ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И они двинулись в путь, и он выбрал не легкую проторенную дорогу, но глухую тропу, по которой ходили воры, разбойники да дикие звери, и по ней они ехали вдвоем. И вскоре они увидели обширный лес, и углубились в него, и там встретили четырех вооруженных людей верхом на конях. И эти люди увидели их, и один из них сказал: «Самое время нам завладеть двумя конями, и оружием, и девицей в придачу. Ведь мы легко одолеем этого сонного и унылого рыцаря». Энид же услышала его слова, но, боясь гнева Герайнта, не знала, смолчать или сказать ему об этом. «Гнев Божий падет на меня, – сказала она себе, – если я не предпочту смерть от его руки и не скажу ему то, что услышала, чтобы не дать ему умереть столь бесславно». И она дождалась Герайнта и спросила его: «Господин, слышал ли ты, о чем говорят те люди?» Он же поднял голову и в гневе посмотрел на нее. «Я ведь велел тебе молчать! – сказал он. – Мне ни к чему твои предупреждения и притворный страх за мою жизнь. Я вовсе не боюсь этих негодяев». А в это время один из них опустил копье и кинулся на Герайнта. Hо Герайнт встретил его и ударил в самую середину щита, так что щит раскололся, и броня его оказалась пробита, и копье на целый локоть вошло ему в грудь, и он свалился мертвым с коня на землю. Тогда второй всадник в гневе набросился на Герайнта, видев смерть своего товарища, и одним ударом Герайнт поверг то на землю, предав смерти, как и предыдущего. И третий кинулся на него, и он убил его так же. И таким же образом он убил и четвертого. Энид же устрашилась и опечалилась, видя все это. Герайнт спешился, и снял с убитых доспехи, и привязал, их к седлам, и связал их коней вместе, и сел на коня. «Слушай меня, – сказал он. – Возьми этих коней и гони их впереди себя; сама же езжай, как и раньше. И не говори мне ни слова, пока я первый не заговорю с тобой. Клянусь Богом, в которого верю, если ты нарушишь это, я накажу тебя». – «Я сделаю, как ты говоришь, господин», – сказала она.

И они ехали по лесу, пока не достигли широкого поля, поросшего кустарником, и там они увидели трех людей верхом на конях, вооруженных и закованных в броню. И Энид смотрела на них и, когда они подъехали ближе, услышала их разговор. «Смотрите, к нам в руки идет легкая добыча, – говорили они, – четыре коня и четыре доспеха. Мы легко отберем все это у того усталого рыцаря, и девушку в придачу». – «Это верно, – сказала она себе, – муж мой устал от битвы с теми людьми. Гнев Божий падет на меня, если я не предупрежу его». И она подождала Герайнта и спросила его: «Господин, слышал ли ты, о чем говорят те люди?» – «О чем же?» – спросил он. «Они сговариваются отнять у тебя твою добычу». – «Клянусь Богом, – сказал он, – меня гораздо больше волнует то, что ты опять нарушила мою просьбу и не смолчала». – «Hо, господин, – сказала она, – я боялась, что они захватят тебя врасплох». – «Молчи об этом, я не нуждаюсь в твоих предупреждениях». И после этих слов один из всадников опустил копье, и кинулся на Герайнта, и со всех сил ударил его. Hо Герайнт выдержал этот удар и ударил всадника в самую середину щита, так что копье пробило ему грудь, и он мертвым свалился с коня на землю. Тогда другие два всадника налетели на Герайнта, но их участь оказалась столь же плачевна. Энид же стояла и смотрела на это, и, с одной стороны, она печалилась, думая, что Герайнт ранен ударом первого всадника, но, с другой стороны радовалась, видя его победу. После этого Герайнт спешился, и привязал три доспеха к седлам, и связал коней вместе, так что всего их стало семь.

И он сел на своего коня и велел девушке гнать коней перед собой. «Сколько можно говорить тебе, чтобы ты молчала, – упрекнул он ее, – коль ты все равно не слушаешь моей просьбы». – «Я молчала, пока могла, господин мой, – возразили она, – но не могла смолчать, услышав о столь гнусном заговоре этих разбойников против тебя». – «Клянусь Богом, – сказав он, – твои слова мне не подмога. Поэтому лучше молчи». – «Я буду молчать, господин, если только смогу!» И она поехала вперед, гоня перед собою коней, а он двинулся следом.

И, пересекши поле, въехали они в обильную и прекрасную страну, и увидели там обширный лес, которому не было видно конца, и углубились в этот лес. И там им встретились пять человек верхом на конях, горделивых, могучих и храбрых, закованных в броню и вооруженных. И когда они подъехали ближе, Энид услышала разговор этих людей. «Смотрите, к нам идет легкая добыча, – говорили они, – ведь мы можем взять всех этих коней, и доспехи, и ту девицу, а этот унылый и сонный рыцарь не сможет нам помешать». И Энид весьма опечалилась, услышав их речи, ибо не знала, что ей делать, и наконец решила предостеречь Герайнта. И она повернула коня к нему и сказала: «Господин, я слышу разговор этих людей, и они угрожают тебе». Тогда Герайнт усмехнулся горько и сердито и сказал: «Я вижу, что ты не обращаешь внимания на все мои просьбы, но ты пожалеешь об этом». И вслед за этими словами те пятеро бросились на Герайнта, и он победил их всех, одного за другим. И он привязал их доспехи к седлам, и связал двенадцать коней вместе, и вручил их Энид. «Я уже не вижу смысла просить тебя о чем-то, – сказал он ей, – но последний раз прошу, чтобы ты молчала».

И девушка поехала дальше, а Герайнт следовал за ней на некотором расстоянии. И он опечалился, увидев, сколько она терпит из-за всех этих коней, и гнев понемногу начал покидать его. И ночь застала их среди леса. «Женщина, – сказал он, – пора нам отдохнуть». – «Да, господин, – сказала она, – делай, как ты захочешь». – «Нам будет лучше остановиться здесь и дождаться утра, чтобы ехать дальше». – «Так мы и сделаем», – сказала она. Тогда он спешился и помог ей сойти с коня. «Я так устал, что падаю с ног, – сказал он. – Ты же не спи и следи за конями». – «Хорошо, господин мой», – ответила она. И он уснул прямо в доспехах, и так прошла ночь, краткая в то время года.

И когда она увидела, что поднялось солнце, она посмотрела на него и заметила, что он проснулся. «О господин, – сказала она, – я уже собиралась будить тебя». Он же от усталости даже не вспомнил, что не разрешал ей говорить. И он встал и сказал ей: «Бери коней и езжай и держись от меня на расстоянии, как я велел тебе вчера». И так они покинули лес и выехали на открытое место, где были луга и косцы на них. И они подъехали к реке, протекавшей там, и их кони стали пить воду. После этого они поднялись вверх и встретили юношу с котомкой на плече и с синим кувшином в руке. И юноша приветствовал Герайнта. «Храни тебя Бог, – сказал Герайнт, – откуда ты?» – «Я из города, что недалеко отсюда, господин, – ответил юноша. – Ты не обидишься, если я спрошу, откуда ты сам?» – «Hе обижусь, – сказал Герайнт. – Я еду из того леса». – «Ты больше не пойдешь туда?» – «Нет, я уже провел там одну ночь». Тогда юноша сказал: «Должно быть, тебе было не так уж хорошо этой ночью и ты не ел и не пил». – «Так и было, клянусь Богом», – сказал Герайнт. «Тогда послушайся моего совета, – сказал юноша, – и пообедай со мной». – «А что у тебя за обед?» – спросил Герайнт. «Я несу его тем косцам, и это всего лишь хлеб, мясо и вино; но, если хочешь, господин, я разделю его с тобой». – «С удовольствием», – сказал Герайнт, и он спешился, и юноша помог Энид слезть с коня. И они омыли руки и сели есть, и юноша разрезал хлеб, и налил им вина, и сам ждал, пока они поедят. Когда они закончили есть, юноша встал и сказал Герайнту: «Господин, с твоего позволения остальное я отнесу косцам». – «Сначала иди в город, – сказал ему Герайнт, – и найди мне лучшее жилье, какое сможешь, и лучшую конюшню для этих коней. И выбери себе коня, какого пожелаешь, в уплату за эти услуги». – «Да воздаст тебе Бог, господин, – сказал юноша, – этого хватит и за большую службу, чем та, что я сослужу тебе».

И юноша отправился в город и нашел там для Герайнта самое лучшее и удобное жилье. Потом же он пошел ко двору своего графа и рассказал ему всю историю. «А сейчас, господин, я пойду к этому рыцарю и проведу его в его жилище». – «Ступай, – сказал граф, – и пусть ему будет хорошо там». И юноша пошел к Герайнту и сказал ему, что граф пригласил его к себе, но Герайнт пошел в тот дом, что подыскал ему юноша. Там он увидел обширные покои, где было много покрывал. И он поместил коней в удобное место, и юноша принес им еды. Когда же они разместились, он обратился к Энид: «Иди на другой конец покоев и не приближайся ко мне. Если хочешь найди хозяйку и говори с ней». – «Хорошо, господин, – отвечала она, – я сделаю все, как ты хочешь».

48
{"b":"31080","o":1}