ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лучше поздно, чем никогда.

– Где командир Гуилем?

Скорчившись от боли, она показала рукой вниз по дороге. Она была ранена, но не смертельно. Сергей играл со своим противником и я решил не вмешиваться. Надо было отыскать Алека. Вместо него я нашел еще один труп. Дорога делала крутой поворот в сторону, огибая побеленные сверху снегом уступы, земля за ними резко уходила вниз. Разбойник погиб от меча – ни одно другое оружие не оставляло таким ран, – но Алека поблизости не было. На разбойничьем клинке я не заметил кровавых пятен, слава богу, с моим помощником все было в порядке.

Все следы терялись в траве и грязи, но на дороге из не было, а значит Алек должен был…

Я заглянул через край пропасти. Он лежал на спине на выдающемся вперед камне и медленно съезжал вниз. Еще чуть-чуть и он соскользнет в бездну.

– Я здесь, – выкрикнул я, плюхаясь на живот и протягивая к нему руки. – Нет, нет, не смотри на меня, я иду к тебе.

Он шевельнулся и сполз ближе к краю.

– Не надо, – выдавил он из себя через сжатые зубы.

Я не стал спорить, осторожно спускаясь к нему и пытаясь закрепиться ногами за осколки скалы. Камни из-под моих сапог посыпались на голову Алека. – Не надо, Страд, – прошептал он. – Я утащу тебя с собой.

Я уцепился за его запястье одной рукой, потом другой.

Его опора подалась под его тяжестью и он опять соскользнул вниз. Я покрепче ухватился за его пальцы.

– Не шевелись, черт тебя подери.

Он не шевелился, но камни не хотели меня слушаться. Один из них сдвинулся в сторону и рухнул вниз. Через несколько секунд мы услышали, как он стукнулся о дно ущелья. Алек пробормотал что-то, наверное молитву, и замер. Не помогло. Он продолжал медленно сползать вниз и волочил меня за собой. Мои лодыжки и руки напряглись, удерживая вес двух тел, голова отяжелела, в глазах потемнело от притока крови к переносице.

– Дай… мне умереть, – выдохнул он.

Я сильнее сжал пальцы. Я не осмеливался позвать на помощь: любое усилие могло разрушить наше шаткое равновесие.

– Дай мне умереть в одиночку, Страд.

– Нет.

– Я не хочу тебя погубить.

– Замолчи.

Опять скольжение вниз. Мои перчатки насквозь промокли от пота. Я не чувствовал своих пальцев, только острую боль в ногах, позвоночнике и шее. Мои плечи…

Кусок скалы, за который я цеплялся ногами, вдруг покачнулся. Все мое тело содрогнулось и Алек поехал вниз. Я только и слышал его прерывистое дыхание и шорох и равномерное постукивание камешков.

Очень медленно его свободная рука нащупала пояс. Она двигалась, как будто не принадлежала ему и действовала совершенно самостоятельно, не в силах помочь телу изменить свое положение. Его пальцы сомкнулись на рукоятке второго ножа.

– Нет, Алек.

– Погибать мне, а не тебе.

Пот заливал мои глаза и на мгновение я погрузился в темноту. Когда взор мой прояснился, я увидел, что Алек достал нож из ножен и задрал руку вверх. Ему оставалось только слегка уколоть меня, чтобы я отпустил его.

– Ты хочешь моей крови, командир?

– Две-три капли, не больше, но они спасут все остальное, господин.

– Я запрещаю.

– Я отказываюсь повиноваться.

– Алек, попробуй сделать это, и я все равно упаду вниз. Клянусь.

– Не должен. – Но он колебался. Как раз то, что мне нужно.

Воздух с хрипом вырвался из моей груди, сердце стучало так, словно хотело вырваться на волю, мускулы напряглись и, казалось, вот-вот оторвутся от костей, а кости сломаются. Но я должен был продержаться еще какое-то время.

– Страд! – раздался испуганный, сдавленный, потрясенный крик Сергея.

– Хватай меня за ноги, дружище!

Сергей послушался. Я почувствовал, как он сжал мои лодыжки и потянул назад. Я в свою очередь сильнее стиснул запястье Алека.

– Лезь наверх или подыхай, – заорал я.

Он выбрал первое. Еще один кусок скалы зашатался и обрушился вниз, но он нашел опору коленям и в конце концов выпрямился и ухватился за мой пояс, повиснув на нем. Я ткнулся лицом в землю, и вдруг все кончилось. До меня донеслось ворчание Сергея и меня оттащили от края бездны. Через секунду мы сидели на дороге, тяжело отдуваясь, ошеломленные и немножко не в себе от пережитого.

* * *

– Все вышло совсем не так, как я предполагал, повелитель, но этот беспородный пес отшвырнул меня в сторону, как подгоревший пирожок, и я не удержался на ногах. До тех пор, пока ты не появился, он в любую минуту мог высунуть свою башку и добить меня. – Ты сам добил его, – произнес я, показывая на один из трупов, лежащих у обочины дороги.

Алек внимательно посмотрел на меня. Этот тяжелый взгляд многое сказал мне, и упрекнув, что рисковал своей жизнью, и поблагодарив за риск ради его спасения. В ответ я только нахмурился и пожал плечами. Я оставил трех телохранителей, а остальных отправил проверить, не затаилось ли где банды Рыжего Лукаса. Они, возможно, будут лазать в горах всю ночь, но физические упражнения им не помешают.

Фалов перевязала свою рану. В течение нескольких недель она не сможет поднять меч, но рана должна скоро зажить. Моя рана была нестрашной. На сей раз меч не был заколдован, и моя кольчуга приняла на себя всю силу удара. Бандиту, которого я убил, не повезло: его кузнец смастерил плохую кольчугу. А в серьезном сражении полагалось прежде всего надежно защитить свое тело.

Сергей занимался единственным пленником, которого мы заполучили. Ему удалось захватить в плен того бандита, с которым он дрался. Разбойник очухался, но отвечать на вопросы наотрез отказался.

– Предоставим леди Илоне побеседовать с ним, – сказал я. – Она-то уж знает, как вызвать его на откровенный разговор.

– Я его к ней и на десять шагов не подпущу, Страд, пока его не закуют в цепи с головы до ног.

– Будь уверен, в таком виде он перед ней и предстанет.

Преступник огрызнулся и отпустил непристойность по отношению к леди Илоне, вызвав гневную гримасу на лице моего брата. Сергей шагнул вперед, приготовившись отвесить ему оплеуху, но остановился и распрямил сжатые в кулак пальцы.

– Давай, смелей! Врежь ему! – сказал я. У меня самого руки чесались, чтобы проучить этого негодяя, но я слишком устал и был не в состоянии двигаться.

– Он почти что животное, – проговорил Сергей. – И кулаком его ничему не научишь.

– Кир – хороший учитель. То же самое сказала бы и леди Илона, будь она сейчас с нами.

Сергей повернулся ко мне с благодарной улыбкой на губах.

– Спасибо, брат. – Ему очень хотелось сделать из изменника отбивную, но от такого естественного желания ему становилось не по себе. Вопрос, нужно ли, и если да, то когда, применять силу, всегда мучил воинов-священников, и мне оставалось только радоваться, что я никоим образом не был связан с церковью. Нравственные принципы и война – вещи несовместимые.

– Нет нужды допрашивать его, – сказала Фалов, подходя к нам, рука на перевязи.

– Почему это? Ты его узнала?

– Думаю, что так. Снимите-ка капюшон, который он так низко надвинул на лицо, и сами увидите, кто это такой.

Сергей махнул одному из воинов, и тот сдернул с разбойничьей головы потную грязную тряпку. И вдруг нашим глазам открылась огненная, как осенний закат, грива нечесаных волос.

– Рыжий Лукас собственной персоной, – сказал Алек. – И ты взял его в плен живым. – И он посмотрел на Сергея с уважением.

Сергей выглядел скорее растерянным, а не торжествующим. Новости быстро распространились среди воинов и на несколько секунд Сергей оказался в центре всеобщего внимания, принимая поздравления в виде похлопываний по плечу и спине. Не следовало обращаться подобным образом с человеком его ранга, но я ничего не сказал. Бывают в жизни моменты, когда можно позволить по отношению к себе немного фамильярности. Это был как раз такой случай.

– Как вы поступите с ним? – спросила Фалов.

– Немедленная казнь, – сказал я.

Это неприятно удивило Сергея.

13
{"b":"31101","o":1}