ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Розы мая
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Ты моя вечная радость, или Советы с того света
Русский язык на пальцах
История матери
Скрытая угроза
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Лучик надежды

– Припереть мало. Только эшафот. Даже пожизненное заключение не спасёт наши головы, – голос ярла был задумчивым. – Но ты уверен, что информация и выводы достоверны?

– Не учите меня жить, – буркнул Беркович. – Я на посту уже семь лет, а до того сами знаете – армейская контрразведка. Школа суровая.

– Да помню, помню, – с досадой ответил ярл. – Значит, так. Со своей стороны тоже зачисть концы. Убери свидетелей, бумаги. Ну, тебя учить не надо – сам всё знаешь.

– Сделаем. Только, – голос Берковича дрогнул, – Есть подозрения, что где-то в замке того есть ещё что-то, кроме ноготков. Добыли как-то.

– Значит, он не остановится. – нахмурился ярл. – Тогда убери всё, что возможно, и ещё вдвое против того. И… сходи к надёжному магу, пусть тебе немного память почистит. Скажем, за последние два дня.

– А…

– Не дёргайся, и забудь обо всём, – убедительно произнёс ярл, – Это лучший совет, который я могу тебе дать.

– Понял. До встречи, ваша светлость.

Маг в алом плаще зашёл в комнату в нижнем, тщательно охраняемом подвале, и запер за собой дверь. Хозяин уехал на охоту, а пока приказал приготовить все необходимые компоненты и наложить заклинание. Проверив всё ещё раз, маг достал из ларца что-то, положил в центре тщательно рассчитанной и трижды выверенной звезды. Раскрыл книгу, положил её на бюро между двух неярко горящих свечей – чтобы не отвлекаться на ерунду вроде магического светильника. Да, время самое подходящее. Звёзды благоприятствуют – Змея в доме Льва! Однако, едва он произнёс несколько фраз своим чуть дребезжащим голосом, как из-за заваленного свитками, склянками и тиглями стола к нему метнулась хищная тень. Арргх! Голова незадачливого колдуна улетела в угол, а тело нелепо загребло воздух руками и рухнуло на пол, разливая тёмную лужу. Тень принюхалась к предмету в центре гептаграммы, схватила её и исчезла.

Всадник на великолепном жеребце вырвался далеко вперёд своих спутников. Те мчались на звук охотничьего рога и крики загонщиков. А предводитель их, миновав узкую лощину, на несколько мигов скрывшую его от свиты, погнался за огромным, матёрым чёрным волком, невесть откуда вывернувшимся прямо под ноги коня. Глаза брата Императора горели – никогда ещё на его охотничьих землях не попадалась такая достойная добыча. Не иначе, как спугнули семью волков в буреломе, и самец теперь хотел увести погоню от самки с волчатами. Он буквально двумя движениями пасти искалечил двух великолепных гончих, и теперь за ним гнался только один человек. Вот наездник настиг волка, нанёс удар. Но стальной наконечник охотничьего копья только скользнул по вздыбившемуся загривку и с хрустом сломался о гранитный валун в каменистом распадке, куда охотник загнал свою добычу. Волчара мгновенно увернулся и, словно поняв, что отступать некуда, а всадник лишился своего оружия, бросился в безнадёжную последнюю атаку. Жеребец яростно, злобно захрапел и встал на дыбы, почуяв тяжкий удар в бок и треск своей шкуры, рвущейся под зубами хищника.

– Какой… – всадник уже выскочил из седла, демонстрируя изрядную выучку и опыт. В правой руке он уже сжимал длинный, в локоть, охотничий нож, а левой достал из ножен узкий кинжал. Чуть пригнувшись, пошёл на зверя. – Придётся немного попортить тебе шкуру, но всё равно, такой добычи в моей коллекции никогда не было, и наверно, равной уже не будет… Волчара тихо рыкнул, и, чуть прижавшись к щебню на берегу выбивавшегося из-под камней ручейка, приготовился к схватке. Миг – и тяжёлое косматое тело прыгнуло, поймав человека на неустойчивой позе во время шага, ударило лапами в грудь. Не обращая внимания на вонзившиеся в него лезвия, зверь нашёл горло и рванул его клыками. Жеребец, пошатываясь и роняя наземь почти чёрную струйку крови, всхрапнул и неуверенно заржал. Хищник же, послушав хрип и бульканье дёргающегося в агонии принца, задрал к ещё туманному небу окровавленную пасть и завыл. Тем самым протяжным и заунывным, вытягивающим душу воем, от которого путники, застигнутые в дороге, оглядываются, хватаются за оружие и быстрее нахлёстывают лошадей. Затем, подошёл к ручью, отхлебнул, прислушался, и бесшумно исчез в мешанине камней и поваленных деревьев на той стороне.

Перед Императрицей, неспешно идущей через парк на голоса своих дочерей, бесшумно возник ярл. Правое плечо его было проткнуто насквозь, а на левом бедре виднелся длинный разрез, и в сапоге его что-то булькнуло, когда он сделал шаг навстречу и поклонился.

– Сударыня, это, кажется, когда-то принадлежало вам? – в протянутой руке ярла покачивался на шнурке медальон из двух хрустальных плоских полусфер, между которых был заключён локон тёмно-каштановых волос. – И, заклинаю вас, молчите. Ярл ещё раз поклонился, распространив вокруг себя кисловато-приторный запах зоопарка. Чавкнув, отступил назад в тень, и исчез.

К обеду, когда мающаяся от безделья Айне уже начала стрелять по флюгерам на макушках остроконечных башенок, заставляя их показывать ветер по кругу вокруг замка, появился ярл. Немного бледный и серьёзный, он приблизился к Брену.

– Ведьм ко мне. Аэлирне с дочерью тоже заинтересованно приблизились.

– Я никуда не отлучался. Оповестить всех. Узнаю, что у кого-то длинный язык, будет что-то страшное. – и скрылся в своей башне.

Во время трапезы ярл был тих и задумчив. Однако после еды подобрел и, похоже, немного отдохнул.

– Ну что, несравненные мои, пойдём глянем погреба? Через оказавшуюся неожиданно большой для баронского замка библиотеку с длинными полками книг добрались до входа вниз, ведущего в подвал под замковой башней ярла. Наверху находились рабочие кабинет и лаборатория, да несколько маленьких комнат, а массивная дверь с запорами и защитными заклинаниями со скрипом открылась на каменные ступени винтовой лестницы, уходящей во мрак. Ярл зажёг свой привычный continual light, кивнул Аэлирне. Та тоже зажгла свой вариант магического светильника, и они все втроём стали спускаться. Лестница привела в анфиладу из трёх подземных комнат. А на стенах, на вмурованных крюках и полках находились головы животных, черепа и целые скелеты всяких тварей, в том числе и двуногих.

– А ведь здесь и люди есть, – отшатнулась волшебница, побледнев.

– Да, здесь и во второй комнате охотничьи, и не только, трофеи. Третья ещё почти пуста.

– Это и есть твоя знаменитая коллекция черепов? – Айне нагнулась, что-то рассматривая в не очень ярком свете.

– Да. – улыбнулся ярл. – Вон тот, например, в золотом обруче, был бароном Аль. А эти. – он указал на длинный ряд, одинаково скалящий зубы, – святоши из Конклава и рыцари из Царства Света.

– С той войны? Когда всех твоих… – выказала осведомлённость Аэлирне.

– Да. – вздохнул ярл. – Тут, правда не все. Только самые высокопоставленные.

– А с остальными что? – осведомилась Айне, пробуя пальцами на ощупь шерсть глядящей со стены головы. Хм, какая диковинная чёрно-бело-полосатая лошадь!

– Раз вам уже кто-то раззвонил… – нахмурился ярл, – Языки повырву. А остальные сгорели, когда я сжёг свой охотничий домик.

– И подвёл черту под старой жизнью? – догадалась волшебница, косясь на белеющие кости. Ярл только махнул рукой. Вернувшись обратно в комнату с каменной лестницей, он показал рукой на ещё две двери, ещё более прочные и так защищённые магией, что Аэлирне только поморщилась от отката, по привычке проверив заклятьем.

– За этой у меня хранится самое опасное из моего инвентаря. Книги, артефакты и ингредиенты, которые надо упрятать от глаз подальше. Там вам делать нечего. Аэлирне понимающе кивнула. – Особенно Айне.

– Особенно ей, – кивнул ярл. – А вот что за второй дверью, можно показать смело. Он несколько мигов возился, снимая защиту. Потом открыл неподъёмную дверь.

– Прошу. Айне шагнула первой. Но на втором шаге споткнулась и упала на звякнувшую груду металла. Ярл и Аэлирне вошли следом, принеся с собой свет из своих магических шариков. Обе леани ахнули. Комната примерно пять на семь шагов, была засыпана серебряными деньгами. У дальней стены – почти по пояс, у двери пятачок пустого места, на которое со звоном выкатилось несколько монет из-под ног вскочившей Айне.

57
{"b":"311","o":1}