ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
До встречи с тобой
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
В объятиях герцога
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Рожденная быть ведьмой
Отчаянные
Вверх по спирали

Грейсон нашел Йена О'Малли на кухне в обществе Оливера и поварихи Александры миссис Даллоуэй. Отведя О'Малли в сторону, Грейсон поручил ему доставить несколько записок.

О'Малли побледнел.

– Вы хотите, чтобы это сказал ему я? А почему бы мне просто не совершить самоубийство и поставить на этом точку?

Грейсон рассердился.

– Доставь записки именно в этом порядке. Я хочу встретиться с мадам д'Лоренц, как только ты сможешь до нее добраться. Если я не вернусь к ее приходу, постарайся, чтобы она дождалась меня здесь. Пусть ее удерживает Оливер, если в том будет необходимость.

О'Малли нахмурился:

– Финли, я первый помощник капитана на самом грозном судне, а не посыльный.

Грейсон приблизил свое лицо к лицу О'Малли, поросшему щетиной:

– Здесь, в Лондоне, ты просто несносный ирландец, имеющий отношение к мятежу 1799 года. Я уверен, что морское министерство хотело бы обсудить с тобой эту тему.

– Это настоящий шантаж. Финли, у меня сердце разрывается от того, что ты сейчас сказал. И это после всего, что мы пережили вместе!

– Просто сделай все, как я велел, – проворчал Грейсон и отправился на Мэрилебон-стрит.

Грейсона обрадовало, что покупателей в тот день опять обслуживала мисс Француженка. Расположившись на стуле, он рассеянно рассматривал товары на полках за прилавком, пока девушка помогала какому-то французу. Через некоторое время тот ушел, почти радушно кивнув Грейсону.

Девушка взглянула на Грейсона и улыбнулась. В улыбке был явный намек на то, что можно с легкостью попросить посмотреть не только шкатулки для драгоценностей, но и кое-что еще и получить вознаграждение.

Грейсон занялся шкатулками. Он осмотрел три шкатулки с изящной позолотой и одну с росписью, которые могли бы понравиться Мэгги, и рассмеялся про себя. Каждый раз, когда Мэгги радует его, он покупает ей подарок. Придется ей снять склад для хранения всех этих вещиц.

Мисс Француженка улыбнулась, видя затруднения с выбором.

– Эта, – проговорила она с акцентом, взмахивая темными ресницами и показывая на самую дорогую шкатулку, – вашей дочери понравится, когда она будет полон ее драгоценностей.

На девушке было тончайшее муслиновое платье, мало что скрывавшее. Розовые контуры сорочки отчетливо вырисовывались на фоне корсажа, сквозь материал были видны очертания сосков.

– Вы родились в Англии? – осведомился Грейсон небрежно.

Девушка улыбнулась:

– Да. Но мои родители быть французы. Они бежать от террор. Во Франции они быть аристократ.

В этом Грейсон сомневался. Большинство аристократов проявляли склонность к изысканному образу жизни, хотя и в стесненных обстоятельствах. Некоторые дворяне средней руки сводили концы с концами, содержа магазины. Едва ли такие люди были приближены к королю. Грейсон поигрывал эмалевой крышкой дорогой шкатулки, отделанной золотой филигранью.

– Когда я был у вас в прошлый раз, вы упомянули некую мадам д'Лоренц.

– Ах да. Этой леди нравиться шкатулки и вещи для туалетного столика.

Грейсон оперся локтями о прилавок.

– Мадемуазель, а вы удивились бы, если бы я сказал, что мадам д'Лоренц – французская шпионка? Что она на службе у Наполеона?

Глава 22

В поведении девушки произошла явная перемена. Заученный флирт и располагающая улыбка померкли, а вместо них появился ошеломленный взгляд.

– Что? Не может быть, чтобы это было правдой. Только не мадам д'Лоренц. – Французский акцент почти исчез.

– Я знаю это благодаря моему положению.

– Откуда? – Девушка заморгала, покачала головой и, кажется, поняла, что вышла из образа. Французский акцепт вернулся. – Нет, она не может быть шпион. Она так предана король. Она сделать для него что угодно. – Девушка наклонилась к Грейсону. Лицо ее было взволнованным. – Как вы можете быть уверен?

Грейсон слегка пожал плечами:

– Когда-то я был ее любовником. Я знаю о ней почти все.

Девушка выпрямилась, на лице ее было явное смятение.

– Ах, месье, то, что вы сказать, ужасно.

– Может, вам не стоит продавать ей шкатулки?

– Что? – Она наморщила лоб, потом вдруг успокоилась и кивнула: – Да, будет так, как вы сказать. Больше не продавать мадам д'Лоренц. А теперь, месье, вы выбрали? У меня много дел.

Александра еще долго сидела в гостиной после ухода мистера Хендерсона. Часы тихонько тикали в углу, легкий ветерок раздувал занавески открытого окна. Запах роз манил. Александра сидела, положив руки на колени и всматриваясь в золотистый узор на ковре. Письменный стол находился у окна, атласное дерево, из которого он был сделан, блестело, словно золото. Внутри стола лежал список женихов. Нелепый список. Как можно выбрать мужа по перечисленным качествам, будто при покупке мебели? Список и стратегия, выработанные леди Федерстон и ею, казались сейчас абсолютной глупостью. Если бы джентльмен типа мистера Хендерсона сделал ей предложение всего две недели назад, она была бы довольна. Можно было бы выйти за него замуж, переехать в Кент и продолжать не без удовольствия вести эту прозаическую жизнь.

Все изменилось, когда умер старый виконт и его место занял молодой. Синеглазый пират въехал в соседний дом, и вся ее жизнь пошла кувырком.

Когда тени коснулись пальмы, росшей в горшке, Александра все-таки встала и вышла из комнаты. Энни и Эми вытирали пыль внизу. Джеффри дремал на посту у входной двери. Следовало бы его выбранить, но у Александры не было сил. В кухне было тихо – должно быть, миссис Даллоуэй навещала мистера Оливера.

В зале наверху – тоже ни шороха, ни звука. В вечер приема там царило настоящее безумие. Александра остановилась на том самом месте, где она увидела, как Берчард поворачивается и прицеливается в Грейсона. Тогда она подумала, что у нее остановится сердце. Смутно вспомнился собственный крик после выстрела и резкий запах пороха.

А потом из спальни выбежал полностью обнаженный мистер Джейкобс. Что ж, по крайней мере, гости развлеклись. У миссис Уотерз вид был особенно довольный. Александра повернулась и поднялась по лестнице. Она отворила дверь, в солнечном свете затанцевали пылинки. Джоан не было видно – наверное, она отдыхала или занималась делами. Александра подошла к окну, желая впустить в душную комнату свежий воздух.

Дверь за спиной закрылась, замок тихо звякнул. Александра обернулась.

У самого порога стоял Джеймс Ардмор. Его зеленые глаза были холодны.

Она открыла было рот, чтобы закричать, но из пересохшего горла не вылетело ни звука.

Не успела Александра прийти в себя настолько, чтобы подбежать к звонку, как Ардмор оказался рядом. Громадная фигура отрезала путь к отступлению. Ардмор схватил Александру так сильно, будто заковал в цепи.

У нее подкосились ноги. Смуглое лицо обрамляла темная борода, глаза диковато блестели. Когда Александра встречалась с ним при обстоятельствах, в которые поставил ее мистер Хендерсон, она была настолько самонадеянна, что не испытывала страха. Сейчас же она увидела жестокость и злость, поняла, что Ардмор может легко переломить ее и любого, кто прибежит ей на помощь.

Она с трудом глотнула воздуха.

– Как вы вошли? Джеффри должен был объявить о вашем приходе.

Она вспомнила, что Джеффри дремал у двери, и вдруг у нее зародились подозрения.

– Где Джоан?

– Спит. Не сердитесь на нее, ее вины здесь нет.

– Конечно, это вы виноваты, мистер Ардмор. Чего вы хотите?

– Я пришел, чтобы поговорить с вами. Наш последний разговор так грубо прервали.

– Мистер Ардмор, нам нечего сказать друг другу, – холодно объявила она.

– Миссис Аластер, я думаю, нам есть о чем побеседовать.

Точно так же, как и мистер Хендерсон, он поднял руку Александры и осмотрел перевязанную рану. Пальцы его были мозолистыми.

– Это сделал Берчард?

– Да. Он еще один джентльмен, доставляющий мне только неприятности.

38
{"b":"31061","o":1}