ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В нежных объятьях
Нож. Лирика
Палач
П. Ш.
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Совет двенадцати
Айн Рэнд. Сто голосов

– Леди, как вы узнали заранее? Айне уже пришла в себя. – У меня аллергия на чёрную магию. Словно холодная рука вцепилась в самое сердце! Вот я и выскочила на простор для выстрела! Человек миг переваривал услышанное, затем кивнул и винтом вошёл в толпу, ловко пробираясь к начальнику охраны. Через квадранс запели фанфары.

– Дамы и господа! Злоумышленник схвачен, опасности нет! Его Величество Император повелел! – трибуны полностью затихли, – Турнир продолжается! Расстояние – двести шагов! Всем соблюдать тишину! Стреляйте, доблестные лучники! Видимо, через магическую защиту было не очень хорошо видно, так как люди в Императорской ложе встали совсем и подвинулись ближе к мерцающей бликами стене.

Парень вышел на линию стрельбы. Не поднимая лук, медленно скинул капюшон. Толпа всё-таки ахнула. «Разрази меня гром! Это же эльф!» Эльф, которого перед турниром обьявили, как «Тирион, сын леса», оглянулся на девушку своими зелёными, без белков, глазами. От этого взгляда хотелось плакать и смеяться одновременно. Затем стал поудобнее, поднял лук, прицелился и выстрелил. С того конца поля донёсся щелчок стрелы, попавшей в мишень. Айне стояла, пытаясь совладать с рвущимся вскачь сердцем. Маршал лучников осмотрел мишень и через герольда обьявил, – Стрела точно в самом центре мишени! Идеальный выстрел на предельной дистанции! Трибуны загудели. Шутка ли, обьявлено, что выстрел идеален, лучше и быть не может! Осталось только обьявить Тириона победителем. Айне охватило холодное, злое веселье. Ну уж фигушки! Зря, что ли, мучилась в Бриарвуде? Зря, что ли, поклялась себе быть достойной своего единственного, который сейчас на трибунах? Вот они, пятнышко мрака рядом с весенним листиком. Она вышла на линию стрельбы и подняла вверх руку. Готова к стрельбе. Зрители загудели ещё сильнее. Самонадеянная девчонка. Постояв миг-другой, девушка обратилась к гвардейцу, следящему за порядком на поле при проведении турнира. – Я имею права потребовать тишины? Тот сорвался с места, и пошептался с маршалом. Грозно пропели фанфары. Воцарилась полная тишина, лишь какой-то малыш захныкал. Мамаша тут же заткнула ему рот конфетой, и маршал кивнул. Медленно натягивая лук, Айне пропускала стрелу меж пальцев, поглаживая её и накладывая цепочку Знаков. Прицелилась, и когда уже не видела ничего, кроме огромного чёрного пятна с торчащим из него бревном, спустила тетиву. Стрела пошла как-то небыстро и высоко. Затем, постепенно загнувшись, снизилась к мишени. Выбив торчащую стрелу эльфа, качнулась и… заняла её место. Выпучив глаза, все глянули на колокол звонка – тот хоть бы шелохнулся. От восторженного рёва, казалось, дрогнула земля. Айне всем телом чувствовала волну звука. Увидела, как герцог Бертран в исступлении лупит кулачищем по тощей спине министра финансов Розенблюма, а тот, вцепившись в перила и ничего не чувствуя, орёт и свистит, как мальчишка. Вон мама от радости подпрыгивает и трясёт ярла за плечо. Чуть выше, Императрица улыбается девушке и хлопает в ладоши. Эльф подошёл. Посмотрел, в глаза, низко поклонился и… снял со своего лука тетиву. Затем спрятал оружие в чехол и – пошёл к выходу на трибуны. Победа! Тут рёв, вой и крики поднялись так, что Айне пришлось заткнуть уши. Да, впервые в истории – в состязаниях лучников, в которых принимали участие Перворождённые, победил не-эльф. Вау!!!

Раз, и другой, и третий пропели фанфары. Наконец, люди на трибунах утихли, и голос герольда возвестил:

– Слава победительнице турнира, доблестной лучнице, леди Айне, дочери Аэлирне из рода Леани!

Девушка получила награду из рук Императора – красивый серебряный кубок и свиток с кучей печатей. Теперь она имела право носить на одежде эмблему – победительница Императорского турнира лучников! Император вновь поднялся в ложу и вышел к её краю, где неподвижно завис в воздухе магический усилитель голоса. Приказал убрать защиту и поднял руку. Толпа постепенно затихла.

– Ещё никогда победа не доставалась такому достойному участнику! Голос Императора был чеканным и величественным.

– Но я говорю не об этом. Леди Айне, дочь Аэлирне из рода Леани! Ты спасла жизни мне, Императрице и другим достойным людям. Говори, какой награды ты хочешь? Девушка стояла ни жива, ни мертва, затем опустилась на колено и гордо вскинула голову. Откуда-то сбоку, возле её губ, показался искрящийся диск как возле Императора, и Айне с волнением услышала разносящийся вокруг свой собственный голос.

– Вы не пострадали, Ваше Величество?

– Нет, не пострадал.

– А ваша августейшая супруга, воистину мудрейшая и красивейшая изо всех женщин? Императрица подвинулась к мужу. – Спасибо, леди, я в порядке.

– Это для меня – наивысшая награда! Айне приложила сжатый кулак правой руки к сердцу и наклонила голову в знак того, что она сказала всё. «Умница» – мелькнул язычок пламени в обрамлении мрака. «Трижды умница» – шепнуло ей пятнышко весенней зелени. Император добрый десяток мигов всматривался в фигурку лучницы. Лишь после того, как Эстрелла что-то неслышно шепнула ему, над площадью раздалось:

– Да будет так! А теперь, обьявляю турнир – закрытым!!!

Толпа хлынула с трибун. Айне спрятала в чехол свою Песню, и испуганной белкой унеслась в проход. Перелетела через телегу, и скрылась за углом ратуши.

– Ничего себе, – проворчала она, – Такая куча народу затопчет и не заметит. Обогнув пару зданий, она выждала, пока схлынет поток, и перетекла за спину ярла, который уже беседовал с Императором и начальником службы охраны.

– … допросили. Под башней арсенала оказался подземный ход. В башне – мощная охранная магия, поэтому ничего и не заметили под самой башней. Наши туда сунулись, но там толпа демонов. Маги и копейщики держат их, но медленно отступают.

– Значит, так. Император с супругой и детьми. Не разделяться. Вы – удвоить охрану, поставить самых надёжных и проверенных. Леди Айне, – он оглянулся, – и дворцовый маг. По очереди несёте стражу рядом. Один отдыхает, другой караулит. В вопросах безопасности – не подчиняетесь никому, даже самому Императору. Будет надо – не щадить никого.

– Заведение мэтра Рубини. – высунулась девушка из-за плеча ярла.

– Умница. – одобрил ярл. – Послать засаду с магом. Мэтр честный человек, но на ножницах или в расчёске мог остаться волосок с причёски Императрицы. Опытному чёрному магу того достаточно. Барон Орк?

– На связи, – сбоку вывернулся человек с магическим шаром.

– Я хотел бы, чтобы меня сопровождал Углук. Через квадранс, у входа в подземелье. И… госпожа Аэлирне, не хотели бы вы присоединиться? Немного развлечься и развеяться?

– А почему бы и нет, – волшебница встряхнула гривкой роскошной причёски. «А меня почему оставляешь? Боишься?» – Айне была раздосадована. «Там будет полно чёрного. А ты от этого в обморок падаешь».

– Всё? За работу!

Углук оказался эдаким здоровяком, на голову выше ярла, вдвое шире в плечах. К тому же – длинноволосым крашеным блондином, да ещё и в круглых тёмных очках. Аэлирне задрала голову, с опаской посмотрела. Углук нагло ухмыльнулся, но чуть поклонился.

– Познакомьтесь. Углук, крепкий и надёжный парень, отчаянный рубака. Ни капли Дара, но зато высокая сопротивляемость к магии. Мы с ним уже были… в деле. Госпожа Аэлирне, профессор Общей Магии Университета. Волшебница и мой друг. На этот раз Углук на полном серьёзе поклонился, – Здравствуйте. Аэлирне тоже изобразила реверанс.

– Чтобы не было недоразумений. Мэм очень опытная волшебница, и, если она начнёт делиться кое-какими секретами, эти выскочки из Совета Магов только рты разинут от изумления.

– Углук… а зачем очки? Тут вроде и так не очень светло.

– Гм…, – громила прокашлялся, – Вы слыхали, мэм, что один великий злой маг древности сумел скрестить людей и орков?

– Ну да, было что-то в Древней истории.

– Так вот… я один из потомков тех. Свет мне не вредит, но я его не очень жалую.

– Ох, простите. Углук только махнул рукой. Аэлирне только сейчас заметила, что у него из-за спины торчит рукоять ятагана, а на боку, в чехле, висит боевой топор, который сама волшебница, наверное, и поднять не смогла бы. Ярл закончил проверять содержимое своей сумки и распрямился. – Все готовы? Аэлирне, уже переодевшаяся в крепкую походную одежду, кивнула. Углук только пожал плечами. Зрелище, надо сказать, получилось внушительное.

37
{"b":"311","o":1}