ЛитМир - Электронная Библиотека

– Простите, голубушка. И спасибо. – Аэлирне поднялась с кресла у огромного камина, где сидела всё время, и прошлась по зале, цокая каблучками по каменному полу. Осмотрелась, прикинула. – М-да, женской руки тут явно не хватает…

– Ловлю на слове, мэм. – с галереи, ведущей в башню хозяина замка, появился ярл. В руке он держал три синего стекла флакона с этикетками.

– «Э», «Д», и «Л» – прочла волшебница. – Ага, понятно. Дорогой, а с буквой «Аэлирне» или «Айне» сможешь сотворить? Ярл крепко задумался. «Мам, тут такая спальня! И впрямь баронская или графская! А кровать – куда там гостиничной…» «Это намёк на потерянную зря ночь?» – Аэлирне послала в ответ улыбку.

– Так просто это не решается, – наконец ответил ярл. – Тут моих знаний не хватает, а ставить опыты на леани… я ещё до этого не докатился. В зал влетели запыхавшиеся ведьмы. Ярл вручил Джейн её флакон.

– В ночь, перед тем, как соберётесь… – он улыбнулся, – Выпей один глоток. Вкус не очень, но водой запить можно. А запаха нет.

– Ох, ваша светлость. – подоспел капитан Брен, – Тут же, если экономно, её маленьких глотков на целый взвод хватит!

– Я же сказал – сколько захотите. Джейн просияла, и опять пыталась упасть на колени перед ярлом. Тот поднял её за ухо и, благословляя, чмокнул в лоб.

– Через месяц я появлюсь опять. На свадьбу пригласите?

– Ой, ваша светлость… такая честь. – Джейн взяла капитана под руку. Вдвоём они поклонились. – Спасибо вам за всё. Мы уж смирились и не надеялись… не знаем,как и благодарить.

– Да ладно, вы мне своё уж сколько раз отслужили. – махнул рукой ярл. Кстати, сегодня ночью можете и применить, а завтра утром я тебя, Джейн, гляну. Насчёт потомства. А ты уж там постарайся, – погрозил он пальцем капитану. Джейн чуть покраснела и застенчиво улыбнулась.

– А чего тянуть? – поддержала Аэлирне. Пока силы и здоровье есть – вылакайте весь флакон потихоньку. Если здоровья не хватит – так на то целители есть. Джейн совсем покраснела и отвернулась, счастливо пряча лицо на плече капитана.

– Надо же, Ночные Всадницы то плачут, то краснеют, – проворчала Эльза, вертя в руках флакон. – Что вы с нами сделали, ярл? – но всё-таки бережно закутала в платок и спрятала в вырез декольте. Затем покосилась на Аэлирне и подоспевшую Айне, и поинтересовалась:

– Как я поняла, ваша светлость, с мечтой оказаться в вашей спальне мне придётся распрощаться окончательно? Айне легонько прижала её за горлышко Знаком и пообещала. – Голову оторву. Эльза тут же подняла руки вверх, признавая свою вину и поражение, а потом, хихикнув, попросила разрешения удалится «проверить состояние ночной смены». Кивком отпустив её, ярл позвал. – Лара! Ведьма подошла, взяла было флакон, который протянул ей ярл, затем решительно отдёрнула руку и спрятала за спину.

– Я ещё не заслужила.

– Ну что ж, дело твоё. – сказал ярл. – Пузырёк этот будет стоять пока у меня. Но сильно не тяни, тебе уже не шестнадцать. Иди.

– Что, это было так просто? – удивлялась Аэлирне, под ручку с ярлом идя по коридору. – Насколько я знаю, это в принципе считалось невозможным.

– Да не то, чтобы просто. Кое-что я у Яромора почерпнул, кой-чего сам додумал. К вашему сведению, мэм, в некромантии очень тщательно исследованы как принципы умерщвления, так и тонкости зачатия-рождения, как две противоположные дороги от живого к неживому. Вы себе даже не представляете, какую силу может иметь амулет, правильным образом сделанный из черепа ещё не рождённого ребёнка. А если взять…

– Дорогой, – мягко, но решительно прервала его Аэлирне. – Оставь эти мерзкие подробности, пожалуйста. Может, сменим тему на более приятную?

– Прошу прощения, Аэлирне. Я немного увлёкся, – ярл нежно поцеловал руку с ароматом кедра и лаванды. – Выбирайте тему. О чём бы вы хотели поговорить?

– Там эта проказница Айне обнаружила какую-то потрясающую спальню с совсем уж фантастической кроватью…

– Вообще-то я там ни разу не спал. – мёртвым голосом сказал ярл. – Поклялся себе, что войду туда только с матерью моих будущих детей. Аэлирне остановилась, повернулась, обняла его за шею. Долго думала, глядя в эти родные глаза. Затем тихо спросила. – И насколько это серьёзно? Ярл отвёл взгляд, чувствуя, что сердце его засбоило.

– С Айне у меня никаких шансов. Несовместимость леани с людьми, да вселенские пожары вокруг. Да ещё полное её неприятие чёрного. Как же мне быть? – так же тихо спросил он, ласково целуя эти любимые волосы, щёки, глаза.

– Ну, когда она научится управлять своим Даром, проблему с огнём, может быть, решим. Это, думаю, возможно.

– Вы просто понравились друг другу, – выдохнула Аэлирне, чувствуя, как всё быстрее бьётся жилка на её шее под тёплыми губами ярла. – Вот глупое Пламя и связало вас. А у нас с тобой… ох, любимый, ещё… у нас с тобой есть шанс? Хотя бы малейший? Ярл с трудом оторвался от своего увлекательного занятия. Несколько мигов, не открывая глаз, прислушивался, как из головы и тела медленно, словно нехотя, уходит сладкий хмель. – Аэлирне, если бы у меня была хоть капля уверенности… Если бы хоть какая-то надежда у нас с вами была, вы бы оказались там, в моей кровати, быстрее, чем успели бы пискнуть. Обнаружив, что ярл уже давно держит её на руках, Аэлирне устроилась чуть поудобнее, вновь обняла его за шею и прижалась к щеке щекой. – Древние говорили, что надежда умирает последней. Отнеси меня в мою постель. Малышка Айне уже давно в своей комнате, и вся извертелась на кровати в нетерпении. Сердце Аэлирне на миг замерло, а затем застучало вновь, когда они миновали вход в её комнату и направились в двери огромной спальни в самом конце длинного каменного коридора.

Глава 9. План.

– Эй, вы ещё долго валяться будете? – раздался голос. Айне запросто вошла в спальню и плюхнулась прямо на кровать, благо места от этого почти не уменьшилось. До ног парочки, валяющейся в постели, пришлось бы ещё изрядно проползти по-пластунски.

– А в чём дело? – поинтересовалась Аэлирне. Она взбила одну из подушек себе под спину, и улеглась повыше, не обременяя себя мелочами вроде натянуть одеяло или простыню.

– Утро прекрасное, завтрак опять проспали, у дверей в лабораторию изнывает от нетерпения Джейн, а ванная комната тут, оказывается, аж на первом этаже. Ярл сладко потянулся и зарылся поглубже в простыни, прячась от нахальных солнечных лучей, нескромно заглядывающих в большие стрельчатые окна. – Да, утро действительно прекрасное. Завтрак никуда не убежит, Джейн тоже. Что касается ванной, в виде исключения можешь сходить в мою. – он показал пальцем,

– в углу. Когда строили, я распорядился. Хотя по правилам, благородные дамы и господа должны принимать водные процедуры раз в неделю, лично я предпочёл бы немного почаще.

– Умница, – Аэлирне наклонилась и чмокнула его в нос. – Пошли, дочь наша. Я тоже с удовольствием окунусь.

– А ещё кто-то обещал показать нам свои подвалы. А когда-то – и ещё один замок, который с цветочными эльфами.

– Цветочных эльфов не бывает, – авторитетно заявила Аэлирне, безуспешно пытаясь дотянуться до шлёпанцев, не слезая с кровати. Затем ей это надоело, и она Знаком подтянула к себе мохнатые тапочки с помпончиками. В это время на столике у кровати заморгал и мелодично зазвенел её хрустальный шар. – Дорогой, это тебя. Шеф-палач. – протянула ярлу. И, не озаботясь иной одеждой, кроме кулона с аметистом, прошествовала в ванну. Айне уже была там.

– Ярл Valle.

– Нас не подслушивают? – послышался из шара обеспокоенный голос Берковича.

– Всё в порядке.

– По поводу последнего нашего разговора. ДА. Ярл помолчал, и видно было, как остатки сна улетучились без следа.

– Это точно? Неопровержимые доказательства есть? Беркович помялся. – Точно. Но с той стороны тоже не дураки. Все концы обрублены. Мои сыскари хоть и не из последних, но накопали слишком мало, чтоб припереть мерзавца к стенке. Поскольку глава тайной службы не был обременён дворянской родословной, а за время работы обзавёлся кучей недругов, то жизнь и здоровье Императора означали то же самое и для него самого. Стоит Самому зашататься, как и от Берковича не останется даже воспоминания. А посему, он трудился не за страх, а на смерть.

56
{"b":"311","o":1}