ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он ранил вас и должен за это поплатиться. Даже ваш приятель герцог нанял полицейских, чтобы его выследили. Мистеру Берчарду будет жарковато в Лондоне.

– Герцог – честный человек.

– Нет, он в вас влюблен. – Мистер Хендерсон усмехнулся. – Как и я.

Александра тихо застонала и потерла виски сильнее.

– Мистер Хендерсон, не говорите мне подобных вещей.

– Не говорить, что люблю вас? Я не в силах молчать. Я влюбился в вас за мгновение до... до того случая перед домом. Я очень надеюсь, что однажды вы позволите загладить мой поступок, показать, каким нежным я могу быть.

Александра пыталась взять себя в руки, быть просто леди, которой необходимо отказать поклоннику. Она устала, рука болела, самообладание плавилось, словно воск. Вскрикнув, она опустилась в кресло.

– Господи, неужели мысль об этом так ужасна?

– Мистер Хендерсон! – Александра сцепила руки и заговорила сквозь зубы: – Все это время я пыталась забыть о произошедшем за последние две недели. Однако то, что случилось у меня на приеме, просто не позволяет этого сделать! Обо мне ходят по городу слухи, моя репутация запятнана. И все из-за того, что ваши пираты и охотники за пиратами решили вести войну у меня в доме. – Она уронила руки на юбку. – Моя жизнь была такой спокойной. – «Скучной», – уточнил внутренний голос. – Как часы. – «Однообразной», – заметил тот же голос. – Все находилось на своих местах. – «Было предсказуемо и печально», – пронеслось у нее в голове. – Пока вы... – Она ткнула пальцем в Хендерсона. – Пока вы не поцеловали меня на улице на виду у всех соседей, Грейсон Финли не попросил меня спать без одежды, а мистер Ардмор не похитил меня и не увез на свой корабль. А потом на собственном приеме я совершенно выдала себя, когда выкрикнула имя Грейсона, думая, что ему угрожает опасность, и плача, когда украли драгоценность, которую подарил мне он. Я уверена, что открою следующую газету и увижу карикатуру, на которой буду изображена с капитаном, им же пиратом, им же виконтом Стоуком, возможно, лежащей обнаженной в его объятиях и произносящей некие умные слова.

Александра откинулась в кресле, совершенно обессилев.

Мистер Хендерсон подошел со страдальческим выражением лица. Опустившись на колено, он взял ее здоровую руку в ладони.

– Миссис Аластер... Александра... я ненавижу себя за то, что обидел вас. Я хочу все исправить, я обожаю вас. – Он запечатлел на ее пальцах влажный поцелуй.

– Мистер Хендерсон, пожалуйста, – простонала Александра, – вы лишь осложняете ситуацию.

– Скажите, как ее исправить.

– Переведите часы назад. – Она устало улыбнулась. – Вы это можете?

Хендерсон снова поднял ее руку к губам, а она слишком устала, чтобы сопротивляться.

– Я сделал бы это, если бы вы забыли, что встречались с Финли. – Он вздохнул. – Буду откровенен. Прошу прощения, если оскорбляю вас. Финли – варвар. Он не понимает вашей жизни. Вам претит безжалостность, а Финли существует в мире жестокосердия. В глубине души я знаю, что он уже стал вашим любовником. Он не ждет, когда хочет чего-то. Однако вашим мужем он никогда не станет.

Александре показалось, будто она падает.

– Мужем...

– Задолго до всех событий он заключил соглашение с капитаном Ардмором. Как ни странно, у Финли есть кое-какая честь. Он явится на собственную казнь.

Александра дышала с трудом.

– Вы не можете допустить, чтобы мистер Ардмор это сделал. Вы должны его остановить.

– Я? Остановить Ардмора? Для этого человека не существует преград. Даже мадам д'Лоренц не может на него повлиять, хотя думает, что строит планы в глубокой тайне. Вообще-то я полагаю, что Финли готовит какой-то сюрприз. Обычно он так и поступает.

– Вы... вы хотите сказать, что верите, будто Грейсон не даст мистеру Ардмору убить себя? – Александра схватилась за соломинку.

– Я понятия не имею, как поступит Финли. Он всегда был непредсказуем. – Хендерсон сжал ее руку. – Чего я хочу, так это забрать вас подальше от всего этого. Я уволился со службы у Ардмора и возвращаюсь в Кент. Я богат, вам никогда не придется волноваться о чем бы то ни было. Мы можем поселиться рядом с вашим старым домом и прекрасно жить. Дети, собаки – у нас будет все, что вы пожелаете.

Все, что она пожелает. Александра вздохнула:

– Я уже не знаю, чего хочу.

В его взгляде появилась обида.

– Чего вы хотите? Вам нужен Финли, не понимаю почему.

– Не знаю.

Она не лгала. Потому что он заставил ее радоваться. Понял, как она горевала о сыне. Забрал ужасное ожерелье мужа и сделал из него нечто прекрасное. Такие чувства не поддаются объяснению. Во всяком случае, для мистера Хендерсона. Мистер Хендерсон связан с капитаном Ардмором, как бы это ни отрицал.

– Прошу прощения, – тихо проговорила она. Он сжал ее пальцы.

– Не отказывайте мне пока. По крайней мере, обдумайте мое предложение. Вы можете прислать за мной в гостиницу «Маджестик», когда будете готовы ответить. Позвольте мне лелеять надежду, пусть даже тщетную.

Александра снова взглянула, как Хендерсон целует ей руку, но едва ощутила прикосновение его губ. Она знала, что не может подать надежды. Ее сердце отдано мужчине, согласившемуся пожертвовать жизнью ради дочери. А это значит, что у нее впереди пустота.

– Миссис Ферчайлд ведет меня кататься в парк, – объявила Мэгги. – Ты пойдешь?

Грейсон повернулся к Мэгги. На дочери была светлая амазонка, красивое лицо обрамляла шляпка. Глаза ее светились.

– К сожалению, нет. Мне нужно выполнить поручение этого... морского министерства, – ответил он, не считая нужным скрывать от дочери свои чувства. – Может быть, завтра.

Улыбка на лице девочки померкла.

– Когда мы были на корабле, мы всегда были неразлучны. Помнишь, как вы с мистером О'Малли учили меня лазать по снастям?

Грейсону стало весело. Мэгги была прилежной и бесстрашной ученицей. Сорокапятилетний Йен О'Малли несколько раз бледнел, видя, как она себя ведет.

– Помню.

Она подошла, тихо ступая по дощатому полу.

– Отец, когда мы были на корабле, я думала, что мистер Хендерсон, мистер О'Малли и мистер Ардмор – друзья. Но как только мы добрались до Лондона, все изменилось. – Взгляд ее был слишком понимающим для двенадцатилетней. – Что-то здесь не так. Почему они стали твоими врагами?

Она сказала «твоими». О'Малли, докладывавший обо всем Ардмору, был все еще очарован Мэгги, а она – им.

– Они – мои давние враги. Мы заключили перемирие на время поездки.

– Жаль, что ты мне ничего не сказал.

Грейсон оперся о стол.

– Я не хотел тебя пугать еще сильнее.

Взгляд Мэгги поразил его в самое сердце.

– Ты не пугал меня. Я поняла, что ты – мой отец, в то самое мгновение, когда увидела тебя. Тогда я подумала, что вес будет хорошо. Гораздо больше меня страшила мысль, что я могу навсегда остаться одна. Даже мистер Ардмор не вселяет такого испуга.

– Я передам ему твои слова.

Грейсон взглянул на Мэгги. Она была так трогательно хрупка и одновременно так сильна.

– Я рад, что ты его не боишься. Значит, он никогда не сможет тебя победить. Я никогда не оставлю тебя, даю слово.

Она кивнула, словно не сомневалась, что он вечно будет рядом.

– Повариха миссис Аластер говорит, что ей гораздо лучше. Я имею в виду миссис Аластер. Завтра мне можно будет ее навестить. Ты тоже ее проведаешь?

У него вдруг возникла перед глазами сцена, когда он лежал у себя в каюте на борту «Мэджести», а Александра стояла рядом. Он вспомнил ее прикосновения и подавил стон.

– Да, я ее навещу.

«Буду это делать каждый день, всю жизнь».

– Хорошо. Может быть, мы сходим вместе?

Мэгги обняла отца и заторопилась к двери.

– Мэгги!

Дочь остановилась.

– Ты знаешь, что я люблю тебя, да?

Она помолчала. Грейсон затаил дыхание. Мэгги улыбнулась:

– Папа, я тоже тебя люблю.

Мгновение она пристально вглядывалась в него, затем повернулась и ушла.

37
{"b":"31061","o":1}