ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И Гвальхмаи сказал: «Клянусь, я не усну спокойно, пока не освобожу эту деву», – и многие из рыцарей Артура сказали то же. Hо Передур сказал иначе: «Я клянусь, что не усну спокойно, пока не узнаю историю того копья, о котором говорила черная девица».

В это время к воротам подъехал некий рыцарь, и, въехав внутрь, он приветствовал всех, кроме Гвальхмаи. Hа плечах у рыцаря был щит с синей эмалевой балкой на золотом поле, и таких же цветов была его одежда.[366] И он сказал Гвальхмаи: «Ты коварством и хитростью погубил моего господина, и я докажу это». Тогда Гвальхмаи поднялся и сказал: «Я вызываю тебя на бой в любом удобном месте, чтобы доказать свою невиновность». – «Я хочу, – сказал рыцарь, – чтобы мы с тобой бились перед лицом короля моей страны». – «Что ж, – сказал Гвальхмаи, – поезжай, и я последую за тобой». Рыцарь уехал, и Гвальхмаи собрался за ним, и многие хотели ехать с ним, но он никого не взял. Они с Передуром какое-то время ехали вместе из-за большой привязанности друг к другу, а потом расстались и поехали каждый в свою сторону.

И Гвальхмаи въехал в долину, где увидел крепость, окруженную высокими и мощными стенами, и из этой крепости выехал на охоту рыцарь на черном как смоль коне, что был скор, но послушен. Рыцарь этот владел крепостью, и Гвальхмаи приветствовал его. «Храни тебя Бог, господин! Откуда ты едешь?» – «Я еду от двора Артура», – ответил Гвальхмаи. «Тогда я дам тебе добрый совет, – сказал рыцарь. – Я вижу, что ты устал. Иди в крепость и отдохни, если хочешь». – «Спасибо, господин, я с радостью приму твое приглашение». – «Вот это кольцо ты покажешь привратнику, чтобы он впустил тебя, а в крепости тебя примет моя сестра».

И Гвальхмаи пошел к воротам, и показал привратнику кольцо, и поднялся в башню, где горел очаг, возле которого сидела прекрасная и гордая дева, и она обрадовалась, увидев Гвальхмаи, и приветствовала его. Он сел рядом с ней, и они пообедали, а после обеда завели приятную беседу. И в это время к ним вошел седой старик и сердито сказал: «Эй, развратница, если бы ты знала, с кем ты сидишь и заигрываешь, то вряд ли стала бы делать это». И он вышел в гневе. «Господин, – сказала тогда девушка, – послушай моего совета и запри дверь, чтобы этот человек не устроил тебе ловушки».

Гвальхмаи вышел и увидел, что тот человек и шестьдесят других, вооруженных, направляются к нему. И он защищался от них шахматной доской и перебил их всех к тому времени, как владелец крепости вернулся с охоты. И тот, вошедши, спросил, что здесь произошло. «Неслыханное злодейство, – сказал седой старик. – Эта вот распутница сидела и пила с человеком, убившим твоего отца, и это Гвальхмаи, сын Гвиара». – «Подожди, – сказал граф, – я сам пойду к нему». И он вошел в покои, где был Гвальхмаи, и сказал ему: «Господин, опасно для тебя приходить к тому, у кого ты убил отца, но я не стану тебе мстить, ибо Бог сам отомстит тебе за него». – «Друг мой, – сказал Гвальхмаи, – я не знаю, о чем ты говоришь. Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, что убил твоего отца. Сейчас я еду на поиски девы, которой грозит беда, но до конца года вернусь, и тогда мы рассудим этот спор». И он провел там ночь, а утром поехал дальше, и история больше ничего не говорит о Гвальхмаи в этой связи.[367]

Передур же ехал своим путем и обошел весь остров, ища черную девицу, но так и не нашел. И вот он достиг неведомой страны, где протекала река; и, проезжая вдоль нее, он встретил священника на коне, едущего ему навстречу, и попросил у него благословения. «О несчастный! – сказал тот. – Я не дам тебе благословения, если ты продолжишь путь в такой день, как этот».[368] – «А какой сегодня день?» – спросил Передур. «Сегодня Страстная пятница». – «Прости, что я не знал этого, ведь уже год, как я покинул свою страну». И Передур спешился и повел коня в поводу.

И он шел, пока не свернул на тропинку, ведущую в лес, и на опушке леса увидел хижину, где сидел уже виденный им священник, и Передур вновь попросил у него благословения. «Да благословит тебя Бог, сын мой, – сказал тот, – так-то лучше. Переночуй сегодня у меня». И Передур остался там на ночь, а наутро встал и хотел продолжать путь. «Сегодня ты не должен отправляться в дорогу. Останься здесь еще на два дня, а потом я скажу тебе, где найти то, что ты ищешь», – сказал священник. И на третий день Передур собрался в путь и спросил священника, где ему искать Замок Крови. «Все, что знаю, я скажу тебе. Иди к той горе, и с другой стороны ее увидишь реку, в долине которой стоит королевский двор, где король празднует Пасху. Там ты и узнаешь дорогу к Замку Крови».

И Передур поехал этим путем, и выехал к долине реки, и встретил там охотников. Среди них был муж высокого рода, и они приветствовали друг друга. «Выбирай, господин, – сказал тот, – или поезжай ко мне во дворец, или оставайся здесь. Если хочешь, я пошлю одного из рыцарей к моей дочери, чтобы она накормила и напоила тебя, пока я не вернусь с охоты. Если же я могу помочь тебе чем-нибудь, я с радостью сделаю это».

И король послал с ним золотоволосого юношу, и когда они вошли во двор, дочь короля встала и приветствовала их и усадила Передура рядом с собой. И они отобедали, и на каждое слово Передура она отвечала громким смехом, так что все при дворе слышали это. И наконец юный слуга сказал ей: «Клянусь, что если тебе нужен муж, то этот рыцарь вполне достоин им стать; но если он и не станет твоим мужем, боюсь, что твое сердце он уже похитил». И юноша пошел к королю и сказал, что его дочь влюбилась в чужеземного рыцаря и нельзя отпускать его, чтобы не случилось беды. «Что же ты посоветуешь, друг мой?» – спросил король. «Пока я посоветую заточить его в башню, чтобы он не мог уйти». И король послал людей схватить Передура и заточить его в башню. Тогда девушка пала к ногам отца и спросила: «Зачем ты велел заточить этого славного рыцаря?» – «Затем, чтобы он не ушел отсюда, где ему так хорошо», – ответил король.

И она ничего не сказала в ответ и пошла к Передуру. «Хорошо ли тебе, рыцарь?» – «Я бы не оставался здесь, если бы мне не было хорошо». – «Тогда твои стол и постель будут не хуже, чем у самого короля, и лучшие певцы двора будут петь тебе, и более того – если захочешь, я сама приду к тебе ночевать и стану беседовать с тобой». – «Я не откажусь от этого», – сказал Передур, и в ту же ночь она сделала, как обещала.

И на следующее утро Передур услышал за окном великий шум. «О красавица, что это?» – спросил он у девушки, и она ответила: «Войско короля собралось сегодня в крепости», – «И что же собрало его здесь?» – «Есть у нас граф, владеющий двумя графствами и более могущественный, чем король; и сегодня между ними произойдет сражение», – «Прошу тебя, – обратился к ней Передур, – добудь мне коня и оружие, чтобы я мог принять участие в бою, а потом я вернусь в эту башню». – «Я с радостью добуду все это для тебя», – сказала она и дала ему коня, и оружие, и алый плащ, и золоченый щит. И он выехал в поле и поверг наземь всех людей графа, с кем бился в тот день. После этого он вернулся к себе в башню.

И девушка спросила у него новости, но он ничего ей не сказал. Тогда она пошла к отцу и спросила, кто из рыцарей сражался лучше всех. И он сказал, что это был рыцарь в алом плаще и с золоченым щитом, которого он не знает. И девушка рассмеялась, и пошла к Передуру, и полюбила его еще больше.

И так три дня подряд Передур побеждал людей графа и возвращался в башню прежде, чем его могли узнать. Hа четвертый день он убил самого графа, и девушка пришла к отцу и спросила его о новостях. «Новости самые лучшие, – ответил король, – граф убит, и все его владения достались мне». – «Знаешь ли ты, кто убил его?» – «Я не знаю, – сказал король, – но это опять был рыцарь в алом плаще и с золоченым щитом». – «Господин, я знаю этого рыцаря», – сказала она. «Ради Бога, – воскликнул он, – скажи мне, кто это». – «Господин, это рыцарь, заключенный у тебя в башне».

вернуться

366

Балка – поперечная полоса на рыцарском щите, позже перенесенная на герб.

вернуться

367

После неожиданного обрыва истории о Гвальхмаи повесть теряет всякую связность, местами доходя до абсурда, что доказывает ее механическое переписывание из разных источников.

вернуться

368

Запрет путешествия в главные религиозные праздники нередко отмечается в европейской традиции, но, возможно, коренится и в кельтском обычае не выходить из дома во время праздника, когда по земле бродят духи.

42
{"b":"31080","o":1}