мной, красавица.

– Но девочке может угрожать опасность. А что, если там есть кто-то еще? Да и вдруг они вернутся?

– Не вернутся. Сегодня.

Для человека, на чей дом напали, и который чуть не лишился жизни, Грейсон выглядел очень спокойным.

– Кто они такие? Кто этот мистер Ардмор? Об этом нужно заявить.

Виконт поигрывал краем пеньюара.

– Самое важное в этом деле, миссис Аластер, чтобы вы забыли все, что услышали. Вы могли бы сделать мне такое одолжение?

– Но как...

Взгляд его стал холодным.

– Поверьте, я занимаюсь слишком опасными делами, чтобы вмешивать в них вас. Возвращайтесь домой, и будьте милой соседкой. – Взгляд Грейсона смягчился, от его легкой улыбки сердце Александры забилось чуть быстрее. – Может быть, при следующей встрече мы не просто раскланяемся, а немного побеседуем. Мне это будет приятно.

И Александре тоже.

– Но я не могу допустить, чтобы вы так просто об этом забыли. Этот человек пытался вас убить. Вам нужно об этом кому-нибудь сообщить. Может быть, в морское министерство.

Грейсон сдвинул брови, будто удивляясь, что она тотчас же не пошла навстречу его пожеланию. Вид у него был такой, будто он ожидал выполнения своей воли как нечто само собой разумеющегося. Кричать было незачем – нужно было всего лишь взглянуть и сказать.

3
{"b":"31061","o":1}