ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знай, Хендерсон. Если ты снова до нее дотронешься, если к ней прикоснется кто-нибудь еще, я буду считать себя вправе вступиться за ее честь. Это относится ко всем, кто осмелится к ней приблизиться. Скажи Ардмору, что и к нему тоже. Ты все понял?

Хендерсон был белее мела.

– Я-то понял, но не могу ничего гарантировать.

В Грейсоне кипела ярость. Хотелось повалить Хендерсона на пол и избить, разорвать костюм в клочья и растоптать безукоризненный галстук каблуком сапога. И все это зато, что он поцеловал красавицу соседку, совершенно растерявшуюся, когда Грейсон предложил ей спать обнаженной.

Она так и поступила. Он это понял, увидев ее зардевшиеся щеки. Вокруг Александры сидели леди средних лет, взиравшие на него с птичьим любопытством, но Грейсон замечал только ее. Она спала обнаженной по его просьбе, смущалась и волновалась от этого. Встревожился и Грейсон. Хендерсон... Из-за него Грейсон понял, что случилось бы, сделай он ее своей, повинуясь импульсу. Ардмор вовлек бы ее в игру, что осложнило бы уже и без того запутанную жизнь Грейсона. Может быть, убив Хендерсона, он почувствовал бы себя гораздо лучше. Но Грейсон не настолько глуп, чтобы думать, будто Ардмор не станет мстить. Может быть, Джейкобса убьют за Хендерсона, а Оливера – за О'Малли. Вражда будет длиться вечно. Грейсон зная, что Хендерсон – всего лишь пешка в руках Ардмора, как и О'Малли, Мэгги и сам Грейсон.

Подавив порыв, он кивнул Джейкобсу и зашагал прочь. Вслед им прозвучали слова Хендерсона:

– Финли, думаю, ты понимаешь, что сказал мне все, что хотел узнать Ардмор.

Гости ушли несколько часов назад. Александра в растрепанных чувствах поднялась в гостиную на втором этаже. Сегодня вечером она должна была отправиться в театр с леди Федерстон, но отказалась. Леди Федерстон предложила остаться, но Александра отослала встревоженную подругу. Алиса подаст ей чаю, и все будет хорошо.

Алиса принесла чашку чаю с доброй порцией бренди. Сейчас Александра пожалела, что его выпила. Голова слегка кружилась, все тело наполнила неожиданная легкость. Она с упреком смотрела на полупустую чашку на журнальном столике. Мысли перескакивали с одного на другое. Она несколько раз перебирала в уме события дня, вспоминала человека в очках, тянущегося к ней, грозный взгляд виконта, крик Мэгги.

Мистер Хендерсон...

Кто этот человек и почему он решил поцеловать ее таким образом – на глазах у всей улицы? Гости отреагировали по-разному. Леди Федерстон и миссис Уотерз были в шоке и сочувствовали ей. У миссис Тетли был такой недовольный вид, будто симпатичный молодой человек должен был грубо поцеловать посреди улицы именно ее. Леди Генриетта Колдикотт с упреком качала головой, пребывая в дурном настроении. Будто Александра сама придумала все, начиная с несчастного случая и заканчивая поцелуем, специально для того, чтобы вызвать у нее раздражение. Что же касается джентльменов... Она прижала руки к глазам. Герцог был сама любезность.

Александра подняла голову и достала список из ящика письменного стола. Герцог был первым в списке. Его отец был старым другом семьи. Он первый пришел Александре на ум, когда та стала задумываться о втором муже. Герцогу было около тридцати лет. Раньше он был женат, но его супруга и дочь погибли лет пять назад. Младший брат герцога, моряк, нашел смерть в море в прошлом году. Герцог повсюду твердил, что ему нужен наследник. Разумеется, мамаши постоянно представляли ему дочерей, но герцог был щепетилен в выборе.

Сегодня вечером он был очень внимателен. Но и лорд Хилдебранд смотрел на нее с нескрываемым любопытством. Это была уже не показная вежливость. Александра видела, что он не отрывает глаз от ее губ, от отметины, оставленной человеком в очках. Раз или два она уловила, как лорд облизывает губы, и ей это не понравилось.

Она достала перо и заточила, открыла чернильницу и окунула перо в темную жидкость. Стоит ли вычеркнуть лорда Хилдебранда? Александра колебалась. Его странные взгляды могли вообще ничего не значить. Нужно сначала поговорить с леди Федерстон.

Против имени каждого джентльмена были особые пометки, смысл которых понимали только она и леди Федерстон. Она поставила рядом с именем лорда Хилдебранда крошечный минус в знак того, что кандидат обладает небольшим недостатком. Теперь по поводу лорда Стоука. Она обещала леди Федерстон включить его в список. Он очень отличался от других, мало кто в Лондоне знал о нем что-нибудь. Следовательно, они с леди Федерстон должны будут удвоить усилия и выяснить о нем все, что возможно. Но об этом она ни за что не расскажет ни миссис Уотерз, ни миссис Тетли. Она написала его имя пожирнее – длинный изгиб «С», резкое «к», круглое «о». Александра сидела и всматривалась в написанное. Титул ему не подходит, гораздо лучше звучит «Грейсон Финли». Она написала его рядом с титулом. Рука дрогнула, Александра отдернула ее, прежде чем на бумагу упала клякса.

Александра закрыла глаза, вспоминая, как вернулась в спальню прошлой ночью. Она долго стояла у кровати, раздумывая о пожелании соседа. Та Александра Аластер, которую она знала, никогда бы этого не сделала. Но она и не стала бы целоваться с пиратом.

Она стояла неподвижно около получаса. Алиса давно ушла спать. Свечи начинали оплывать. И тут Александра неторопливо разделась. Она расстегнула ночную рубашку, очень медленно, крючок за крючком, и выскользнула из нее, сбросив на пол. Мгновение стояла, подставляя летнему воздуху обнаженную кожу, а потом неспешно легла.

Александра еще помнила ощущения прохладного прикосновения простыней к плечам, икрам и животу. Соски напряглись, натягивая простыни. Она прижала руку к горячему ноющему месту у соединения бедер, пытаясь подавить жар. Но думала она лишь о том, как к этому месту прикасался он, и рука ее увлажнилась.

Щеки ее до сих пор горели. Александра снова представляла себя лежащей в постели, представляла, как обнаженные бедра опираются о матрац. Но на этот раз рядом с ней лежал пират, и его загрубевшая рука скользила по ее бедрам.

– Прекрасная леди, могу я узнать, какая вы?

– Да, – стонала она.

Она приготовилась ощутить его губы, но он рассмеялся, наклонился и сорвал с шеи бриллиантовое ожерелье, скоропалительно добавленное воображением.

– Благодарю, миледи.

Потом настойчиво поцеловал ее в губы и поднялся с постели, поразительно красивый в своей наготе. Он ушел, привлекая внимание мускулистой спиной и растворившись в тумане. Александра открыла глаза и глубоко вдохнула. Она снова обмакнула перо и нарисовала еще один завиток рядом с именем виконта – знак вопроса, завершавшегося аккуратной точкой.

По ковру тяжело ступал Джеффри.

– Лорд Стоук! – объявил он.

Александра вскочила, чуть было не перевернув чернильницу.

– Джеффри, пожалуйста, стучи или подавай какой-нибудь еще знак, перед тем как ворваться.

– Простите, мадам. Пришел лорд Стоук.

Глава 6

Он уже находился в комнате, войдя, похоже, следом за Джеффри. Александра встала и торопливо заслонила собой стол.

Виконт отпустил Джеффри взглядом. Тот не стал дожидаться указаний Александры, поклонился и вышел.

Виконт затворил за ним двустворчатую дверь. Этого делать не следовало. Не нужно принимать джентльмена в одиночестве при закрытых дверях поздним вечером, особенно того, который целовал ее столь страстно прошлой ночью. Александра направилась к дверям, но вдруг передумала. Виконт быстро подошел. Не спрашивая, обнял ее и откинул голову назад. Внимательно вглядевшись в ранку на губе, нахмурился:

– Проклятие!

Александра невольно дотронулась языком до отметины, оставленной человеком в очках. Весь вечер ее кожа горела, словно от стыда.

Глаза виконта сверкнули сталью.

– Он сожалеет о том, что сделал. Поверьте.

– Вы знакомы?

Она вспомнила удивление Мэгги. Девочка назвала этого человека по имени. С ним знаком не только сам виконт, но и его дочь. В Александре проснулось любопытство.

8
{"b":"31061","o":1}