ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ох, Лот, не сглазь… К тому же, не сёстры, а мать и дочь.

– Ах, ну да, эти нахалки же из Леани. Вечная весна и всё такое. Значит, я угадала? – внезапно взлетев, стукнула и ярла по голове своей крохотной палочкой. Затем изобразила неприличный жест двумя руками у пояса и умчалась в сторону дома. Ярл собрался уж было рассердиться, но потом улыбнулся и тоже полез купаться.

В сумерках все трое подошли к дому. Ярл положил ладонь на металлическую пластину справа от входной двери, вделанную прямо в камень, постоял пару мигов. Затем предложил сделать то же и дамам. Во время их прикосновения неугомонная Лот стукала сверху рук по пластине своей волшебной палочкой, а потом что-то щебетала. Айне, а затем и Аэлирне почувствовали, что в доме что-то изменилось, и он вроде бы улыбнулся им. Дружелюбно и тихо.

– Вот и всё. Теперь он вас знает, и под хвост перца не насыплет. – сказал ярл и открыл дверь. – Прошу.

– Как ты сказал, хозяин? – покатилась от хохота Лот, роняя искорки света,

– Перца под хвост? Ой, не могу, это ж надо быть таким садистом! Ужин был накрыт на веранде. Под навесом светилась дюжина шариков, иногда налетал лёгкий нежный ветерок с ароматом сирени. Управительнице ярл сказал умерить воздушное хулиганство, так что приём пищи на свежем воздухе прошёл без эксцессов. Сама Лот сидела прямо на столе у чайного блюдечка и лопала прямо рукой крем с торта, которым её одарила Аэлирне. Волшебница уже разобралась, что за заклинание наложила на неё несносная девчонка. Так, слабенькие любовные чары до утра. У ярла тоже полыхали щёки, когда он ненароком касался руки или одежды волшебницы. Про Айне, которой доставалось влюблёнными эмоциями с обеих сторон, и вовсе нечего говорить – алела, как маков цвет, да торопила всех. Но Аэлирне, – ох, мудрая волшебница! – предложила после ужина погулять по саду. – Нагуляем немного аппетит. И не делай умоляющие глаза, дочь наша!

Вволю наслушавшись необычных, но чарующих песен Цветочных Эльфов и насмотревшись на их летучие танцы под светом Луны, которая казалась почему-то вдвое больше, отправились спать. В доме, где пахло вощёным деревом и свежим сеном, Лот распорядилась:

– Вам, леди Айне, сюда. – и указала на дверь.

– А вам, голубки, постелено здесь. – показала на главную спальню, и вдруг опрокинула на них сверху корзинку с лепестками роз. Впрочем, при росточке Лот корзинка казалась просто неподъёмной. Через несколько мигов к нетерпеливо целующейся парочке через все окна, открытые в сад, донёсся возмущённый вопль Айне. – Да погодите чуть! Дайте раздеться и лечь в кровать!

Утром сад цвёл великолепным белым цветом. То, что вчера сладкие ягоды висели на каждой вишне, очевидно, не противоречило здешним законам природы. То, что по-прежнему цвела сирень, тоже. Пчёлы носились меж ветвей целыми стайками, иногда сами, иногда под присмотром порхающих Цветочных Эльфов. В раскрытое окно залетела Лот и уселась на грудь Аэлирне, как на великолепную мягкую подушку.

– Нахалка, – не открывая глаз в блаженной полудрёме, мурлыкнула волшебница. Головка её покоилась на плече ярла.

– А что, не понравилось? – беспечно хохотнула проказница.

– Теперь я понимаю, почему любовные чары запрещены во всех Мирах, – сладко потянулся ярл, не открывая глаз. – Поспать-то нам так и не удалось.

– Да что вы? – так возмутилась Лот, что скатилась в ложбинку между холмиков, и ей пришлось срочно взлететь. – К полуночи всё должно было рассеяться!

– Глупышка, – Аэлирне лениво открыла один глаз, глянула на эльфочку и улыбнулась, – Мы ведь и так… А ты ещё добавила. От такого и умереть можно.

– Ох, простите! Как я раскаиваюсь! – поклонилась Лот так, что не оставалось ни малейших сомнений в её неискренности.

– Негодяйка, – тоже улыбнулся ярл. Привлёк к себе Аэлирне и стал нежно целовать в нос, лоб, щёки. – А распорядись-ка нам насчёт завтрака.

– Через квадранс, а лучше два, – вмешалась Аэлирне, решительно подставив губки. – Улети, бесстыдница. – Она уже потянулась к любимому всем своим прекрасным телом.

– А фиг вам. Сар! Лети-ка, дорогой, сюда! И через несколько мигов на соседнюю подушку спикировала ещё парочка любовников, только с маленькими блестящими крылышками.

Айне устроила себе послеобеденный сон и дремала в раскладном кресле прямо в саду, вся усыпанная лепестками цветов. Рядом, под соседним деревом, устроились ярл и Аэлирне, и ярл рисовал в воздухе длинные, разворачивающиеся цепочки заклинаний.

– Стоп, – волшебница ткнула прелестным пальчиком в одно место. – В целом, я поняла. Но если вот сюда, дорогой, добавить вот так… Ярко-синие строчки вплелись в рисунок. Ярл несколько мигов разглядывал результат, а затем тихо позвал. – Лот! С ветки слетели Лот и Сар, которые всё это время хихикали и шушукались на дереве.

– Да, хозяин?

– Тут мэм предлагает изменить немного. Ну-ка, не вертись… Готово. Лот оглядела себя, махнула палочкой. – Да ничего не изменилось!

– Жасмин и черёмуха, – указал на неё Сар.

– Ой, точно! – принюхалась Лот.

– Да, сработало, – улыбнулась волшебница.

– А ты будешь меня любить? – Лот уже положила ручки на шею своему дружку.

– Ещё больше и чаще! – и парочка с хохотом унеслась обратно на ветку. Аэлирне вздохнула, – Беззаботные, как дети.

– И счастливы, как бывают только дети, – серьёзно ответил ярл. – Но вот я подумал. А не открыли ли мы один из секретов мэтра Рубини? Ну-ка, мэм, что тут надо поменять, чтоб вышел кедр и лаванда? Волшебница поменяла несколько рун в рисунке, проговорила ключевые места заклинания, и коснулась себя. Красивое золотистое свечение охватило её, но ярл вдруг отпрыгнул, как кот, зажимая нос. Под соседним деревом сонно заворочалась Айне. – Мам, ты разлила свои духи? Волшебница сняла с себя заклинание, проверила ещё раз надписи в воздухе, а затем ткнула пальцем в верхние строки, выписанные ещё ярлом. – Ага! Вот почему оно так вышло… Размеры тоже учесть надо. Поменяла одну руну здесь, другую там. Подумав, дописала кое-что внизу.

– А это не лишнее? – усомнился ярл. – Такими эликсирами только в Весёлых Кварталах торговать – вылитое приворотное зелье. Волшебница задумалась. Затем стёрла кое-что, и медленно, тщательно подбирая руны, начала писать. Когда закончила, кивнула ярлу. Тот внимательно смотрел и разбирался, шевеля губами, затем втиснул в середину одну свою руну.

– Ого! – проговорили оба и глянули друг на друга, улыбнувшись. Ярл покопался в воздухе. – Куда ж я его засунул?.. Лот, смотайся в мою комнату, посмотри там «Справочник по магии взаимодействия». Лот кувырком свалилась с ветки в обнимку со своим дружком, и только в воздухе они разъединились. Подруга порхнула в окно второго этажа, а Сар шлёпнулся на подставленную ладонь ярла и только очумело вертел головой.

– Не ушибся? – озабоченно спросила его волшебница. Тот неуверенно взлетел. – Хозяин, вас теперь наши женщины замучают! К тому же – каждой свой аромат захочется. Да ещё и каждый день разный. Аэлирне звонко засмеялась, – Вот так, дорогой. Как хочешь, так и выпутывайся из этой ситуации! А женщин обижать нельзя. Лот притащила справочник, который по размерам был ей велик даже в качестве кровати. С облегчением бухнув его в руку ярла, ухватила Сара и потащила опять на ветку. – Что ты там говорил насчёт любви?… Волшебница улыбнулась, и они вдвоём зарылись в константы взаимодействия.

– Нет, ты понимаешь, к чему приведёт твой вот такой способ строить заклинания? – в сердцах воскликнула она, захлопывая книгу.

– Вообще-то смутно. – ярл улёгся на спину, закинув руки за голову и подставив лицо падающим лепесткам цветов вишни.

– Как говорит дочь, разрази меня гром! Только стала ректором Университета, как надо ломать весь учебный процесс и вводить новую кафедру. Что нибудь типа «Элементарная магия».

– Плохое название. – меланхолично отозвался собеседник. – Наводит на мысль о простой и слабенькой магии. А не об основах и кирпичиках, на которых все принципы заклинаний и зиждутся. И вообще – это не для всех. Это можно ввести как спецкурс для повышения квалификации опытных магов. Над ярлом склонилось волнующее лицо Аэлирне. – И пока учебники по этому спецкурсу мы с тобой не напишем, спать будешь один и на коврике в коридоре! – она коснулась своим кончиком носа его.

60
{"b":"311","o":1}