ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Правила соблазна
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Энциклопедия пыток и казней
Кровь, кремний и чужие
Т-34. Выход с боем
О рыцарях и лжецах
За них, без меня, против всех

– Так, видно, судьба определила, сынок. Вины твоей здесь нет никакой. Ты ведь не промотал эти деньги, – успокаивала его госпожа Ян. – Не надо убиваться. Отдохни спокойно дома, а мы той порой соберем еще денег, и ты снова отправишься в путь. Вот увидишь – вернешь потерянное.

– На этот раз буду торговать где-нибудь поблизости. Какой прок забираться в дальние края?

– Ну, что ты! Настоящий купец едет за тысячу ли от дома.

Прошел месяц или немного больше. Ван обратился за советом к другим торговцам, и они сказали:

– Говорят, в Янчжоу хорошо идут бумажные ткани, а покупать их надо в Сунцзяне. К нам из Янчжоу хорошо бы привезти риса и бобов. Дело как будто бы очень выгодное.

Тетка собрала несколько сот лянов, Ван отправился в Сунцзян и купил около сотни кусков материи. Потом он нанял парусную лодку и, выбрав счастливый день, тронулся с приказчиком в путь. Близ Чанчжоу лодка остановилась: вся река была забита судами. Ban стал расспрашивать, что произошло, и кто-то из купцов ему объяснил:

– Канал впереди запружен лодками с казенным зерном. Они стоят сплошь от Цинняньпу до Липкоу. Лодки торговцев не пропускают.

– Что же нам делать? – спросил Ван своего лодочника.

– Попытаемся все-таки пробраться. А не то надо сворачивать на Манхэ. Вот наказанье!

– По Манхэ плыть опасно, – – возразил Ван.

– Так ведь сейчас – день, чего нам бояться? А ждать бесполезно: неизвестно, сколько прождем.

Ван послушался лодочника, и они поплыли.

– Вот удача! – вскричал обрадованный Ван, когда лодка вышла па Мэнхэ. – Хорошо, что мы не остались на месте – когда бы еще выбрались!

Но радость юноши была преждевременной. За кормою послышались удары весел – их нагоняла джонка, до отказа набитая людьми. Вот она уже совсем близко, лодку Вана зацепили багром, и на палубу попрыгали головорезы с мечами, острыми ножами и железными палками – числом не менее десятка.

Должно вам знать, что река Мэнхэ течет с запада на восток и впадает в Янцзы. В тех краях разбойники выходили па промысел не только ночью, но и днем, и ни одно судно с грузом в эти воды заплывать не отваживалось. Как же могли грабители упустить добычу, которая сама попала им в руки?… Угрожая оружием, они прогнали лодочника, который стоял у кормового весла, и принялись перекидывать тюки с материей в свою джонку. Присмотревшись внимательнее, Ван узнал прежних своих знакомцев, с которыми судьба свела его у Хуантяньдана.

– О могущественный предводитель! – закричал он, обращаясь к главарю шайки, рослому и плечистому разбойнику. – Я уже однажды побывал в вашей власти, и вот мы встречаемся снова! Не иначе как я чем-то жестоко вас обидел в прошлой жизни!

– Когда так, вот тебе песколько монет на обратную дорогу, – отвечал главарь и швырнул Вану кошелек. Джонка отчалила и скоро исчезла из глаз на просторе реки.

Удрученный Ван развязал кошелек. В нем было ля-нов на десять серебра.

– Премного благодарен! – горько усмехнулся он и пе смог сдержать слез, – Хорошо, хоть на обратную дорогу занимать не придется. – Он обернулся к лодочнику. – Какой злой дух подсказал тебе этот объезд? Видишь, чем дело кончилось? Поворачивай назад!

– Клянусь, этот мир перевернулся вверх дном! – воскликнул лодочник. – Кто бы мог подумать, что разбойники нападут средь бела дня?

Лодка двинулась в обратный путь, и скоро Ван возвратился домой. Госпожа Ян была и встревожена п огорчена, но, когда племянник, заливаясь слезами, поведал ей о том, что с ним приключилось, мудрая женщина не стала его корить или упрекать, а, напротив, советовала смириться с судьбой и надеяться на будущее.

– Ничего, сынок, и тебе улыбнется удача, – посулила она напоследок.

Прошло сколько-то времени, тетка снова собрала денег и снова стала уговаривать племянника попытать счастья в торговле.

– Два раза тебя ограбили – что же делать? Так, видно, было определено свыше: ведь разбойники могут нагрянуть и к тому, кто сидит безвыходно дома. Конечно, начало не из веселых, и все-таки, мне кажется, нельзя бросать занятие, завещанное тебе от предков. Но Ван, наученный горьким опытом, колебался.

– Племянник, если тебе трудно решиться, обратись к гадателю: узнаешь, что тебя ждет, спросишь, куда лучше поехать.

Ван послушался совета тетки и пригласил гадателя. Загадали на один город, на другой – ответы выходили неутешительные. Но когда очередь дошла до Нанкина, триграммы расположились самым благоприятным образом.

– Надо ехать в Нанкин, – объявил гадатель. – Там вас ждет богатство.

– Племянник, не забывай хорошей пословицы: «Смелый обойдет всю Поднебесную, робкий – не ступит и шага», – поддержала гадателя госпожа Ян. – От Сучжоу до Нанкина не больше семи или восьми почтовых перегонов. Дорога оживленная, людная – твоему отцу и дяде она была хорошо знакома. Что и говорить, тебе не повезло – ты дважды повстречался с разбойниками. Но ведь не тебя же именно они поджидают! Вдобавок и гадание сомнений не оставляет: ехать надо в Нанкин, и никуда больше. Отправляйся и ни о чем не тревожься.

Так Ван пустился в путь в третий раз. Сама судьба снарядила его в это путешествие. Недаром говорят стихи:

Богатство и успех не в нашей власти –
Посланцы духов нам приносят счастье,
Грабителей с богатством долгожданным
Прислали духи, сжалившись над Ваном.

За два дня Ван добрался до Янцзы. Вдаль от берегов убегали горы, походившие на скачущих коней. Попутный ветер скоро домчал лодку до заставы Лунцзян-гуань, но тем временем уже стемнело, и причаливать было небезопасно. Ван велел лодочнику остановиться подле большого караульного судна и, в уверенности, что здесь никакая неожиданная беда застигнуть его пе может, спокойно лег спать. В третью стражу его разбудили удары гонга. Он вскочил с постели и выглянул из каюты. Палубу ярко освещал огонь факелов. Караульного судна не было видно, лодка стояла где-то посреди реки. Вокруг суетились и сновали люди. Оцепенев от ужаса, Ван смотрел на разбойников. Он их сразу узнал: это была та же шайка, что грабила его уже дважды. Набравшись храбрости, он схватил за рукав главаря, который в прошлый раз дал ему денег, упал перед ним на колени и завопил:

– О могущественный предводитель, убей ничтожного!

– Мы поклялись не проливать крови. Убирайся и не мешай нам.

Ван зарыдал.

– О предводитель, с малых лет живу я без отца и без матери, камнем вишу на шее у старой тетки. Не так давно порешил я заняться торговлей. Трижды я выходил в дорогу и трижды встречался с тобою. Всякий раз ты обирал меня до нитки. Не иначе как я обидел тебя в прежней жизни! Посуди сам, как мне теперь показаться на глаза тетке? Где взять денег, чтобы с нею рассчитаться? Пожалуйста, убей меня, а не то я брошусь в реку!

Разбойник отличался справедливым нравом. Слезы юноши его тронули.

– Убивать я тебя не стану, однако ж и добро твое вернуть не могу, но я знаю, как тебе помочь. Вчера ночью мы ограбили купца, да нашли у него в лодке одну коноплю. Мне этот товар ни к чему, я отдам его тебе, а сам заберу твое серебро. На том и разойдемся.

Щедрость разбойника превзошла все ожидания юноши, и он только кланялся и твердил: «Спасибо! Спасибо!» Грабители быстро перебросили тюки с коноплей в лодку Вана, оглушительно засвистали, и джонка их поплыла прочь. Лодочник хорошо знал Янцзы и, несмотря на темноту, отыскал небольшую бухту, чтобы там дождаться утра.

Когда совсем рассвело, Ван сказал:

– Здесь конопли по меньшей мере на тысячу лянов. Понятно, почему они отдали ее мне: сбыть с рук награбленное им было бы непросто. Но и я не могу воспользоваться услугами посредника. Того и гляди, объявится хозяин – и снова попадешь в беду. Лучше всего вернуться домой. Там я упакую товар наново, вид тюков переменится, и я спокойно продам эту коноплю где-нибудь подальше от Нанкина.

2
{"b":"31065","o":1}