ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2035: Красный вариант
Округ Форд (сборник)
Стены вокруг нас
Бессмертники
Вольный князь
Здесь и сейчас
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Розы мая

– Углук, ты как?

– Да чтоб меня разорвало, если ещё раз пойду с магами! Красные пятна так и пляшут, не вижу ни хрена. Ярл прислушался. Вроде бы тихо.

– Мэм, а не прощупать ли нам вперёд Заклятьем Поиска?

Сказано – сделано. Заклятье вернулось и сообщило, что впереди просторная пещера, затем опять тоннель и развилка. Никого.

– Отдыхаем квадранс, – смилостивился ярл над покачивающейся от усталости волшебницей и потирающим глаза Углуком.

Пещера оказалась заполнена высокими бледно-жёлтыми растениями, которые очень не понравились Аэлирне. Чахоточная жизнь могла оказаться опасной.

– Что-то мне в них нехорошее чудится. Мужчины признались, что ничего подобного не встречали.

– Тогда отойдите-ка чуть назад, – скомандовал ярл. – Быть того не может, чтоб растения не боялись огня. Он достал пузырёк, вытряхнул на ладонь несколько багрово светящихся таблеток. Повинуясь Малому Огненному Заклятью, между стеблей вспыхнуло пламя. Ярл швырнул вперёд таблетки и отскочил.

– Спокойно! В пещере полыхнуло, зашкварчало. Затем медленно потемнело и затихло. Клубы дыма вползли в тоннель.

– За мной. Подымая тучи пепла от опавших обугленных растений, рванули через пещеру. Полуобгоревший стебель пытался поймать за ногу Аэлирне, но Углук небрежно отрубил его. Кашляя и отплёвываясь, ярл на ходу заметил, – Надо бы и себе таких цветочков вокруг замка понасадить. Ворвались в тоннель, бегом добежали до развилки и остановились, хватая ртами душный воздух. От основного пути вправо уходил узкий лаз. Пощупали Заклятьем в оба конца. Прямо по тоннелю – большая пещера с кучей тварей, вправо же ничего выяснить не удалось.

– Углук, в какую сторону выход? Тот долго присматривался, Засопел, принюхиваясь. Осмотрел и ощупал каждый клочок стен и пола.

– Там, – уверенно показал в боковой проход. – А прямо по тоннелю – тупик.

– Значит, так, – распорядился ярл, устанавливая на пару с волшебницей заграждающее заклятье. – Расчистим пещеру, чтоб потом на нас не напали сзади, затем в этот ход.

– Может, сначала незаметно глянем, что в пещере? – предложил Углук. С сомнением оглядев его здоровенную фигуру, ярл заметил, – С тобой вряд ли незаметно выйдет. Хотя… На ярла и Аэлирне заклинание невидимости легло как родное, зато с Углуком пришлось повозиться вдвоём. В конце концов, три призрачных тени пошли вперёд и через сотню шагов остановились на пороге большой подземной полости. На неровном дне пещеры примерно пол-лиги диаметром копошились полчища тварей всех видов и разновидностей. В середине, на большой груде костей, возвышалось что-то вроде клубка из свитых лохматых канатов, и это что-то было живое.

– Какая мерзость, – сквозь зубы процедила волшебница. Углук молча положил руку на рукоять ятагана и вопросительно посмотрел на ярла.

– Нет. Назад. Когда отошли на десяток шагов вглубь тоннеля, ярл распорядился:

– Углук, берись-ка за топор. Да, мэм… освятите его. Топор в смысле. Пока происходило дело, Аэлирне осведомилась, – Мальчики, вы что, решили прорубаться к центру?

– Командир, в самом деле. Только отойдём от тоннеля, нас сразу окружат и начнут душить. Ярл вздохнул, – Ну нет у вас широты мысли. А на потолок пещеры вы внимательно посмотрели? Волшебница и плечистый воин недоумённо переглянулись.

– План таков. Я обрушу вниз кучу камней и скал с потолка. После этого, мэм, щедро заливаете оставшихся тем самым зелёно-голубым пламенем. Углук, никого не подпускаешь к госпоже Аэлирне. Затем я беру на себя то чудище в центре, а вы прикрываете меня с боков и сзади. Если кто останется.

– Ну, ежели так…

Когда со свода пещеры прекратили сыпаться глыбы, волшебница напряглась так, что зазвенело в голове, и именно щедро окатила пространство пещеры своим новым, но уже полюбившимся заклинанием. Визг и вопли раздались с удвоенной силой.

– Фу-у, – скривилась Аэлирне, когда троица, прыгая по камням, пробиралась в центр, – Как они воняют… Углук махал своим чёрным топором, и на его работу было любо-дорого посмотреть. Воистину, как учили. Один удар – один труп. Волшебница же выплёскивала из ладоней язычки призрачного огня, и это срабатывало ничуть не хуже. Ярл ударами железных кулаков и пинками создавал целую просеку. Вот уже добрались до груды скал в середине, из-под которой уже вылезало то жуткое чудовище из верёвок.

– Как там?

– Около сотни осталось, – проворчал Углук, – и всё.

– Держитесь, сейчас будет плохо. Ярл шагнул вперёд и вытянул перед собой руки. Из рукавиц вырвались прозрачные то ли лучи, то ли языки пламени, и впились в чудовище.

– Перчатки некроманта, – прохрипел Углук, падая на колени. Аэлирне тоже будто дали под дых, но она удержалась, а из её амулета вырвался яркий луч красивого аметистового цвета. Шагнув к корчащемуся меж камней воину, она кое-как крикнула, – Быстрее! Спеша так, что пальцы сливались в воздухе, точными движениями отбивалась от наседавших врагов мелкими зеленоватыми искрами. Ярл подходил, и его перчатки выпивали саму жизнь из визжащего и скрежещущего чудовища. Напоследок прошептав заклинание, он возвысил голос.

– …Алеф! И без сил опустился на камень. Углук, яростно матерясь, кое-как поднялся. Его топор замелькал с бешеной скоростью, разбрасывая в стороны головы, половинки разваленных надвое тел и веер тёмных брызг. Каждый удар сопровождался словесным описанием сексуальных привычек, генеалогии и строения тварей. Натиск вдруг кончился, и они остановились, загнанно озираясь по сторонам.

– В присутствии дамы… как можно? – устало спросила Аэлирне и, подумав, добавила длинное непечатное выражение. Первым засмеялся мокрый, как мышь, ярл. Затем и Углук гулко захохотал, опуская свой топор. Их поддержал серебристый смех волшебницы.

– Неплохо поработали, кажется.

– Да. Уходим. – ярл, шатаясь, поднялся на ноги. Когда добрались обратно к развилке, он коротко обьявил, – Квадранс, – и уселся прямо на пол, завернувшись в свой плащ. Ровно задышал и вошёл в транс.

– Мне тоже не помешает, – Аэлирне обернулась к сопящему от усталости Углуку.

– Подежуришь? Тот кивнул.

Квадранса оказалось едва достаточно, чтобы почувствовать некоторый прилив сил. Однако неумолимый ярл погнал всех вперёд.

– Чем быстрее доберёмся, тем меньше пакостей нам успеют подготовить. Аэлирне сняла с бокового ответвления защиту, и троица пошла в него.

Недолго шли спокойно, потом опять стала попадаться всякая нечисть, но уже покрупнее. Углук рубил всё подряд, равнодушно и не разбираясь в подробностях. Однако на мясистой туше из подрагивающего желе остановился. Длинные разрубы на теле тотчас же зарастали, и чудище знай себе пёрло вперёд.

– Посторонитесь, мальчики, – Аэлирне из ладоней плеснула зеленоватым пламенем. Раздался визг, вокруг разнёсся отвратительный смрад, но тварь всё равно не отступила. Ярл вздохнул и взялся было за перчатки.

– Э-э, нет, дорогуша, – волшебница сменила заклинание на призрачно-лиловое и тогда туша стала таять, как снег на сковороде.

– Здорово. – прогудел Углук. – Просто здорово. Вы уж извините, мэм, что я поначалу так. Вы такая красавица, я подумал – это… из дворца.

– Чего-чего? – не поняла Аэлирне. Углук впервые смутился. – Прошу прощения, мэм… из ночных бабочек. Только вы куда лучше оказались. Вы наша. До волшебницы дошло наконец, и она засмеялась своим неповторимым смехом.

Путь преградила стена, сделанная будто из гладкого чёрного стекла. Углук яростно обрушил свой топор – тот отскочил, звеня, и чуть не вырвался из рук. Аэлирне прошлась всеми известными атакующими заклинаниями – безрезультатно.

– Что скажешь, ярл? Знакомо тебе это? Тот вздохнул, – Дайте подумать. – думал он недолго. – Ага!

– Мэм, кисточку и косметичку, пожалуйста. Ярл выбрал место, хорошенько набирая на кисточку теней для век, затем одним движением нарисовал прямо на стене небольшой круг, примерно на уровне пояса. Прошептал заклинание, другое, третье. Наконец, вроде получилось.

– Ткни ногой хорошенько, – отдавая косметичку хозяйке, буркнул Углуку. Тот не заставил себя упрашивать, и отвесил хорошего пинка в круг. Стена всхлипнула и рассыпалась осколками.

39
{"b":"311","o":1}