ЛитМир - Электронная Библиотека

– Писарь, Беркович! Приступайте к работе, иначе я с вами сделаю ещё похуже! Недавно черноволосый, а сейчас изрядно поседевший писарь закатил глаза, но привычно приготовил свои принадлежности. Беркович поднялся отчасти сам, отчасти благодаря пинкам ярла, и приступил к допросу. Зомби и в самом деле охотно отвечал на все вопросы глухим безжизненным голосом.

– Я лишил его воли, чувств, желаний. Только память и подчинение, – в полголоса обьяснил ярл Аэлирне, отведя её чуть в сторонку. «Бедный, как же тяжело твоё ремесло!» «Мам, держись. Мне тоже очень несладко».

Они одновременно повернули голову к зомби.

– Гувернантка Никкэ? – тихо переспросил ярл.

– С дороги! – загремел уже из коридора голос Аэлирне, – Прочь с дороги, сучьи дети!!! Стражники разлетались в стороны, как тряпичные куклы.

В детскую влетела волшебница в грязном синем плаще. Одна из нянюшек, увидев её взгляд, мгновенно всё поняла. Взвилась с места, выхватывая из рукава тонкий кинжал, покрытый желтоватым налётом. Зазвенел лук Айне, и стрела вошла точно в сердце. Однако та, кто недавно была ласковой гувернанткой, лишь покачнулась. Она подскочила к детской кроватке и замахнулась. Аэлирне через полкомнаты прыгнула кошкой, понимая, что не успеет сотворить заклинание. Медленно; замечая, как Императрица подняла голову со спинки кресла, как Айне вновь натягивает тетиву, как делает шаг Император, вытягивая меч; медленно пролетела и столкнулась с разъярённой фурией. Дальше время опять пошло быстро. Гувернантка оказалась невероятно сильна, и в пару мигов очутилась сверху. Аэлирне с трудом держала её за руку с кинжалом, слыша, как совсем рядом захныкал ребёнок. Ещё одна стрела со свистом вонзилась меж рёбер. И тут меч Императора с отвратительным хрустом развалил голову предательницы. Тело её дрогнуло, и постепенно обмякло. Аэлирне вскочила на ноги. Всю комнату заволокло серым холодным туманом, исходящим из крошечной ранки на её предплечье. Откуда-то издали услышала голос дочери, – «Мам!». Успела ещё удивиться, почему это всё закружилось и понеслось вверх, и кому это сверху так надсадно кричит Император, – Ярла ко мне! И провалилась во мрак.

– Пей, мама, пей! Аэлирне с трудом сделала несколько глотков, усилием воли разгоняя окружившую дурноту. Разлепила глаза. Дочь. Зеленоглазая, заплаканная и невероятно красивая.

– Мама! Надо выпить! Волшебница заставила себя сделать ещё несколько глотков. БОГИ!!! Чем же это меня напоили! По жилам словно потёк жидкий огонь, заполняя всё существо жаром. Медленно добрался до сердца, послушно взбулькнул и побежал дальше. Вот пламенная струя добралась до головы. Всё? Нет, обжигающая лава некоторое время покачивалась, словно в бокале, а затем нехотя вытекла в пальцы, которыми кто-то держал Аэлирне за запястье. А, это ты, дорогой.

– Мам, держись! Ещё раз пей. Запахло дымом, и к губам поднесли ещё один стакан. На этот раз питьё пошло даже приятно, радостными огоньками разбегаясь по телу. Аэлирне прислушалась к своим ощущениям и решительно открыла глаза. Богато расписанный потолок, и на его фоне – радостно улыбающиеся лица.

– Дети в порядке?.. А чего это я так разлеглась? Волшебница приподнялась и села без посторонней помощи. Потрясла головой.

– Такое зелье я бы пила каждый день! Судя по ошарашенным лицам стражников и Императора, что-то было не так. Она оглянулась. В красивой зале дворца прямо на мраморном полу горел костёр, а рядом валялись осколки стекла. Тут же на коленях сидел ярл и держал в руках стакан.

– Я сказала что-то не то? Ярл зачерпнул огня прямо в стакан и жадно выпил. Его затрясло, он передёрнулся и отдышался. Почему-то все, кроме Айне, опять сделали круглые глаза.

– Да ладно вам. Будто никогда магов не видели. – ярл погасил огонь, поставил рядом стакан. Помог волшебнице подняться, обнял её и Айне, и они втроём вышли в утро.

Глава 7. Дороги.

Две молодые красавицы выпорхнули из ванной, обе закутанные в длинные халаты с драконами. Подошли к дивану. Ярл уже спал; одетый, только скинул запылённые сапоги. Аэлирне посмотрела на дочь. Та покачала головой.

– Не надо, мам. Когда ты упала, он вышел… прямо из воздуха. Осмотрел тот кинжал, потом ТАК глянул на нас с Императором, – Айне зябко поёжилась. – Вынес тебя из детской, стал отсасывать из ранки яд. Глаза бешеные, вокруг рта кровь… Как вампир какой-то; одному гвардейцу даже дурно сделалось. А ярла губы не слушаются, наверно от отравы. Ну, я догадалась, кричу, давайте берёзовых дров и цельнолитых стаканов. Меня он уже раз поил огнём… сказал, что и от яда помогает. Ну, потом и тебя напоили, дальше ты очухалась. В дверь постучали.

– Обед? – переглянулись в недоумении, – Так вроде ещё рановато. Вошёл молодой щеголеватый офицер. Увидев обеих, заулыбался. – Привет, красавицы. Извините, я, наверное, не туда попал.

– А в чём дело?

– Не сердитесь, прелестные, я бы с удовольствием с вами поболтал. Но, увы

– служба, – и исчез за дверью. Однако спустя пару мигов вновь постучали, и вновь – лощёный офицер возник на пороге.

– Прошу прощения, это здесь обитают господин чёрный маг? Обе красавицы синхронно кивнули.

– Вон они, на диване изволят дрыхнуть.

– А как бы мне его срочно разбудить? Вызов Императора.

– Ну, – в глазах Айне мелькнула искорка смеха, – Если не боитесь, что спросонья он может обратить вас в зомби или упыря, попробуйте.

– Девочки, выручайте. Маленькой принцессе Рамоне плохо. Жар и сыпь по всему телу. Император мне голову оторвёт.

– Что?!! – так и взвилась Аэлирне, – Что ж ты сразу не сказал, дубина!

Совместными усилиями удалось придать ярлу вертикальное положение на диване.

– Угу…сейчас, – и, не открывая глаз, стал заваливаться набок. Вновь подняли, потрясли. Вылили сверху холодной воды. Посыльный офицер проорал в ухо, что срочный вызов Императора.

– Ну что там ещё? – вроде начал приходить в себя.

– У принцессы Рамоны жар. Краснота и сыпь по всему телу. В глазах ярла начало появляться осмысленное выражение.

– Кофе. Айне метнулась в двери, затем на гостиничную кухню, и обратно. Влетела в комнату с кофейником в руках.

– Леди Айне. – попытался встать ярл. Его повело, и он попал в ласковые обьятия Аэлирне.

– Сядь пока, дорогой. Пей. Ярл откинул крышку, осушил половину, прислушался к ощущениям. Со вздохом надел сапоги, встал. Взял за руку офицера, шагнул в заструившийся воздух, и они оба исчезли.

– Вот мне бы так, – с завистью сказала Айне.

– Ничего, дай срок, он нам всё-всё расскажет, – мурлыкнула мама и хитро улыбнулась. – А вообще, пошли-ка в спальню. Если ярл вышел на тропу войны, женщины и дети могут спокойно поспать.

Ярл вышел из детских покоев принцесс совершенно спокойный.

– Ну, что там? – бросилась навстречу Императрица. Бледность очень шла к её и так бесподобной красоте.

– Обыкновенная ветрянка, мэм, – поклонился ярл, – Ничего такого. Я напоил Рамону тем же, чем отпаивал Аэлирне… Проснётся резвой и здоровой.

– Это точно не?… – Император, чуть нахмурясь, нащупал на груди, под тканью, маленький мешочек на кожаном ремешке.

– А с каких это пор ты стал специалистом в детских болезнях? – озабоченно поинтересовалась августейшая мамаша.

– Точно не. – ярл кивнул Императору, а затем обратился к его супруге, – А не забыла ли сударыня, кто учил ходить вашу старшенькую, Алисию? И у кого эта малолетняя проказница требовала страшные сказки? И чей новый костюм из чёрного бархата спящая малышка столь щедро окропила святой водой сквозь ползунки? Императрица только улыбнулась, и уплыла в детскую. Ярл отчаянно зевнул, – Ох, простите. Сам же Император облегчённо вздохнул и спросил, – А с этим когда будешь разбираться? И вообще, что там за порча?

– Да ничего страшного. Стигийский жрец подготовил и наложил заклинания. Если бы он успел привести их в действие, вот тогда было бы страшно. А так – высплюсь и займусь этим делом. Несложно, но требует внимания и аккуратности.

41
{"b":"311","o":1}