ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но ведь…у меня была только одна, – она всмотрелась в мишень: стрелы там не было. Быстрым взглядом пересчитала стрелы в руке ярла, – Одиннадцать и моя – итого дюжина, как и положено. Знак обратного Движения? Ободрённая кивком, она продолжила.

– Ага-а! А если я потянусь за стрелой раньше, чем она долетит до цели?

– Цель останется неповреждённой.

– А если…

– Послушай, – мягко, но настойчиво перебил её ярл, – теперь самое главное. Используй следующие Знаки … вот в этой последовательности … теперь стреляй. С этими словами он установил на земле два щита, второй в паре шагов за первым. С лёгким шелестом стрела пролетела СКВОЗЬ первый щит и остановилась, лишь пробив второй! Осмотрев неповреждённый первый щит, Айне на несколько минут застыла с крайне задумчивым видом, затем отложила оружие и опустилась на колени прямо перед ярлом.

– Кто ты?, – прошептала она, глядя снизу вверх, – Кто? Ты спас мою никчемную жизнь и ни словом не обмолвился о плате. Дал лучшее в мире оружие, и ничего взамен. Научил знаниям, которые остались только в легендах – и молчишь. Из каких бездн ты пришёл? И что ты хочешь в нашем мире? Ярл действительно молчал, чуть склонив голову набок, и разглядывал девушку с неподдельным интересом.

– Умненькая девочка, и вопросы задаёшь умные, – наконец промолвил он, – Только нужны ли тебе ответы? Готова ли ты узнать то, что может сгубить не только тебя, но и весь этот – поверь мне – не худший из миров? Он попробовал за шкирку поднять Айне, но проклятущая леани подогнула ноги, так что пришлось опустить её на прежнее место и в прежнем виде.

– Я не из числа небожителей и не твой Император. Всего лишь ярл Valle, обучившийся некромантии. Да встань ты наконец, негодная девчонка! На этот раз девушка поднялась с видом крайне решительным.

– Всё. Самыми грязными ругательствами гони прочь – не уйду. Я твоя до кончика хвоста, если б он у меня был. Не предам и не продам никому и никогда. Она взяла в руки луки лук, стала на одно колено и преклонила голову перед ярлом, как делали до неё бессчётные разы те, кто присягал:

– Призываю в свидетели Духа лесного и Деву полей! По своей воле, в здравом уме и с чистым сердцем говорю я! Ярл Valle, согласен ли ты принять клятву верности от Айне, дочери Аэлирне из рода Леани? С этими словами она, не поднимая головы, протянула ярлу своё оружие. Чуть подумав, тот принял лук и, бережно проведя по бесценной излучине рукой, вернул оружие Айне. Её голос зазвенел.

– И пусть презрение моего рода и гнев богов постигнут меня, если нарушу эту клятву!

– Да будет так, – еле слышно ответил ярл, а затем продолжил. – Кто поручится за честь Айне, дочери Аэлирне из рода Леани?

– Я, – совсем неожиданно раздался рядом молодой голос, полный скрытой силы.

– И я, – послышалось с другой стороны.

– И я. И я. – обомлевшая Айне увидела, как на поляну высыпали девицы весьма зловещего вида. Одна держала в руке вроде как кубок с зелёным пламенем, другая небрежно помахивала сделанным из берцовой кости жезлом, да и остальные имели столь же неопровержимые атрибуты своей профессии. Бриарвудские ведьмы! С виду молодые, одетые в какие-то живописные лохмотья и вызывающе короткие юбчонки, какие постеснялась бы надеть даже гулящая девка. Стройные и фигуристые как на подбор, только вот в глаза им отчего-то смотреть не хочется.

– Мы знаем её, и готовы поручиться именем клана. – произнесла очевидно старшая из них, держащая в руке вправленный в золото маленький череп с ало мерцающими глазницами.

– Наконец-то появились в открытую, – проворчал ярл и возвысил голос.

– Я принимаю твою клятву. Отныне и во веки веков.

Молодой кабанчик, ещё полчаса тому нежившийся в грязи у ручья, истекал ароматным соком над костром. Капли с шипением сгорали в наколдованном Айне огне и от этого на полянке сильней пахло долгожданным обедом. Сбоку в котелке побулькивал суп с целой охапкой трав и кореньев, которые притащила одна из ведьм. В супе варилась кабанья ножка и надо ли говорить, что пахло из котелка тоже весьма и весьма неплохо. Обязанности Айне сводились к периодическому поворачиванию вертела, поэтому от нечего делать она стала прислушиваться к тихому разговору ярла с ведьмой, которая владела артефактом из маленького, очевидно детского, черепа.

– А как её мать оказалась здесь, да ещё и во время родов?

– Аэлирне возвращалась от друидов в своё селение, чтобы отдохнуть и набраться сил перед этим важным в её жизни событием. В том году орковские шаманы сумели распечатать проход под горами с той стороны, и началось Вторжение. Этого никто не ждал – ведь проходы закрыли лучшие маги, поэтому войск здесь почти и не было. Небольшой гарнизон на перекрёстке дорог да пару патрулей.

– М-да, представляю, что тут творилось, – ярл пыхнул своей трубкой, – а друиды что ж, не вмешались? Они-то орков не очень жалуют.

– Поначалу Большой Круг занял выжидательную позицию – ведь он исповедует принцип невмешательства. Однако потом молодёжь – это мы, – тут девица улыбнулась, – обнаружила, что орки каким-то образом просочились мимо охранных деревьев в Мирквуд и изрядно напакостили. Да и Бриарвуд немного выгорел – во время штурма поста на перекрёстке орки использовали магию огня. Ну, тогда наши Посвящённые так взьярились, что только держись! К тому времени подоспели ваши конные войска, да Император прислал пару магов, так что дороги вычистили быстро. А потом мы с лучниками Леани прочёсывали Бриарвуд и ущелья, тут-то в сердце леса и нашли Аэлирне. Спряталась она так, что оркам её нипочём не найти было, только наша сила жизни и обнаружила. Как раз вовремя, – ведьма посмотрела на Айне своим странным взглядом, – я и приняла.

– Чудно переплетаются дороги судьбы, – задумался ярл, – ведь это Знак …

– Цыть, – ведьма поднесла палец к губам ярла, запрещая ему говорить, – не тебе, некромант, об этом рассуждать.

– Вот так и вышло, что Айне вроде не чужая и нам, и этому лесу… Потом, через пару дней, Аэлирне с дочерью отправили в город. А мы с девчонками, – ведьма окинула своих подруг заботливым взглядом, – решили не возвращаться в Мирквуд. Никаких перемен, да почти никто их и не хочет. Да и старших здесь над нами нет. Когда хотим – в город или по деревням заходим, иногда к своим друидам загдядываем. А так что ж, забот хватает, да и лесорубов с охотниками отваживаем помаленьку.

– Однако же, мрачная слава идёт о хранительницах Бриарвудского леса. Вроде бы кое-кто живым и здоровым отсюда не выходит, – ярл выбил трубку о подошву и пытливо взглянул на собеседницу.

– Не мрачнее, чем о вас, чёрных, – огрызнулась та, – Всяко бывает…ежели подобру слов не понимают. Вот, ежели, скажем, к тебе в замок залезут и начнут безобразничать да по-плохому, ты их по головке погладишь? Или, может, чем-нибудь потяжелее угостишь?

– Ну, – Valle от души рассмеялся, – ко мне ни в один замок силой никого не затащишь, но, в принципе, я понял. Айне мысленно согласилась, что если залезть в некромансерово жилище, то потом богами это будет засчитано как попытка самоубийства – тяжкий грех, как известно. Но что за Знак упомянул ярл? Надо будет попозже выяснить. Но, похоже, кабанчик готов.

– Садитесь обедать! – с этими словами девушка переложила мясо на большой лист лопуха и стала разливать суп в чашки. Ярл, подумав, достал из сумки два каравая хлеба, ещё горячего после выпечки, с хрустящей корочкой. Две ведьмочки завистливо переглянулись и быстренько получив еле заметный кивок одобрения от старшей, достали из-под полы глиняную бутылочку без наклейки, но с горлышком, запечатанным воском. Внутри оказалась искрящаяся зелёная жидкость, смутно знакомая Айне. Каждому досталось чуть больше напёрстка этого нектара, но боги! что это за чудо! Девушка вспомнила, что уже пробовала такое в пещере седьмицы две тому. Это было как глоток воды в пустыне, как свежий воздух после затхлой комнаты, как речка после жаркого дня! Никто не удивился живой реакции Айне на чудо-напиток, но ведьмы с еле скрываемым нетерпением ждали, какое действие окажет эликсир на чёрного мага. Тот же и ухом не повёл. Не спеша выцедил до последней капли, почмокал губами да ещё и похвалил – Хороша настоечка! Жаль, ёмкость маловата была… – и принялся за обед как ни в чём не бывало. Судя по ошарашенному выражению лиц, его должно было разорвать в клочья или испепелить на месте. На худой конец – умереть ему в страшных корчах.

11
{"b":"311","o":1}