1
2
3
...
32
33
34
...
92

– И дыру в платье прожгло, – указала Аэлирне. – Знаки связаны. Кстати, дети мои, – подозрительно прищурилась на них волшебница, – Вспомните точно, как вы вошли в Пламя?

– Леди Айне очень ослабла, я нёс её на руках, – вспоминал ярл.

– И мы целовались, – с детской непосредственностью сообщила Айне.

– Пресветлый Риллон! – воскликнула Аэлирне, всплеснув руками.

– Что такое, мам? – забеспокоилась девушка, – С каких это пор ты стала заботиться о моей нравственности?

– Да причём тут это, – отмахнулась мама, – Спи с кем хочешь.

– Этого не было, – быстренько вставил ярл. «Пока – не было» – мысленно подтвердила Айне.

– Ну ладно ты, дочь моя, но вы, ярл, – волшебница глядела на них снизу вверх. – Вы-то должны знать про синергетический эффект.

– Чего-чего? – округлила глаза девушка.

– Эффект многократного усиления при взаимодействии двух сущностей в особых условиях, – машинально выговорил ярл.

– Особые условиях были, – загнула Аэлирне палец, – Две противоположные сущности – вот они вы, – она загнула второй, – Во взаимодействии ты, дочь моя, призналась, – загнула третий.

– Почему не разнесло вдребезги половину Реальности – ума не приложу, – продолжила волшебница. – Наверное, потому, что всего лишь целовались.

– И чем это нам грозит, мам? Волшебница вздохнула, села на ступень и обняла колени руками, – Танцующее Пламя обвенчало вас. К худу ли, к добру ли, но вы обречены друг на друга. Вечно кружить рядом, и не приближаться… Не знаю. Но думаю, посторонних посвящать пока не стоит. Она ещё помолчала. – Да, похоже, внуков мне не нянчить.

– Это потому, мам, что у леани с хумансами детей не бывает? Словно придавленная невидимой каменной горой, Аэлирне печально кивнула.

– И поэтому тоже. Ладно, пошли. Совет Магов не ждёт. И они медленно стали подыматься по лестнице на верхний этаж Башни.

Айне выскочила из зала Магов изрядно вспотевшая и уставшая. Даже Лунную бабочку смыло потоком заклинаний. Ярл спокойно сидел в углу на каменной скамье и, как ни в чём ни бывало, курил свою трубку. Встал, повернулся к девушке. Аэлирне же наоборот, нетерпеливо меряла шагами комнату.

– Ну, что, дочь моя? Не томи! Девушка утомлённо улыбнулась, – Трёхцветный шар. Угадайте. Ярл вытащил изо рта трубку и меланхолично заметил, – Красное – огонь.

– Ну, после Танцующего Пламени об этом нетрудно было догадаться, – Айне повертела кулачком с зажатым в ней шаром – результатом теста и инициации Дара.

– Синее? – догадалась Аэлирне.

– Конечно, мам! Я же всё-таки твоя дочь. Ну, а третий цвет – ни за что не догадаетесь.

– Долго ли ты будешь испытывать наше терпение? – ярл демонстративно упёр руки в боки.

– Белый!!!

– Вот оно что… – призадумалась опытная волшебница. Белый цвет означал, что среди магов, производивших инициацию, не оказалось соответствующего специалиста и теперь придётся проводить расширенные тесты.

– Чёрная магия исключается, мам. Значит, что-то экзотическое, – и Айне продемонстрировала шар, поделённый на три цветные дольки.

– М-да, – только и сказал на это ярл, – Ну, пошли. Пройдёмся по лавкам, и отпраздновать надо бы.

– Мам, да купила бы те перчатки. Они ведь тебе очень понравились!

– Откуда ты знаешь? – Аэлирне остановилась и уставилась на дочь. Ярл ухмыльнулся, – Вы ведь не просто две волшебницы. Вы мать и дочь. А кровная связь между вами – это очень мощное взаимодействие. Говорю вам как специалист, ведь магия крови – важный раздел некромантии. Аэлирне задумалась, забавно сморщив прелестный носик, – Тогда, ты должна бы чувствовать и ярла?

– Он здорово проголодался. А ещё, – Айне лукаво посмотрела одним глазом,

– Ломает голову, как бы соблазнить одну молодую лучницу. Та с удовольствием позволила бы, но так, чтобы при этом Вселенная не провалилась в тартарары.

– Ого! Придётся изобрести способ прикрывать мысли. – ярл попытался скрыть смущение, – Мэм, сегодня день подарков. Пошли, дадим подзаработать здешним мастерам.

– Ярл, – спокойно сказала Айне, – Как я помню, ты уже месяца два на голодном пайке. Да сходи ты в Весёлый Квартал. Я не буду ревновать, честное слово.

– Мне нужна только ты, – сделал над собой усилие тот, и пошёл вперёд.

– Удивительно, – задумчиво сказала девушка, глядя в спину чёрному плащу,

– Удивительно, но он не солгал.

– Господин маг? – к ярлу поскочил щеголеватый офицер, – Вас вызывает его Величество. Тот кивнул, сыпанул в руку Айне горсть монет, – Встретимся в гостинице? Мэм, право, перебирайтесь к нам из того клоповника. Да и ближе будет.

– У Его Величества начальник полиции. Вас ждут, ваша светлость, – секретарь Альфонсио поклонился и открыл дверь. Ярл вошёл и отвесил поклон.

– В чём дело, ярл? – Император был раздражён. – В городе, оказывается, по ночам демоны шуруют, а я почему-то обо всём узнаю последним! Мэтр Иларио слегка втянул голову в плечи.

– Ваше Величество…

– Молчать! За что платят деньги вашей банде сыскарей? Valle, вы можете что-то обьяснить?

– Демонов не было. Дело закрыть. – ярл смело посмотрел в глаза Императору, а затем с сомнением глянул на начальника полиции.

– Ступайте, – хозяин жестом выгнал из кабинета бледного чиновника. В это время открылась боковая дверь, и в комнату вплыла кареглазая шатенка в длинном золотисто-белом платье. Донья Эстрелла, урождённая баронесса Кейрос, ныне – августейшая супруга и Императрица.

– Дорогой, к тебе можно? – тут она заметила согнувшегося в поклоне ярла и шутливо погрозила ему веером. – Здравствуйте, ваша тёмность.

– Дорогой, я не отвлекла тебя от дел? – не дожидаясь ответа, подошла, обдав обоих мужчин ароматом дорогих духов. По праву считаясь одной из красивейших женщин, она в то же время была матерью трёх принцесс; любящей и, не будем скрывать, любимой женой, что было странно среди высшего дворянства.

– Наша старшая дочь любит гулять по городу и окрестностям в сопровождении всего лишь пары слуг. А тут мне рассказали о каких-то ночных ужасах. Секретарь сообщил, что ярл у тебя, и я решила узнать всё из первых уст.

– Кстати, – Император спрятал появившуюся было нежную улыбку, – Альфонсио намекнул, что тебе, ярл, что-то известно.

– Как будет угодно вашим Величествам.

– Хватит кланяться! – рявкнул самодержец, – Садись, дорогая. Чувствую, нам сейчас расскажут нечто интересное.

– Вчера утром, когда я с телохранительницой спешили через рынок, – тут ярл обменялся с Императором понимающими взглядами, – Один жулик хотел срезать у леди Айне кошелёк. Ну, она его за руку и поймала. А он – сдуру начал махать ножиком.

– Моя телохранительница – из народа леани, – обьяснил он Императрице. Та кивнула, – Понимаю. Легче кувалдой в муху попасть, чем ножом в леанку.

– Так вот. Леди Айне аккуратненько так рученьку с ножом ему сломала и грозит, приду, мол, и разнесу по брёвнышку всю вашу воровскую гильдию. А тот с перепугу и от боли ошалел, да и отвечает: Приходи, милости просим! А вечером, когда мы были в гостях у её матушки, волшебницы Аэлирне, и вспомнила…

Когда ярл закончил, августейшая чета хохотала до слёз. Эстрелла вытирала глаза батистовым платочком.

– Доспехи…вместе с одеждой… Кстати, как вам моё новое платье?

– Довольно миленько, – вспомнил ярл любимое выражение Айне.

– И всего-то? – делано возмутилась Императрица.

– Ну, если я скажу, что вы и без платья весьма хороши, то, боюсь, меня могут правильно понять, – с простецким видом ярл почесал в затылке. Император смеялся так, что чуть не упал, чересчур откинувшись на спинку стула, а супруга, поймав его за локоть, тоже заливалась от души.

– Вот это комплимент! – она опять достала платочек, – Давненько мне таких плюх не отвешивали. С тех самых пор, как вы, ярл, не познакомили нас с принцем. – Эстрелла нежно посмотрела на супруга.

– Я? Что-то не припомню… – озадаченно поднял бровь ярл.

33
{"b":"311","o":1}