ЛитМир - Электронная Библиотека

– Леди Федерстон, разрешите вам представить мистера Хендерсона. Мы с ним знакомы еще по Кенту.

Леди Федерстон задумалась. Александра почти слышала то, что вертелось у подруги в голове: «Молодой, симпатичный, хорошего происхождения... женат?»

Хендерсон поклонился:

– Рад знакомству, миледи.

– Приятно познакомиться. Вы будете сегодня на вечере Александры?

Он улыбнулся:

– Не имел удовольствия быть приглашенным.

– Но вам просто необходимо прийти. Ах, разве не приятно возобновить знакомство? Александра будет рада вас видеть.

Леди Федерстон многозначительно взглянула на Александру. Той было некуда отступать.

– Да, мистер Хендерсон, если это не помешает вашим делам, я буду рада вас видеть.

Хендерсон поклонился еще раз:

– Буду чрезвычайно признателен.

– Прекрасно! Начало в девять часов, – воскликнула леди Федерстон.

Джеффри снова отворил дверь.

– Виконт Стоук!

Грейсон вошел очень спокойно, совершенно не удивившись присутствию мистера Хендерсона и леди Федерстон. Ну конечно, он видел, как они приехали. Кажется, он знает все, что происходит в ее доме.

Леди Федерстон издала возглас удивления, но потом пришла в себя и протянула руку:

– Ваше сиятельство, рада встрече.

Он шагнул вперед, лениво улыбаясь. Всего час назад эта улыбка вызвала бы у Александры дрожь, но рассказ мистера Хендерсона заставил сохранить спокойствие.

– Очень рад, – проговорил Грейсон.

Он поднял к губам руку леди Федерстон, унизанную кольцами, и запечатлел легкий поцелуй.

Грейсон взглянул на Александру, слегка прикрыв левый глаз, будто подмигнув.

На нем была кружевная рубашка, темный сюртук застегнут. На руках – гладкие кожаные перчатки, на ногах – сапоги, начищенные до блеска. Выгоревшие волосы стянуты в аккуратный хвост. Синие глаза, несмотря на подмигивание и улыбку, не выдали ничего.

– Лорд Стоук, вы, конечно же, придете к Александре на вечер?

– Непременно.

Он кинул на Александру еще один непонятный взгляд.

Леди Федерстон не унималась:

– Это будет в высшей степени интересный вечер. Александра, ты станешь первой, у кого на приеме побывает лорд Стоук. Герцогиня Луистон просто позеленеет от зависти. – Она кокетливо взглянула на Грейсона: – Милорд, нам вас так не хватало. Надеюсь, мы будем часто видеться?

Тот кивнул:

– Миледи, у меня было очень много дел. Надеюсь это компенсировать.

– Приятно слышать.

Хендерсон кашлянул.

– Миссис Аластер, не смею задерживать. Милорд, не будете ли вы так любезны проводить меня до кареты?

– Разумеется. Хендерсон, вы, как я вижу, можете пропасть.

Выражение лица Хендерсона было напряженным. Леди Федерстон переводила взгляд с одного на другого с удовлетворением, будучи уверена в том, что видит столкновение соперников за сердце Александры. Александре стало нехорошо.

– Миссис Аластер, простите за вторжение, – нарушил тишину Грейсон. Подойдя к Александре, он вынул из кармана коробочку и сунул ей в руку. – Надень это сегодня вечером, – прошептал он.

Александра разволновалась. Грейсон отступил и вежливо поклонился:

– Желаю приятного вечера, леди. Мистер Хендерсон, надеюсь иметь удовольствие увидеть вас снова.

Грейсон повернулся и вышел. Хендерсон недовольно посмотрел ему вслед, поклонился Александре и леди Федерстон и поторопился покинуть гостиную.

Леди Федерстон подпрыгнула, как только хлопнула входная дверь.

– Счастливица! У тебя в приемной два джентльмена готовы испепелить друг друга взглядами.

Глава 18

Мягко говоря, Александра вовсе не чувствовала себя счастливой. Рассказ мистера Хендерсона отрезвил и разозлил ее сверх меры. Все это время Грейсон знал о своей страшной сделке с капитаном Ардмором и все-таки заставил ее в себя влюбиться.

Что же касается капитана Ардмора... Очень хотелось снова встретиться с этим человеком и высказать все, что она думает по поводу так называемой сделки. Ей понятно его горе, она сама теряла любимых людей, но этот человек зашел слишком далеко.

Подошла леди Федерстон:

– А что он тебе подарил?

– Что? Ах да. – Александра взглянула на сверток. – Не знаю.

– Так открой и взгляни.

Александра положила подарок на столик и развернула бумагу. Внутри был черный бархат. Удивление так и сорвалось с губ.

– Господи! – произнесла леди Федерстон.

На бархате, словно звезды в ночи, сияли бриллианты. Узор был сложным и одновременно простым. В средней части украшения находились пять опалов, оправленных в кованое серебро, отполированных и сияющих белым светом. Камни были расположены в шахматном порядке, каждый примерно на расстоянии полудюйма от другого. Александра узнала бриллианты. Они составляли ожерелье отвратительного вида, подаренное Тео. То самое, которое Грейсон украл у нее, когда они занимались любовью у него на корабле. Наверное, он сделал новую оправу, но опалы...

Вспомнился его голос, его прикосновение. «У меня есть опалы. Они будут сверкать в ваших волосах, словно белый огонь». И вот они перед Александрой.

Леди Федерстон взглянула на нее:

– Ты не говорила, что вы с виконтом Стоуком помолвлены.

– Нет, не помолвлены.

Леди Федерстон слегка побледнела.

– А зачем тогда делать тебе такие подарки?

Александра заставила себя вернуть драгоценности на бархатное дно коробочки.

– Понятия не имею.

Судя по лицу леди Федерстон, та задумалась.

– Будь осторожна, дорогая. В высшем свете множество злых языков. – Но тут леди Федерстон просияла. – Я поняла, в чем дело. Наверное, таким образом он заявляет о намерении сделать предложение. Как романтично! Ты и сосед-виконт, безнадежно влюбленные друг в друга.

– Да, – вздохнула Александра, упаковывая все в бумагу, – безнадежно.

Она повторила это позднее, стоя у туалетного столика и ожидая, когда новая горничная закончит ее прическу.

Горничная Джоан, простая женщина с каштановыми волосами, стянутыми в тугой узел, была мастерицей. У нее были рекомендации от баронессы и графини, сама она предпочитала тихий дом. Александра скрестила пальцы и сказала, что у нее большую часть времени спокойный дом.

Драгоценности лежали перед ней на черном бархате. Первым порывом было их спрятать, но смелости не хватило. Тиара была прекрасна. Александра никогда не любила бриллианты, считая их холодными и грубыми, но ювелир сделал из них подлинное произведение искусства. Использовав опалы Грейсона, он превратил безвкусную вещь, купленную мужем Александры лишь для того, чтобы продемонстрировать кредитоспособность, в элегантную и изящную вещицу. Стыдно скрывать такую красоту.

– Мадам, вы наденете это? – поинтересовалась из-за спины Джоан.

Она уже выразила свое восхищение, не спрашивая о происхождении драгоценности. Наверное, она посчитала это одной из вещей, доставшихся Александре от мужа.

– А? Нет, не думаю.

На квадратном лице Джоан отразилось разочарование.

– Но вам так это пойдет. У вас прекрасный цвет волос.

Не успела Александра запротестовать, как Джоан поднесла драгоценности к ее волосам.

Горничная была права. На красноватом фоне темных волос опалы сияли, словно белые звезды. Бриллианты сверкали чуть в отдалении, видные, когда на них попадал свет. Завораживающее зрелище.

– Взгляните, мадам. Это будет так хорошо смотреться с вашим новым платьем.

Ей очень хотелось надеть драгоценности. Грейсон заказал тиару именно для нее. Царский подарок.

Но почему? Сначала она была убеждена, что Грейсон решил сделать ее своей любовницей. После же разговора с мистером Хендерсоном Александра поняла, что Грейсон не лгал ей с самого начала, выразив сожаление по поводу того, что не может жениться. Злость и смятение сменились возмущением и горем. Грейсон собирался дать капитану Ардмору возможность себя убить. Раздражали мужские гордость и высокомерие, из-за которых женщинам и детям оставалось лишь горевать. Она поддерживала в себе раздражение, тем самым отгоняя страх. Сделку нужно порвать. Мысли путались, а чувства почти вышли из-под контроля. Александра строила планы. Правда, ни один из них не был разумным, как, например, встретиться с капитаном Ардмором и пригрозить арестом, если тот не оставит Грейсона в покое. Хотелось накричать на него, но эффект от этого едва ли будет большим.

31
{"b":"31061","o":1}