ЛитМир - Электронная Библиотека

Она взглянула на Ардмора.

– Ну хорошо, – проговорила высокомерная внучка герцога.

Под пристальным взглядом Ардмора она дотянулась до крючков корсажа и начала их расстегивать.

Грейсон смотрел, как «Аргонавт», паруса которого были ему почти так же знакомы, как паруса «Мэджести», быстро двигался в сторону устья Темзы. Опустив бинокль, он отступил к Йену О'Малли, державшему руль.

– Похоже, капитан отчалил без вас, лейтенант.

О'Малли выглядел скорее покорным, чем взволнованным. Взяв бинокль, он подвинулся к борту корабля.

Грейсон занял его место у руля. Утренний ветер ерошил волосы. Грейсон машинально приспособился к наклону судна, натянув паруса. Сила корабля чувствовалась в наклоне, натяжении воды, подъеме и падении палубы, ветре, помогавшем или мешавшем.

Это его место. Грейсон ощущал это всем своим существом. Его место не на серо-коричневых неподвижных улицах с прохожими, пропитавшимися удушающим смогом. Он должен быть здесь – отдавать приказы матросам, карабкающимся по реям, чтобы свернуть паруса, и прекрасно разбирающимся во множестве пересечений мачт. Его дело – вести корабль по опасным водам, склоняться в каюте над столом, пролагая пути там, где их никогда не было.

Он привез Мэгги в Лондон ради ее блага. Нужно было думать раньше. Александра поняла то же, что и он, – Мэгги будет тяжело придерживаться строгих правил общества. Мэгги с радостью пересекла Атлантику, а еще она с восторгом относилась к Александре.

Грейсон направил судно против ветра, двигаясь по следам «Аргонавта». Он покончит с Берчард, с Ардмором и предоставит короля Франции морскому министерству. А потом он увезет куда-нибудь Александру и Мэгги. Он женится на Александре. У него будет семья. После стольких лет одиночества... У кормы Йен вдруг остановил бинокль на чем-то движущемся.

– Матерь Божья!

Грейсон взглянул на него:

– Что такое?

– Ах, ничего особенного.

Грейсон позвал Джейкобса, чтобы тот взял руль. Когда молодой человек это сделал, Грейсон встал рядом с Йеном и взял у того бинокль.

Он увидел ялик, скользивший по воде. У кормы сидел полный человек, явно знавший все об управлении лодкой. Парусами занимался не кто иной, как герцог Сен-Клер. На носу лежала мадам д'Лоренц. На ее сизом корсаже виднелось ярко-красное пятно.

– Боже правый!

– Я знал, что вам не захочется на это смотреть, – сказал Йен.

– Джейкобс! Иди сюда.

Джейкобс подчинился, не задавая вопросов, затем отдал приказания матросам. Корабль повернулся, замедлил ход и двинулся параллельно ялику. Сен-Клер поднял голову. Лицо его стало таким же белым, как и паруса, с которыми он занимался.

– Я так понимаю, на корме сидит Людовик, король Франции, – проговорил О'Малли.

Грейсон обратился к полному человеку, потом к герцогу:

– Что происходит?

– Стоук, слава Богу. Миссис Аластер отвела меня к королю, как вы и просили. Боюсь, однако, что она в беде. Она до сих пор у Ардмора.

«Как я просил?» Грейсон задумался, а потом ощутил ярость, наполнившую его, словно вода.

– Она у Ардмора?

– Да, я не смог его остановить.

Она у Ардмора. Мысль эта не давала покоя. Она у него, она отвела к нему герцога. Александра пошла к Ардмору.

Грейсон испугался. Она пошла не для того, чтобы обмануть его, а надеясь перехитрить Ардмора и спасти Грейсона. Она сделала это из любви к нему.

– Вы застрелили эту даму? – крикнул Йен пассажирам ялика.

– Нет, не я. Это сделал Ардмор. Он сумасшедший.

– Ну, это мне и так известно, – ответил Йен. – Ну и ну, английский герцог и король Франции вместе. Надеюсь, вы потонете.

– Джейкобс! – крикнул Грейсон. – Отправь кого-нибудь помочь им причалить к берегу.

Йен помрачнел:

– Финли, ты лишаешь ирландца такого удовольствия!

Грейсон нахмурился:

– Полный вперед, Джейкобс. Я хочу поговорить со старым другом Ардмором.

Йен прищурился:

– Я думал, план состоит в том, чтобы удвоить силы и унизить Берчарда.

Первоначально намечалось отвлечь Ардмора Берчардом и спасти короля Франции, задав Ардмору хорошую трепку. Грейсон поделился этим намерением с Йеном.

– План изменился. У него Александра. Ардмор хочет, чтобы я погнался за ним. Так я и сделаю.

– Я буду вынужден тебя остановить, – заметил Йен.

Грейсон улыбнулся шире:

– Попробуй.

Александра вздрогнула, когда мистер Хендерсон надел на нее холодные наручники. Он был мрачен, однако подчинялся приказам Ардмора.

Ардмор заставил ее снять все, включая шелковые чулки. Она стояла босая на холодном полу. Кожа горела от постоянного ветра на палубе, но Александра держала голову высоко и отказывалась поддаться смятению. Она нахмурилась, когда Хендерсон защелкнул наручники. Длинная цепь протянулась от одного запястья до другого и коснулась живота.

– Мистер Хендерсон, мне стыдно за вас.

Его глаза оставались равнодушными.

– Миссис Аластер, у каждого есть возможность выбора.

– Может быть, и так, только я не одобряю ваш выбор. Капитан Ардмор не выпускал из рук пистолета.

– Ее вещи унесли?

Хендерсон устало взглянул на него:

– Да, сэр. Их унес Робинс. Несчастный.

– Я хорошо его вознагражу.

Ардмор кивнул Хендерсону:

– Оставьте нас.

Хендерсон замер.

– Сэр?

– Уйди, Хендерсон. Я побуду с леди наедине.

Хендерсон вздохнул:

– Сэр, вы используете ее для того, чтобы приманить Финли.

– Спасибо за то, что напомнил.

Хендерсон смотрел на нагую Александру, блестя очками. Затем поджал губы, взглянул на Ардмора и вышел, громко хлопнув дверью.

Александру воспитали настоящей леди. Гувернантки научили ее реагировать на любую ситуацию с достоинством. Едва ли кому-то из них, даже миссис Ферчайлд, когда-нибудь приходило в голову, что Александра может стоять обнаженной и закованной в цепи в каюте пиратского корабля. Другая женщина упала бы в обморок, заплакала или задрожала от страха. Александра выпрямила спину и бросила на капитана Ардмора взгляд, достойный принцессы, одетой в шелк и тиару, смотрящей на просителей с балкона королевского дворца.

Но на Ардмора это не произвело никакого впечатления. Он внимательно оглядел ее, начиная со спутанных локонов до обнаженной груди, выставленного напоказ живота, бедер, икр и босых ног. Это был не похотливый, не взбешенный, но хладнокровный внимательный взгляд человека, желавшего осмотреть приз, который он только что выиграл.

Что Ардмор думал о призе, он не сказал. Он лишь смотрел на нее глазами, полными мрачного удовлетворения.

Александра вздохнула и заговорила:

– Полагаю, капитан Ардмор, жажда мести лишила вас рассудка.

– Александра, я сошел с ума давным-давно. Ни вы, ни Финли не можете тут ничего изменить.

– Я уверена, что Грейсон не желал вашему брату смерти.

Он не был так невозмутим, каким пытался казаться. Перед ним стояла обнаженная женщина, а в глазах его были лишь злость и боль.

– Александра, откуда вам знать, каковы были намерения Финли? Вас там не было. Меня – тоже. И я не смог ничему воспрепятствовать.

– Я знаю. Это было не в вашей власти.

Вдруг он ударил кулаком по столу:

– Я не хотел, чтобы это было не в моей власти. Когда мой брат потерял жену и ребенка, мне было больно. Он горевал до конца своих дней. Он больше не улыбался и не ведал счастья. А Финли, ваш драгоценный Финли, лишил меня последнего шанса вернуть его к жизни.

На черных ресницах Ардмора повисли слезы. За слезами скрывался человек, горе которого было невыносимо.

– Клянусь, он не хотел этого.

– Не имеет значения, что он хотел. Пол умер, я не смог ничем ему помочь.

– Мне так жаль.

– Когда я добрался до него, он был еще жив. Знаете, каково это было – смотреть, как он умирал? Каково знать, что я снова подвел его? Александра, я не спас его.

– Вы не можете винить Грейсона. – Александра подняла руку, цепь звякнула, она коснулась плеча Ардмора. – Вы не вправе заставить его расплачиваться за это. Это не его вина.

49
{"b":"31061","o":1}