ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как вы меня напугали! Я даже не сразу вспомнила, кто это у нас с чёрным плащом единственный за последние сто лет.

– Ещё бы чуть – и поджарила, – пожаловался Айне ярл, снимая плащ.

– И поделом! – возразила Айне, всё ещё обнимая маму.

– Ага, вспомнила! Барон – нет, ярл Valle! Ну рассказывайте, молодёжь, что натворили, если прибежали к маме и учительнице. Кстати, ярл, – тут Аэлирне чуть запнулась, вы знаете, чем занимается моя дочь?

– Прекрасно знаю. И одобряю обеими руками. Брови Аэлирне поползли вверх, – Да за её проделки…

– За её проделки Император сегодня лично произвёл Айне в рыцарское звание.

– Мы говорим об одних и тех же проделках?

– Леди Айне – мой вассал и телохранитель. Волшебница удивилась несказанно, глянула на дочь, которая не спускала с матери счастливых глаз, – Это правда? Айне закивала, улыбаясь ещё шире.

– Ох, – только и сказала Аэлирне. – Однако что же это я? Может, поужинаем?

– Мэм, предоставьте это мне. Повара в замке уже наготовили. А с замком у меня прямая связь. Аэлирне кивнула, – Вам проще. У меня вот никогда не будет замка.

– Не зарекайтесь, мэм. Вот этому вот чуду, – он показал на Айне, – Я должен выделить майорат. А там и замок построим. Кстати, подскажите ей насчёт герба. Тут мама даже открыла рот от удивления, – Так – насчёт титула – это не неудачная шутка?

– Свяжитесь с лордом Бером. Он сегодня присутствовал среди прочих.

– И свяжусь, – решительно поднялась волшебница. Она открыла сундучок в соседней комнате, достала свой хрустальный шар и о чём-то негромко заговорила с невидимым отсюда лордом Бером.

– Чудеса, да и только, – сообщила Аэлирне, вернувшись, – Правда, старикан отказался сообщать подробности. Ну ничего, он у меня на задних лапках ещё походит…

– Не сомневаюсь, не сомневаюсь! Кстати, мэм, вы напомнили – я нёс подарок, чуть руку не оторвал. – ярл поставил на стол ящик и осторожно выложил из него чудо-шар.

– Какая прелесть! – восхищённо произнесла волшебница. Коснулась шара рукой, но он не отозвался, оставаясь пока просто драгоценностью. – Это – мне? Вы, ярл, настолько богаты?

– Ну почему мне сегодня никто не верит? – опять пожаловался Айне ярл. – Мэм, вы столько раз размечали и инициировали шары для других… Сами для себя сделаете? Инструменты у вас найдутся? Волшебница вихрем принесла сундучок с принадлежностями. Развернула книгу, проникла в шар заклинанием. – Великолепен! – затем стала замерять параметры.

– Мой циркуль тут маловат. – огорчённо заметила она. Ярл в воздухе порылся в чём-то, и достал оттуда большой старинный циркуль. Из рыбьего зуба, покрытый резьбой, с иглами из когтей дракона.

– Прелестная вещица, – кивнула Аэлирне и продолжила свои хлопоты. Наконец, выписала цифры из нескольких таблиц в книге, положила обе ладони на шар, закрыла глаза и сосредоточилась. Теперь вся работа шла внутри шара. Через десяток мигов хрустальный шар осветился изнутри слабым жемчужным блеском.

– Вот и всё. Смотрите. Три пары глаз устремились в амулет, показывающий то картины полей и лесов с высоты птичьего полёта, то бег лисицы за зайцем, то их самих, очарованно смотрящих на хрустальный шар. Айне восторженно захлопала в ладоши. – Ой, как здорово! Вдоволь наглядевшись, упаковали шар обратно в ящик.

– Не знаю, кто как, но я проголодался! Освободили стол, и ярл принялся подавать блюда, заодно и посуду. Под конец, поднатужившись, вытянул целый ящик «Aetanne». Волшебница зажгла под потолком четыре красивых магических шарика, пошепталась со шкафом, и тот стал играть негромкую спокойную музыку. В общем, ужин прошёл на славу. Потом танцевали. Ярл подал мороженое разных сортов. Да замшелую бутыль «Elle Noir». Да шоколадный торт.

– Ярл! Пощады! Я же растолстею!

– Успокойтесь, мэм, толстых женщин среди леани не бывает.

– Правда, мам, – хохотала дочь, – Да ты и сама знаешь!

– Ой! – спохватилась Айне. – Мне же ещё кое-что сделать надо. Ярл, позволь удалиться на часок-другой?

– А что такое?

– Утром, на базаре, хотели мне кошелёк срезать. Поймала я жулика того за руку и говорю – приду, мол, и разнесу по брёвнышку всю вашу воровскую гильдию. А тот от удивления и кивает: – Приходи!

– Это дело! – уважительно сказал ярл, – Только лук, голуба моя, дома оставь, чтоб не признали по такой редкой вещи.

– А ушки ей тоже дома оставить, чтоб не признали? – осведомилась мама. Ярл пару мигов размышлял. – Мэм, у вас чулки есть?

– Я в них, спасибо богам, не нуждаюсь, – Аэлирне совершенно непринуждённо показала из-под платья действительно великолепную ножку.

– Да не в том дело! – простонал ярл.

– А-а, вы в смысле маскировки? – волшебница посмотрела по сторонам, запросто кинжалом отхватила от тюлевой занавески изрядный кусок. Завесила Айне лицо, обернула, а излишки связала на макушке пальмочкой. Пальцем начертила в воздухе большой овал, дунула, и получилось зеркало. Повернула его к дочери.

– Чучело! – искренне сказала Айне, – Увижу ночью – описаюсь со страху. Ярл, дайте мне мою куртку, брюки и остальное. – Тот вытащил всё требуемое.

– Никто не узнает, заодно и напугаешь, – одобрила Аэлирне, – Может, тебе помощь нужна? Айне отрицательно закрутила головой, – Я сама. Это моя война. Пока я там буду разбираться, ярл, может, расскажешь маме подробности, которые утаил лорд Бер?

– Я вообще-то собирался завтра, на свежую голову.

– А подробности того стоят? – деловито осведомилась волшебница. – Ведь это, как я понимаю, слишком важный секрет, чтобы меня посвящать.

– Каюсь, мэм, мы там кое-что не рассказали. Несущественное для Имперского Совета, но очень важное для меня. Да и для вашей дочери тоже. Очень надо посоветоваться. Айне кивнула. Аэлирне вздохнула, соглашаясь.

– Иди, дочь моя. Только смотри мне – без смертоубийства.

Ночь где-то вдалеке огласилась криками, звоном и грохотом. Ярл и волшебница переглянулись и подолжили свою беседу. Когда Айне вернулась, от неё изрядно несло гарью. Весёлая и возбуждённая, приблизилась было к парочке, обложившейся книгами, свитками и амулетами. Ярл встал, – Леди Айне, – и опять отвернулся к волшебнице. Услышав, что спор идёт о градиентах магического поля и тензорах, девушка быстренько ретировалась в ванную. Смыла копоть, глянула на ноги. «Хм, не хуже, чем у маменьки». Вернулась в комнату. По стеночке обогнула большой, в пол-комнаты, объёмный чертёж в синих тонах, и прокралась к отодвинутому в угол столу. Ярл, видимо, в чём-то убедил Аэлирнэ, и она сидела с задумчивым видом, разглядывая какой-то узелок в чертеже. Сам же ярл сидел в раскрытом окне ногами наружу и курил свою трубку. Главное – что на столе оставался изрядный кусок торта и полкувшина апельсинового сока.

– Ладно, – волшебница взмахом руки убрала чертёж, – Вы меня убедили, Valle. Теперь, дочь моя Айне, – что это за Знаки Силы?

– Погодите, – вмешался ярл, – мэм, у вас найдётся магический звонок? Та фыркнула, достала из сундучка маленький серебристый колокольчик, укреплённый в рамке, и поставила на угол стола. Простой, но эффективный прибор всегда звонил, если чувствовал хоть слабейшее заклинание.

– Покажи что-нибудь, Айне, – разрешил ярл. Та пожала плечами и скрестила руки на груди. Легко и осторожно подняла своей Силой ойкнувшую маму, достала из-под неё книгу. Столь же бережно опустила маму на диван. Книгой же запустила в стопку других. Притащила со стола рюмку и кувшин сока, налила и с удовольствием выпила. Волшебница покосилась на колокольчик – тот не шелохнулся. Айне же отправила кувшин на место, расплавила рюмку и перелила её в птичку. Раскалила её добела и заставила ту медленно кружить по комнате, распространяя волны жара. Подняла с дивана выпавший лист, поставила его вертикально и – птица пролетела сквозь него, не прожигая. Лишь несколько пылинок красиво вспыхнули по сторонам. Сунула лист в руку изумлённой мамы, добавила к птичке пустую бутылку, расплавила тоже, стала что-то лепить. Когда резко, за миг, это остыло, в другую руку мамы шлёпнулась зелёного стекла статуэтка танцующей девушки с большим белым венком на шее.

31
{"b":"311","o":1}