ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь узницы подземелья
Волчья Луна
Пепел и сталь
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Богатый папа, бедный папа
Текст
Что посеешь
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса

– Прошу прощения. – расстегнул залитый кровью камзол, снял с шеи амулет, от близости к которому стражника передёрнуло. Подумал, осмотрел себя и попытался снять прозрачное зелёное кольцо. Но оно так плотно сидело, что никак не поддалось пройти через фалангу пальца. Ярл виновато моргнул. Повелительница всмотрелась и пренебрежительно махнула узкой изящной кистью.

– Молоток и наковальню. Через несколько мигов по леснице бесшумно скатился эльф, по виду кузнец. Поклонившись, поставил в центре камеры украшенную литым узором наковаленку. Королева протянула руку, и в ладонь ей лёг молоток.

– Клади палец. Элеанор сильно размахнулась, но с непривычки не попала по цели. Раздался хруст, и ярл судорожно втянул воздух. Лицо его побелело. Королева прикусила губы, чтобы удержать извинения. Прицелилась, и после второго удара кольцо разлетелось зелёными искрами.

– Вот так. А это тебе, на память. – с этими словами властительница эльфов протянула ярлу цветок, который так и не выпустила из руки.

– Замуровать вход и обрушить свод коридора! – донеслось снаружи. Лязгнула, закрываясь, железная дверь. Загремели замки и засовы. Затем бухнула вторая, внешняя дверь из живого дерева. На неё наложили Запорное Заклятье, и всё стихло. Потом мягко колыхнулась земля, из щели под дверью чуть пыхнуло пылью, и ватная тишина охватила подземное помещение. Ярл вздохнул, прижал к себе кисть, от которой по всей руке разливалась сверлящая боль, и сел прямо где стоял. Попытался осмотреться, но мрак стоял полнейший. Пробормотал свой continual light – куда там, от отдачи чуть не вывернуло. Похоже, перекрыто всё. Ладно, попробуем дотянуться до места средоточия. До замка, стало быть. Бесполезно. Всё равно, что просто рукой в пустоту тянешься. Так, а магический карман. Как и ожидалось, пусто. Хотя… Он положил на колени злополучную розу и вытащил из пустоты нечто, про себя удивляясь, что это за хлам такой. Опа! Это же матрица Танцующего Пламени! Так-так-так, и что из этого следует? То, что осёл! И что напрасно не успел разобраться с частью своего «я». Аккуратно положил перед собой, пощупал левой рукой, затем присоединил к ней почти занемевшие остатки пальцев правой. Ага, вот он, выключатель! И через миг камера озарилась. Ярл прищурился на свет, затем сунул в огонь руку, и на лицо его выплыла блаженная улыбка. Вытащил, подвигал кистью и пальцами. Полный порядок. Ну, королева, ну стервочка. Теперь посмотрим, кто будет смеяться последним!

Некромант, вернее, Мастер Огня сосредоточенно работал. Развёрнутый чертёж с трудом помещался в каменном мешке, и пришлось отодвинуться в самый угол, придерживая норовящую сложиться конструкцию за вектор. Иногда сожалея, что нет справочников и других инструментов, вздыхал и продолжал дальше.

– Так, это интересно. Знать бы ещё, как этим пользоваться… А тут наоборот, как применить, понятно, но вот что оно такое?.. Долго думал, почёсывая подбородок. Залечить щёку даже и не подумал. Шутка ли, – царапины, оставленные самой Королевой Эльфов! Да народ толпами сбегаться будет, чтобы только поглазеть на такое диво. Затем зевнул и вытащил какую-то длинную формулу. Ага, это та самая, которой заинтересовалась Айне. Да, не зря заинтересовалась. Тут есть много весьма занимательного. Ярл долго смотрел, разбирался и запоминал, шёпотом повторяя магические формулы. Однажды на досуге он полистал, чего там накопилось в его Книге Заклинаний. Почитав, ужаснулся и с ходу уничтожил этот фолиант с малоприятным для не-некроманта содержимым. С тех пор и держал всё в голове, старательно разработав систему раскладывания по полочкам. Вот и сейчас, убедившись, что не упустил ничего, отпустил формулу.

– М-да. Тут над одними следствиями лет десять работать надо. Он осторожно отключил матрицу и спрятал её. Долго сидел в кромешной тьме, прислонясь к стене и обдумывая новые знания. Иногда подносил к лицу цветок, вдыхал тонкий, никак неуместный в подземелье аромат. И тогда на губах его несмело появлялась невидимая в темноте улыбка.

Он не заметил, как заснул. Проснувшись в потёмках, с затёкшей от камня поясницей, наконец вспомнил, кто он и где он. Встал на ноги, придерживаясь рукой стены, размялся. Прислушался к бурчанию в желудке, вытащил матрицу и быстро напился жидкого неяркого огня. Затем развернул её и вновь стал дотошно изучать своё с Айне творение. Наконец нашёл что-то интересное, долго и пристально изучал. А затем осторожно вписал пару знаков, прикидывая что-то в голове. Снова рассматривал, сверяя с другими местами матрицы. Вздохнул. Дал чертежу свернуться и стать огнём. Подхватил розу.

– Эх, королева Элеанор! Либо я полный дурак, либо всё это здорово смахивает на своеобразное признание. Или нечто в этом роде. Затем вытянул из огня какой-то вектор, ухватился покрепче. Шагнул в пламя и исчез, утащив за собой и матрицу. В каменной ловушке стало темно и пусто.

Королева Эльфов сладко потянулась, прогоняя остатки утренней дрёмы. Затем выпрыгнула из постели, скинула со своей умопомрачительной фигуры тонкую ночную рубашку. Переступила через неё по пути в ванную комнату, где обрушила на себя водопад восхитительно холодной воды. Поплескалась немного, не спеша высушила себя Тёплой Волной и, чуть подумав, сотворила себе утреннее платье. В спальне её уже дожидалась Лейза, прячущая испуганные глаза.

– Ну что там? Драконы? Или вновь пробудились Дети Хаоса?

– Ваше величество, – вновь присела в реверансе эльфийская девушка и несмело пролепетала, – Там у дверей Тирион.

– И что? – насмешливо спросила Элеанор.

– Пропали предметы, которые вы вчера отобрали у… – тут голос Лейзы совсем упал.

– Чёрная магия не перенесла ночи в эльфийской твердыне? – спросила королева и распахнула окно, пуская в спальню свежий утренний воздух.

– Осмелюсь доложить, принц говорит, что по его мнению, птичка упорхнула из клетки. Королева резко обернулась. Несколько мигов невидящим взором смотрела на девушку. – Да, это серьёзно. Ладно, прибери в комнате, а я поговорю с сыном. Лейза осмотрелась, собираясь воспользоваться соответствующей магией, затем глаза её округлились.

– Ваше величество. – в удивлении спросила она. – Я ведь вечером не ставила вам в спальню цветы. Повелительница недоумённо повела точёной бровью, взяла с подставки у изголовья кровати серебристо-дымчатую вазу, и вытащила из неё одинокую, чуть завявшую алую розу. Глаза её расширились. Королева уронила цветок на ковёр и отступила как от змеи, зажимая рукой рот и рвущийся изнутри животный крик ужаса. Сзади девушка прошептала. – Это ведь та самая, которой вы вчера… – и упала без чувств, как осенний лист. Элеанор долго молчала, пока не уймётся пустившееся вскачь сердце. Успела разглядеть и несколько сломанных шипов, и засохшую бурую капельку на одном листочке. И скомканные с одной стороны лепестки. Села прямо на ковёр, заметила в своей руке вазу. Поставила рядом. Посмотрела на розу, немного пришла в себя. И вдруг её разобрал неудержимый смех. Королева хохотала неугомонным колокольчиком, отчего за окном разлетелись первые осенние тучи и в окно несмело заглянуло солнышко. Когда обеспокоенный Тирион ворвался в спальню матери, две эльфийки всё ещё смеялись, всхлипывая и хлопая руками по ковру. Когда ему обьяснили ситуацию, он сначала нахмурился, что не шло к его удивительному лицу, потом задумался и тоже улыбнулся.

– Да, матушка, нам преподали незабываемый урок. «Особенно мне» – подумала Королева Эльфов, еле слышно вздохнула и встала, легко оперевшись на руку сына.

Чуть более бледная, чем обычно, Айне проверила заклинание, позволяющее магам ставить портал в то место, в котором они никогда не были. Обвела глазами площадку перед воротами своего нового замка. Четверо леани – три лучника и девушка – изображали почётный караул под командованием вице-адмирала Лирна, её дядюшки. Он прибыл заранее, так как «получил отпуск». Здесь начинался путь, который шёл через будущий город, затем огибал озеро и исчезал в лесу. По обеим сторонам дороги уже шло строительство. Предприимчивые гномы соорудили временную кузню и лесопилку, клятвенно заверив, что потом заменят их «более приличными в центре города зданиями», а лес будут брать издалёка. Впрочем, ратуша и Гильдия Кузнецов были уже почти построены, а на берегу озера уже была готова дюжина миленьких домиков для людей и леани. Вообще-то ярл здорово придумал с этими гномами. Без них тут и за полста лет не развернуться. Братья-бородачи, которые строили оба замка, получили «добро» после постройки основных зданий ставить пивоварню и гостиницу. А поэтому работали воистину не покладая рук. Да и сотня их детей, племянников вместе с сёстрами, жёнами и кузинами проявили своё трудолюбие в полной мере. За Закатной Горой, как не мудрствуя лукаво, назвали её эльфы, уже стояла крепкая деревушка хоббитов, и на полях было достаточно всего на зиму. По мудрому совету маменьки леди Айне освободила их от всех налогов на три года. Не успели построить деревню, как к девушке подвалили ещё три делегации половинчиков. Для второй деревни место нашлось за Восточной горой, там ещё строятся. Две другие группы несказанно опечалились. Но когда «благородная леди» походатайствовала за них перед баронессой Бриарвуда, маленькие хоббиты стали так благодарить и кланяться, что Айне стало немного стыдно. Так что у Аэлирне неподалёку от её замка тоже раскинулись на холмах и полянах две солидные новостройки в обрамлении ухоженных огородов и растущих садов. За озером построили деревню люди. Немного охотников, лесорубов и углежогов. Немного пчеловодов, табунщиков и гончаров. Так и набежало две сотни крепких хозяйских дворов. Там же обосновались две бриарвудские ведьмы, которые решили «не оставлять такие места без присмотра». Первым прибыл канцлер Бер. В шикарном наряде из тёмно-синего с золотым шитьём он смотрелся весьма импозантно. Под мышкой он держал что-то завёрнутое в серое полотно и лишь загадочно улыбался на все вопросы. Затем госпожа Йоргенсен чуть не рассчитала и вышла из портала прямо на краю рва вокруг замка. – Ой! Морская дева, когда ж я напрактикуюсь? Матушка, ох – баронесса Аэлирне из Бриарвуда – появилась точно в центре магического круга-маяка во всём своём великолепии. Лорд Бер завистливо крякнул, а Жюстина вспомнила, как списывала из шпаргалки на экзамене и чуть покраснела. Потом опять появился портал. Из него выглянул барон Орк, обвёл вокруг глазами и, поймав успокаивающий взгляд Айне, скрылся опять. Появился вновь. Из радужного сияния величаво, как фрегат, выплыла Императрица, а за ней с хохотом вылетели принцессы. Рамона, у которой ещё не отросли волосы, держала изрядных размеров коробку, в которой что-то царапалось и мяукало. Следом шагнул сам Император в мундире офицера Железного Легиона. Пока все здоровались и обменивались новостями, Император негромко обьявил:

74
{"b":"311","o":1}