ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кукловоды. Дверь в Лето (сборник)
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Отдел продаж по захвату рынка
Как вырастить гения
Последняя из рода Теней
Смерть на винограднике
Зубы дракона
Ухожу от тебя замуж
Бессмертники
Содержание  
A
A

Опять богатырей хохот разобрал. Отсмеялись они и говорят:

– Самак, надо было нас с собой позвать, мы бы этого жеребца за уши сюда притащили.

Так они шутили и пересмеивались, пока власть ночи не кончилась и воссияло могущество дня. Омраченный мир сбросил траурные одежды и воссел на царский трон. Озаряющее землю солнце выглянуло из-за края неба и величаво поплыло на служение миру. Встало у него в головах и осыпало его нисаром своих лучей. Владыка дня воссел на трон и повелел, чтобы жители земные шли служить падишаху. Когда дневной мир победил мир ночной, из лагеря Газаль-малека донесся грохот военных барабанов. Войско пришло в движение. Тридцать тысяч всадников оделись железом и устремились на поле брани. Самак находился подле Хоршид-шаха, он сказал:

– О шах, это Катран приказал поскорее бой начинать, чтобы отомстить за вчерашнее, когда я его чуть было не захватил. Жаль, что ночью так все получилось!

Хоршид-шах и другие опять захохотали.

Приказал Хоршид-шах войску на поле выходить. Сам на коня сел, подняли над ним балдахин, самоцветами украшенный, и расположился он в самой середине своего войска. Раздался над бранным полем гром барабанов и литавр, на весь мир грохот поднялся, старшины войсковые вышли, ряды воинов выровняли, тут и выехал из войска Газаль-малека Катран. В тот день Катран сидел верхом на караковом скакуне, покоряющем леса и долы, пустыни и реки, на боевом коне, подобном утесу, вместившем в себя все четыре стихии: землю и ветер, воду и огонь.

О славный конь, могучий, как утес.
Но кто встречал утес, чтобы скакал?
Как ярый слон он рвался напролом.
Как лев свирепый, прыгал среди скал.
Гроза волков, врагов своих гроза,
В день битвы он их наземь повергал.
Средь недругов, когда он мчался в бой.
Скакун смертельный ужас вызывал.

Вот такой конь, наряженный в кольчужный панцирь, под украшенным золотом седлом, в уздечке с золотой насечкою, появился на поле. А на нем сидел Катран: поверх платья кольчуга надета, шлем золотой, самоцветами украшенный, кольчужные ноговицы, пояс весь в драгоценных каменьях и тесьмой плетеной украшен. Вооружен он двумя мечами: один – на перевязи подвешен, другой – под стременем, у луки седельной, лук, изготовленный в Чаче Хорезмском [22], через плечо надет, ременный аркан из кожи онагра к седлу приторочен, перед богатырем на седле палица тяжелая лежит, древко копья, подобное столбу, по земле за ним волочится. Ехал он, грозный боевой клич испускал, врагов своих поносил, коня горячил. А конь копытом о камень бил – камни дробил, рвался в поле погарцевать.

Вот подъехал Катран к самой середине войска Хоршид-шаха, стал на бой вызывать:

– О богатыри, что медлите? У кого чаша жизни переполнилась, от кого счастье отвернулось? Смело выходи на мейдан, испытаем малость друг друга!

После этих слов Катрана выехал из войска Хоршид-шаха всадник по имени Санджам на пегом коне, резвом, как ветер. Скакуна с головы до копыт в железо заковали, а Санджам одет в красные одежды. Подъехал он к Катрану, издал клич боевой, стал его стращать. Говорит:

– Богатырь, к чему этот крик и рык? Ты едва только на поле вышел, яви же свою доблесть!

Тут Катран к нему устремился, копьем нацелился прямо в грудь Санджаму, но тот отбил удар. Час бились они копьями, но, хоть Санджам богатырем был, все же против Катрана послабее. Несколько раз сходились они, и вот ударил Катран его в грудь так, что конец копья через спину вышел. Убил он Санджама и завопил победно:

– Ликуйте те, кто на поле брани мужество свое подтвердит! Выходите, мужи, покажите себя! Где же ваш Фаррох-руз, который прошлый раз своей храбростью удивлял? Вот кого на поле высылать надо!

По воле божьей Фаррох-руз в тот день животом страдал. Хоршид-шах поглядел на него, говорит:

– Брат, Катран ведь тебя вызывает.

– О государь, – отвечает Фаррох-руз, – я нынче болен, животом маюсь так, что двинуться не могу. А то я не дал бы ему слова сказать… Ты уж не серчай, извини.

Тогда выехал другой воин со стороны Хоршид-шаха, и Катран его сразил. Человек пятьдесят он одолел и, как кого победит, вопль испускает и приговаривает:

– Эй, Фаррох-руз, где ты? Выходи на мейдан, поучись сражаться!

Надоело Фаррох-рузу его насмешки слушать. Хоть он и болен был, надел на себя доспехи и двинулся на поле брани, чтобы с Катраном сразиться. Тут Хоршид-шах забеспокоился:

– Ведь Фаррох-руз нездоров, не сможет он сражаться!

Тогда Самак сказал:

– О шах, будь спокоен, твой слуга не допустит, чтобы Фаррох-руз на поле вышел.

С этими словами он бегом побежал, их догнал и говорит:

– О богатырь Катран, как я вчера не дал тебе с ним сражаться, так и сегодня не дам ему сражаться с тобой – ведь ты устал, до него-то сколько человек поразил!

Глядит Катран на Самака и думает: «Уж не этот ли негодяй хотел меня с таким позором утащить? Если это он, с чего ему мне сочувствовать? А если не он, где мне того искать?» А вслух сказал:

– О юноша, с чего это ты так меня жалеешь, даже в бой не даешь вступить?

Самак-айяр ему отвечает:

– Мужчина до пятидесяти лет в доблести и мужестве совершенствуется. Не дело эти пятьдесят лет за один час впустую расточить. Ратное мастерство надо показывать, когда оба воина полны сил. А в противном случае благоразумнее, коли старшины их разведут. Да к тому же и время позднее. Возвращайтесь каждый к своему войску, а завтра поединок начнете.

Оба воина повернулись и уехали с поля. Забили барабаны отбоя, и войска вернулись каждое на свою стоянку. Когда спешились, Хоршид-шах воссел на трон и приказал устроить пир, и стали они вино пить, пировать.

А Газаль-малек тем временем удалился в свой шатер, военачальники его там же собрались. Он одарил Катрана красивым платьем и похвалил его, а потом они сели пить вино и веселились, пока день не собрал свои пожитки и не наступила темная ночь, мир погрузился во мрак и тьму, и обе стороны караулы выставили.

Самак-айяр подле Хоршид-шаха был, он поклонился и сказал:

– О великий царевич, коли счастье твое поможет, сегодня ночью я доставлю тебе связанного Катрана.

С этими словами он отправился в путь и шел, пока не миновал караульных. Двинулся он дальше окольным путем, вдруг видит – какой-то человек к их лагерю направляется. Самака заметил, а там овражек был, он в овражек забежал и затаился. «Тут, видно, дело не просто, – думает Самак, – этот человек вроде меня в неприятельский лагерь пробирается. Надо притвориться, что я его не видал, просто за нуждой вышел». Самак внезапно бросился на того человека, повалил его и выхватил нож, чтобы убить, а тот говорит:

– Храбрец, кто ты? Что я тебе плохого сделал, за что ты меня убить хочешь?

– О презренный, ты меня не узнал? Я Самак-айяр, ученик Шогаля-силача, слуга Хоршид-шаха. Признавайся, кто ты есть, откуда идешь и куда? Коли хочешь жить, отвечай!

Тот человек сказал:

– О Самак, поклянись, что не тронешь меня, тогда скажу правду.

Самак поклялся, что сохранит ему жизнь, если тот его не обманет и правду скажет. Тот молвил:

– Меня зовут Атешак, я слуга Катрана и сюда пришел, чтобы тебя к нему связанным доставить.

– С чего это ты меня так невзлюбил? – говорит Самак. – Ты сам по себе, я сам по себе, за что же ты ко мне злобу питаешь? Разве я тебе худое сделал, что ты меня хочешь к Катрану тащить? Какая тебе от того польза?

Атешак отвечает:

– О Самак-айяр, богатырь нашего времени, вчера, когда я пришел служить Катрану, застал его очень разгневанным. Я спросил: «Богатырь, чем ты недоволен?» Тут он мне и поведал, что ты с ним сделал, как его выкрасть хотел, да не повезло тебе. Почему сорвалось дело, он не рассказывал, видно сам не знал. Только жаловался на тебя. А потом сказал: «Атешак, ты по ночам орудуешь, все хитрости знаешь. Можешь ты пойти и привести ко мне Самака связанным?» А я говорю: «Богатырь, есть у меня просьбица. Ежели исполнишь мое желание, я тебе доставлю связанного Самака». – «Какая такая просьба?» – спрашивает Катран. «Великий богатырь, – говорю, – есть у падишаха Мачина невольница по имени Дельарам, я ее однажды увидел и влюбился в нее. Попроси ее у шаха и отдай мне в жены». Катран обещал, свой перстень мне вручил в подтверждение того, что отдаст мне Дельарам в жены, как только я тебя приведу, сразу брак заключит.

вернуться

22

Чач Хорезмский – древний город в Средней Азии (совр. Ташкент).

36
{"b":"31091","o":1}