1
2
3
...
45
46
47
...
92

– Я помню, мам, ты мне рассказывала. – глаза девушки подозрительно блестели. – Ой, я сейчас разревусь…

– Вот такая наша судьба, донья Эстрелла. Мужчины за нас головы кладут, а мы дома от тоски с ума сходим.

– Да… – вздохнула Императрица. – Потом, ближе к концу войны, у старого Императора не выдержало сердце. Моему супругу пришлось оставить службу и принять власть. Поначалу тяжко было, ведь ответственность-то какая! Ничего, освоились. Когда ярл приносил клятву новому Императору, то произнёс её в весьма вольной форме. Я уж точно не помню, но клялся он – как волк, грызть глотки врагов… Жуть!

– Ладно, девочки, уговорили. Уж если лично ярл взялся Рамону защищать, то

– я буду спать спокойно. Донья Эстрелла, нет – теперь уже Императрица поднялась. – Пойдёмте в парк, погуляем. Я сейчас только в детскую загляну. У детей после обеда сон. Только чур, о делах – молчок.

Уже в парке Аэлирне вспомнила, – Я же совсем забыла! Нам с дочерью надо заглянуть к архитектору. Ярл грозился нам замки построить, но нам надо выбрать проект и добавить свои пожелания. Айне хитро улыбнулась, – Донья Эстрелла, не хотите опять на часок стать фрейлиной? А мы будем служанками…

На обратном пути зашли в трактир. По заказу Аэлирне подали тартилью, пиццу с сыром и зеленью. И много настоящего кьянти.

– Как это есть? – удивилась фрейлина, – Тут только одна ложка… и всё.

– А вот так! – показала пример молоденькая рыженькая служанка. После второго кувшина кьянти все развеселились.

– Как здорово и быстро! Никаких тебе «Суп-фрикассе их величества»! Да и за солью не надо лакея посылать. Вторая служанка, светлая, но тоже хорошенькая, заявила наотрез, – Да от такой жизни и аппетит пропадёт! Начальник охраны же, сидя за соседним столом в личине купца, терпеливо потягивал пиво с двумя рослыми плечистыми чиновниками.

Во дворец все трое вернулись изрядно тёпленькими. С ходу нахамили дежурному офицеру, обсмеяли тощего министра финансов. Затем тихо заглянули в детскую, потом опять вышли в парк. Тут выявилось, что вот тот куст – вовсе не куст, а сотрудник охраны. Его несколько раз окунули в пруд с золотыми рыбками, затем милостиво отпустили. Послали лакея за мороженым. Тот уже смекнул, что дело нечисто, справился в рекордный срок, за что и был отправлен ещё раз. За «Aetanne». Потом за персиками. Затем – за клюквой в шоколаде. К немалому удивлению фрейлины, и такое мгновенно сотворили повара на кухне. Лакею вручили цехин, и велели проваливать. Короче, троица в небольшой тенистой беседке развлекалась вовсю. Начальник охраны, неосторожно высунувшийся из-за дерева, тотчас же получил косточкой от персика точно под правый глаз, и с позором был отпущен. В пруд к насмерть перепуганным рыбкам.

– Хулиганим помаленьку? – раздался свергу строгий голос. Три подруги выглянули из беседки. С балкона на них смотрел сам Император. Подруги переглянулись. – Тащи его сюда, – шепнула фрейлина рыженькой. Оказалось, что заклинание левитации, которым пытался упереться Император, никуда не годится. Он был водворён на место за столиком беседки, напоен «Aetanne». Чтобы не возмущался, заткнули рот персиком, а следом засыпали пригоршню клюквы. Не помогло. Повторили в той же последовательности. Ага! Фрейлина что-то шепнула светленькой, отчего все трое приобрели свой настоящий облик. Залезла на колени к Императору, отчего Беркович за живой изгородью упал прямо в куст роз.

– А не забыл ли дорогой мой, как с другом разорил папенькины винные подвалы? По крайней мере, мы в зоопарк не лезем, и с медведем силой не меряемся!

– Да куда косолапому с вами равняться! Пусть уж живёт. Тут вприпрыжку набежали ещё трое – Алисия, Рамона и младшая – Хелен. Айне вышла на травку и Знаком запустила их в полёт по кругу над собой. От восторга детвора просто визжала. Немного не рассчитала, упала на пятую точку, сверху трое детей. Сразу же образовалась куча мала, где все хохотали, щекотались и верещали. Затем дети узрели на столе фрукты и шоколад, с криками всё расхватали и унеслись куда-то в глубину парка.

– Алиска! Покажи нам дриаду!

Насмеявшись вдоволь, пошли во дворец – привести себя в порядок. Впереди Император под ручку с красавицей супругой. Сзади Айне и Аэлирне шествовали с чинным видом, с трудом сдерживая смех. К императору подскочил почему-то исцарапанный Беркович, – Ваше Величество! Император обернулся, чмокнул жену и развёл руками, – Извините, прекрасные дамы, но – дела! – и поспешил опять в свой кабинет. Донья Эстрелла предложила посетить мэтра Рубини. Мысль нашли верной. Но не успели выйти из будуара, где переводили дух, как были атакованы тремя принцессами.

– Ага! Тётенька, покатайте нас ещё! – Хелен ручкой изобразила над головой вращательное движение.

– Во-первых, не тётенька, а леди Айне. – вмешалась Императрица, – Во-вторых, где «пожалуйста»? А в третьих – мы идём в салон красоты.

– И мы с вами! – хором завопили дети, – Мы тоже хотим быть красивыми!

– А почему бы и нет? – переглянулись Аэлирне с матерью семейства.

– Как здорово! И это я? – восхищённо раскрыла глаза Рамона, глядясь в зеркало. Она выбрала стиль «Атакующий эльф», в отличие от Хелен, которая после долгих препирательств остановилась на «Маленькой фее».

– Пусти! – сбоку влезла сама Хелен и стала вертеться, – И правда здорово! Тут подоспела и Алисия в стиле «Царица ночи», и Хелен запрыгала от восторга, хлопая в ладоши. Когда вышли старшие, дети аж притихли.

– Как в сказке! – искренне сказала Алисия. Маэстро Рубини был просто на верху блаженства.

– О! – встрепенулась Айне на обратном пути, – Господин ярл изволили проснуться. И они очень голодны.

– Кстати, а вы заметили выбор принцесс? – поинтересовалась донья Эстрелла.

– А что? Я их, правда, совсем не знаю, – Аэлирне пожала плечами.

– Представьте, что их внешний стиль соответствует и внутреннему миру.

– Ну, тогда Рамона – будущая лучница и моя ученица, – Айне улыбнулась, наблюдая, как троица впереди с восторгом уставилась на громадного коня-тяжеловоза.

– Хелен – волшебница. – запросто поняла мысль Императрицы Аэлирне.

– А вот Алисия… – тут мать принцесс поделилась своими подозрениями.

– Исключено, – авторитетно заявила Айне, – Чёрного в ней нет, поверьте моему чутью. Уж это я бы уловила с ходу.

– Тогда что?

– Трудно сказать, – пожала плечами опытная волшебница. – У ребёнка вроде бы переходный возраст? Она и сама не знает, чего хочет. Да и мы, кстати, тоже не всегда сами себя понимаем.

– Увы. Рядом остановилась лакированная карета. Дверца распахнулась, высунулась толстощёкая физиономия какого-то гуляки.

– Эй, девки! Поехали в номера!

– А пошёл ты! – Аэлирне подробно обьяснила куда. Гуляка выпрыгнул из кареты и шагнул к ним. Он был богато и крикливо одет. К тому же изрядно пьян. Из дверцы высунулось лицо ещё одного типа.

– Вы чё, шлюхи, совсем оборзели? Гуляка пытался поймать Императрицу за рукав, но она ловко увернулась и отвесила такую смачную оплеуху, что тот только отлетел.

– Да я вас щас… Что он там хотел, осталось неизвестным. Какая-то сила сбила его с ног и хорошенько вывозила в пыли. Тут одна из лошадей, запряжённых в карету, очень кстати выдала порцию навоза, и Айне с невыразимым наслаждением размазала её лицом и одеждой нахала. Затем зашвырнула обратно в дверцу, так что карета едва не перевернулась.

– Мам, кинь им какую-нибудь чесотку или чихалку… Аэлирне шепнула, что надо, указывая на карету. Изнутри донёсся истерический хохот и визг. Лошади с перепугу рванули, и карета улетела куда-то через Новый мост.

– Щекоталка, – объяснила волшебница в ответ на улыбку Императрицы. Люди вокруг хлопали в ладоши и свистели от восторга. Мороженщик из лавки выдал детям по порции лакомства.

– Молодцы, девушки! Маркизова щенка отоварили, а то от него жизни нету!

– И что, часто безобразничает? – серьёзно спросила донья Эстрелла.

– Дык, красавицы, по всей улице прохода нету! Ни дочке моей, ни молодой жёнке вон приказчика на углу, ни детям.

46
{"b":"311","o":1}