ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прошедшая вечность
Неукротимый граф
Последняя гастроль госпожи Удачи
Время-судья
Смотри в лицо ветру
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Чужой среди своих
Телепорт

– Уважаемый господин правитель, не бейте меня! – взмолился Сюй. – Я даже не знаю, в чем меня обвиняют.

– Злодей и вор! – вскричал правитель. – Значит, ты не знаешь за собой никакой вины? Тогда слушай: у господина тайвэя Шао похищены пятьдесят слитков серебра, хотя запоры и печати на дверях остались в целости, Один из похищенных слитков Ли нашел у тебя! Остальные сорок девять слитков тоже наверняка украл ты. Подумать только, печати целые, а серебро исчезло! Погоди, погоди, да уж не оборотень ли ты? Стойте! – приказал он служителям, прилежно махавшим батогами. – Сейчас испытаем его нечистую кровь!

– Я не оборотень! – простонал Сюй Сюань, понявший наконец, в чем дело. – Я все расскажу…

– Говори, откуда у тебя это серебро!

И Сюй Сюань, ничего не пропуская, рассказал правителю про зонт, который он взял у аптекаря Ли и отдал женщине.

– Кто она такая, эта госпожа Бай, и где живет? – спросил Хань.

– Она младшая сестра придворного служителя Бая, – так она сказала, – живет возле Стрельчатого моста в Чайном переулке, против палат князя Сю-вана.

Правитель велел судейскому Хэ Ли арестовать женщину, а Сюй Сюаню – указывать дорогу. Выслушав приказ, Хэ Ли со стражниками немедленно направился в Чайный переулок, где стояли палаты Сю-вана. Знакомые Сюй Сюаню ворота с оконцем были заложены снаружи бамбуковым шестом, а высокие ступени перед воротами завалены мусором. Хэ Ли растерялся и решил сперва расспросить соседей. Стражники привели цветочника Цю-да и кожевника Суня. Но у кожевника от страха свело живот, и он грохнулся на землю, а у цветочника отнялся язык. На счастье, подошли другие соседи.

– Никакая госпожа Бай здесь никогда не жила, – сказали они. – Лет пять не то шесть назад этот дом занимал окружной ревизор Мао, а потом его и всю его семью унесла какая-то болезнь. А недавно тут завелся черт. Иной раз он показывается даже днем – видно, за покупками выходит. В этом доме никто жить не хочет. Правда, не так давно мы заметили у ворот какого-то помешанного: он словно бы здоровался с кем-то.

Хэ Ли приказал вынуть засов. Ворота распахнулись, На дворе было пусто. Вдруг поднялся ветер, и на людей дохнуло зловонием. Все в испуге отпрянули назад. Сюй Сюань оцепенел и не мог произнести ни звука. Нашелся, однако же, между стражниками смельчак по имени Ван, большой охотник до выпивки. За такое пристрастие прозвали его Ван Винолюб.

– А ну-ка, вперед! За мной! – заорал Винолюб. Подбадривая себя и друг друга, все устремились за

ним. В доме сохранились и дощатые перегородки, и всякая утварь. У лестницы, которая вела во второй этаж, Винолюба вытолкнули вперед. Остальные полезли за ним. Перила и ступени были покрыты пылью вершка на три. Стражники оказались перед дверью. Дверь открыли – видят комнату, в комнате кровать под пологом, вокруг кровати плетеные коробки, ящики, а на постели сидит красавица, вся в белом, прелестная, как цветок или яшма.

– Женщина, кто ты, дух или черт? – спросили стражники, не решаясь переступить порог. – Правитель Линьаньской области велел нам привести тебя в суд по делу Сюй Сюаня.

Женщина не шевельнулась.

– Да вы что, боитесь к ней подойти? – воскликнул Ван Винолюб. – Подайте-ка сюда бутыль вина! Выпью – и собственными руками стащу ее к судье!

Несколько человек бросились вниз за вином. Принесли бутыль. Винолюб тут же откупорил ее и выпил до дна.

– Ну, теперь мне все нипочем! – И он запустил пустой бутылью в полог.

Если бы не это, может быть, всей нашей истории скоро настал бы конец. Но едва он бросил бутыть, раздался грохот, словно высоко в небе грянул гром. Со страха все попадали на пол, а когда собрались с духом и подняли голову, то увидели, что красавица исчезла, а на кровати – груда серебряных слитков.

– Вот это да! – воскликнули все в один голос и принялись считать деньги – оказалось ровно сорок девять слитков.

Забрав серебро, Хэ Ли явился к правителю Ханго и доложил о случившемся.

– Это было злое наваждение,,вот что я вам скажу, – решил правитель. – Ну ладно, все кончилось благополучно. За соседями вины нет, отпустите их с миром,

Пятьдесят слитков отправили господину Шао и подробно сообщили ему обо всех событиях. Что же касается Сюй Сюаня, то от битья батогами и клеймения лба он был избавлен, но «за преступление границ дозволенного» приговорен к ссылке в военное поселение при Сучжоуской управе; по окончании срока каторжных работ он мог вернуться на родину.

Теперь, когда Сюй Сюань был осужден, его зятя-доносчика стала мучить совесть, а потому пятьдесят лянов серебра, полученные в награду от господина Шао, он отдал молодому человеку, чтобы облегчить ему тягость дальнего путешествия. Аптекарь Ли вручил Сюй Сюаню два письма: одно – тюремному надзирателю Фаню, второе – господину Вану, хозяину гостиницы в Сучжоу, у моста Удачи. Заливаясь слезами, Сюй простился с родственниками, потом, в сопровождении стражников, вышел с кангою на шее из города и у Восточного моста сел в лодку.

Много дней миновало, прежде чем лодка подошла к Сучжоу. Сюй Сюань передал рекомендательные письма надзирателю Фаню и господину Вану – хозяину гостиницы. Ван сумел подкупить и задобрить местное начальство, так что стражникам, сопровождавшим осужденного, была без промедления выдана бумага, подтверждающая благополучную доставку преступника, и они возвратились восвояси.

Фань и Ван взяли юношу на поруки. Так вместо тюрьмы Сюй поселился у Вана – в домике у ворот гостиницы, однако печаль юноши не проходила, и однажды он начертал на стене своей комнаты такие стихи:

Я скитаюсь вдали,
Одинокий, скитаюсь уныло.
Гаснет солнце, и тьма
Подступает к окну и к дверям.
Погубило меня
Наважденье, враждебная сила.
Был бесхитростным я
И душою был честен и прям.
Я поверил словам,
Я поверил красотке жестокой.
Но исчезла она
Со служанкой своею Цин-цин.
Я – в Сучжоу теперь,
Об отчизне горюю далекой,
Я тоской исхожу,
Я совсем на чужбине один.

Время летит словно стрела, дни и месяцы бегут, словно ткацкий челнок. Сюй прожил в доме Вана уже более полугода. Была на исходе последняя неделя девятой луны. Однажды Ван стоял перед воротами своей гостиницы и от нечего делать разглядывал прохожих. Вдруг вдали показался паланкин, рядом с паланкином шагала служанка. Паланкин приблизился 'к воротам.

– Позвольте спросить, это дом господина Вана? – обратилась служанка к хозяину гостиницы.

– Совершенно верно, – ответил Ван. – А кого вам надо?

– Мы ищем господина Сюя из Линьани.

– Подождите немного, я сейчас его позову. Ван вошел в дом.

– Брат Сюй! Тебя здесь спрашивают, – позвал он. Сюй Сюань быстро откликнулся на зов хозяина, и

вместе они появились в воротах. Перед ним была… служанка Цин-цин, а в паланкине сидела сама красавица Бай.

– Негодная! – вскричал Сюй. – Ты дала мне краденое серебро! Сколько несчастий навлекла ты на мою голову! Сколько обид и унижений я перенес! Посмотри, до какого жалкого состояния я докатился – и все из-за тебя! Зачем же ты меня разыскала? Неужели тебе не совестно глядеть мне в глаза?

– О господин, не кори меня, – проговорила Бай. – Я приехала нарочно затем, чтобы все тебе объяснить. Но пойдем лучше в дом, там поговорим.

4
{"b":"31085","o":1}