ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пьяные и уставшие?

– Скорее наоборот – трезвые и злые. Айне зашла сзади них, ждёт команды.

– Наличие магии?

– На нескольких есть амулеты, – поколебавшись, ответила ведьма.

– Ну, – пожал плечами ярл, – Пройдут мимо – их счастье.

– Дорогой, а если увидят? Всех в расход?

– Пленных не брать, – кивнул ярл. – Впрочем… Лара, одна справишься? Ведьма миг подумала, – Командир, колдовать можно?

– В пределах разумного. И без чёрного. Она бросила на ярла быстрый взгляд и мотнула головой, – Справлюсь. «Айне, девочка моя. Проверяем Лару» «Поняла. Вмешаюсь, только если совсем плохо будет» Аэлирне попыталась встать.

– Сиди.

– А если что?

– Если что – так сразу.

Хрустнула ветка, и на поляну выбрались грязные, хмурые мужики с кое-каким оружием.

– Ха! Гляди, Горбатый, бабы есть! А мы хотели в деревню итти, ноги ломать по грязи.

– Во, и правда! Ну, щас позабавимся. Первым – отого хлюща подколите. Ярл кивнул Ларе, стоящей в обманчиво-расслабленной позе, – Надери им задницы. В ответ раздался хохот, сразу же перешедший в бульканье и предсмертный хрип. В левой руке ведьмы оказался длинный, свёрнутый из тугого воздуха хлыст, и она этим хлыстом стегнула разбойников по глазам. Миг – и затянутая в чёрное фигурка замелькала между них, сверкая сталью ножа и свистя магическим кнутом. Хруст, чавканье, разлетающиеся ошметья трепещущей плоти… Через несколько мигов всё стихло. Лара перерезала горло бородатому, который лежал и мелко дёргался. Осмотрелась, убрала хлыст и вытерла нож о лохмотья одного из убитых.

– Ну как? Я справилась? Из-за деревьев сзади, чуть слева, вынырнула Айне с луком наготове. Осмотрелась. – Почти.

– Что не так? – удивилась ведьма.

– Тебя успели чиркнуть по руке, – показала девушка на разрез, – Ого, даже кровь идёт!

– Кроме того, заляпала ярлу сапог. – указала кивком Аэлирне. Никто не успел ничего сообразить, как ведьма упала к ногам ярла и слизнула мокрое тёмное пятнышко с обуви хозяина. Так же быстро встала на колени, склонив голову.

– Прости, господин. Ярл уже вскочил. – Встать! – его ледяной голос не предвещал ничего хорошего. Ведьма живо встала на ноги. – В глаза смотреть!

– Если ещё раз унизишься передо мной или другими, выгоню к русалочьей матери и без выходного пособия. Понятно?

– А если прикажешь? Ярл вздохнул от отчаяния, – Тогда смело можешь плюнуть в меня. Я разрешаю. Ведьма помолчала, глядя своими тёмными пронзительными глазами.

– А если я от всей души? Если я по-другому не знаю? Ярл сморщился и схватился за голову. – Эти девицы меня с ума сведут. Аэлирне хохотнула, встала на ноги и дружески обняла.

– Командир, она и правда по-другому не умеет. Видимо, такие у неё были хозяева. – Айне сочувственно потрепала Лару по плечу. – Лучше налей ей огоньку. Тот ножик ржавый был. Ярл отрицательно покачал головой. – Какой тут город поблизости? Волшебница пробормотала Заклятье Поиска, и через несколько мигов ответила. – Раннен. На северо-запад, лиг пятнадцать. Ярл подумал, достал из воздуха плотный мешок, кинул ведьме. – Головы. – и указал на побоище. Аэлирне сморщила носик, – Командир, это вроде не твои, в коллекцию нельзя. Или – для колдовства?

– Всё гораздо проще, мам! В городе за уничтожение этой банды наверняка отвалят цехинов. – и Айне, подавив брезгливость, пошла помогать.

– И то правда. Видно, засиделась я на одном месте.

В городе и правда отвалили пятьсот монет. Капитан стражи, слегка позеленев поначалу, всё-таки признал голову Горбатого и распорядился насчёт награды.

– Не мне. Ей. – показал ярл на ведьму. Когда вышли на грязную немощёную улочку, Лара подала голос. – Мне что, так и нести деньги в подоле? В кошель-то не помещается! Ярл вздохнул. – Я тебе плачу деньги за то, чтобы ты решала мои проблемы, а не за то, чтобы ты их создавала. Узнав у прохожего, где тут целитель, прошли лавку и, проигнорировав очередь, привели локоть Лары в надлежащий вид. Но, когда вышли наружу, тут уже собралась толпа. Ободраный старикан в рясе со знаком Единого бесновался:

– Люди! Я сразу признал – некромант он, да Ночная Всадница при ём! А эти две леанки – бесовское отродье! И дождь они наслали, чтоб урожай сгнил! Толпа глухо загудела.

– А у Енки надысь корова издохла, так што ж мы терпим, люди! Ярл еле слышно зарычал. – Иногда я жалею, что пообещал Старому Императору не трогать этих святош… Аэлирне, амулет на вас? Волшебница сунула руку за пазуху и кивнула.

– Айне, убери лук. Возьмитесь обе за руки баронессы… – и ярл бросил в толпу народа серый туман заклинания. Даже с крыльца было слышно, как у обступивших их людей заурчало в животах. Лица позеленели, и через пару мигов до отряда донеслось отвратительное зловоние. Враскорячку, держась руками за бунтующее брюхо, народ начал разбегаться, оставляя на грязи жёлто-бурые следы.

– Пошли, – бросил ярл и пошёл с крыльца, благоразумно придерживаясь стены дома. Аэлирне и ведьма хохотали от души. Айне поначалу тоже слегка побледнела, но ярл дал ей нюхнуть чего-то резко-свеже-колючего из пузырька, и она тоже улыбнулась.

Едва успели выйти на окраину, сзади раздался конский топот.

– Подождите! С коня слетел мужчина. На шее – косо висящая цепь бургомистра, левый рукав пустой и, чтоб не болтался, заправлен за пояс.

– Ваша светлость! – поклонился он, стараясь отдышаться.

– Где руку потерял? – голос ярла был совсем не враждебным, даже дружеским.

– На флоте, ваша светлость, в бою.

– Ветеран, значит. Ну, говори.

– Не извольте гневаться, ваша светлость, места у нас глухие, народ тёмный, забитый. Может, смените гнев на милость, снимете мор? А то люди уже разбегаться из города собрались. По окрестным деревням, значит.

– Да не мор это вовсе. Так, квадранс-другой в отхожем месте посидят. Может, подумают в следующий раз, на кого руки подымать. А откуда знаешь, что меня светлостью кличут?

– Дык, не в обиду будь сказано, я сразу к капитану в казарму, чтоб стражу подымать с оружием. А он, значит, и говорит, ярл, мол, из столицы прибыл, дабы разбойный люд извести.

– Ну, с лихими людьми мы случайно столкнулись, когда через лес по своим делам шли. Так что не беспокойся сам, и людей вразуми. А того жреца со знаком спровадь куда-нибудь по-тихому. От них беспокойство одно и смута в народе.

– Сделаем, ваша светлость! – поклонился бургомистр, – Он и мне уже до смерти глаза намозолил. Ярл кивнул на прощанье, и они опять вышли на Тайные Тропы.

Светлое? Нет, сюда, мимо кривой чахлой ёлочки. Так. Вот она, тропочка, вьётся себе вперёд. А ты спрячься Дух бестелесный, нечего мне ноги заплутывать… Ага, вот и старая кузня, теперь вот сюда, откуда грибами пахнет. Теперь через луг… – Задержать дыхание! – …тут шаман орковский напакостил, а друиды плохо почистили. Вот и дорога.

– Можно дышать. Пришли. Середина Бриарвудского леса. Лара от удивления сделала круглые глаза. Через полсотни шагов вышли на большую поляну, где дорога, по которой они пришли, сливалась ещё с двумя. У развилки горел костёр, и в уже темнеющее небо улетали искры. Возле костра мельтешили несколько фигур. Когда подошли, оказалось, что у огня сидит пара гномов, а рядом три ведьмы.

– Здоров будь, народ честной! – поприветствовал всех ярл.

– Здрав и ты будь, коль не шутишь. – проворчал один из гномов. Ведьмы же бросились к Аэлирне и Айне. Сразу ахи-охи, а как там? и пошла прочая женская болтовня. На Всадницу поначалу косились, но приняли.

– Ты, что ли, будешь заказчик? Тоды обьясни этим ведьмам, что подряд у нас тут на строительство. И что мы честные гномы, а не шайка бродяг.

– Эй, дамочки, где ваша старшая с черепушкой? – спросил ярл и, подумав, достал небольшой – ведра на два, бочонок с пивом. Гномы сразу оживились. Вместо ответа одна из местных ведьм свистнула в сторону леса. Да так, что аж просели прогоревшие дрова в костре, и целый сноп искр взлетел в воздух. Вскоре появилась и старшая, с радостным визгом прыгнула к Аэлирне. Ярл покачал головой, и отвернулся обратно к гномам. – Ну чего, бородатые, сидите? Я уж думал, в бочонке уже половины нету.

50
{"b":"311","o":1}