ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я думал, сначала будет допрос.

– Все, что мне надо было знать, так это где прячется Рыжий Лукас. Вопрос отпал сам собой и я не намерен терять времени…

– Но традиции, законы…

– Я теперь сам издаю законы, – напомнил я ему. – Если ты собираешься что-то возразить, то поделись своими соображениями с оставшимися в живых после той кровавой резни, которую он устроил недавно в одной из деревень.

Сергей оглянулся на Лукаса. Тот плюнул в нашу сторону, но промахнулся.

– Алек, если ты уже пришел в себя, то, пожалуйста, проследи, чтобы все было сделано как надо. Фалов, пошли кого-нибудь по деревням рассказать о случившемся. Он может отправляться завтра. Завтра он получит все необходимое.

– Повелитель, я сочту за счастье поехать с ними. Мне хватит и одной здоровой руки, чтобы управлять моим пони.

– Прекрасно. Не забудьте проехать через Валлаки и ту деревушку, о которой я говорил, чтобы люди увидели…

– Увидели что? – спросил Сергей.

– Рыжего Лукаса, – подсказал Алек. – Или его замаринованную голову в мешке. – Вы хотите провезти его по всей стране?… Варварство какое-то!

Я вздохнул. Сергей был новичком в управлении внутренними делами страны.

– Так нужно, брат. Не только все воры и убийцы поймут, что за совершенные преступления их ждет наказание, но и простой народ постепенно перестанет бояться разбойников. Думаю, им понравится это бесспорное доказательство смерти Рыжего Лукаса, и мне известен только один способ познакомить их всех с ним – провезти его по городам и деревням.

Сергею, как я и предполагал, нечего было сказать в ответ, несмотря на то, что казнь пришлась ему не по душе. Этот всплеск сострадания, однако, хорош для священника, но не для меня.

«Что ж, все правильно, – подумал я, – ему самой судьбой уготовано принять духовный сан».

Глава 3

Шестое полнолуние, 350

– Сергей, я сочувствую твоему горю, но требовать, чтобы вся Баровия горевала вместе с тобой – нереально. Мы только разбазариваем драгоценное время. Лучше провести его с пользой, занимаясь нужными делами.

Сергей оперся ладонями о стол и наклонился ко мне.

– Ты мне тысячи раз читал лекции на тему, как важно своим достойным поведением подавать пример для подражания простому народу. С твоей стороны равнодушие к кончине Кира означает неуважение к церкви и всему, что стоит за ней. Публичное выражение скорби и смирения перед волей богов забрать к себе его величество Верховного жреца Кира, укрепив веру людей в тебя и их желание служить тебе, укрепит твое собственное положение в стране.

Сделав страдальческое лицо, я взглянул на леди Илону Даровную. Она улыбнулась отстраненно и покачала головой, дав мне понять, что собирается сохранять нейтралитет в этом вопросе. Она рассматривала его как спор двух братьев, а не как конфликт между церковью и государством, в противном случае она бы встала на защиту Сергея.

От Сергея не ускользнуло, как мы обменялись взглядами, и он, не спуская с меня глаз, ждал. Боже мой, он был молод и убежден в своей правоте. Мое терпение давно бы лопнуло, не будь мне известно, что он поступал совершенно искренне. И спор он затеял не ради личной выгоды – иначе я бы быстро поставил его на место, – но ради тех, которые, как он думал, наждались в его покровительстве. Из самых лучших побуждений никогда ничего путного не выходило. Но, с другой стороны, он был прав с точки зрения политики. А это доказывало, что он прекрасно знал, как ко мне подступиться и как заставить меня слушать.

Я сдался, не скрывая своего недовольства; я уступил, но это не значило, что я изменил свое негативное отношение.

– Ладно. Делай, что хочешь. Я объявляю понедельник на следующей неделе днем всеобщего траура по нему. Будет крестьянам лишний день, чтобы напиться и отойти после попойки.

– О, Страд… – начал он обиженно.

Я отмахнулся от него.

– Я знаю их лучше, чем ты. Ты поступай, как тебе хочется, но я сомневаюсь, что хотя бы один из пятидесяти будет вести себя согласно твоим представлениям и настроению. Богач уверен, что и другие богаты, а умный человек полагает, что и остальные не обделены умом. Оба обычно бывают в шоке, раскрыв правду сего мира. Ты, мой дорогой братец, слишком благочестив.

Он откинулся назад и наконец тихо засмеялся. Над собой.

– Да, все правильно, набожность присуща не всем людям. Но я тебе вот что скажу: этот день очень важен для тех, кто верит в Бога, и он может изменить жизнь тех, кто отвергает его существование. Возможно, и для тебя он будет полезен.

Скажи мне кто-нибудь нечто подобное, и я бы его ударил, но Сергей только мягко укорял меня и это сошло ему с рук.

– Иди и подготовь все необходимое. Скажи казначею, чтобы выписал все, что тебе нужно. Я поставлю свою подпись позже.

Благодарность затеплилась на его бледном лице. Многих потрясла и расстроила неожиданная смерть Кира, но Сергею было особенно тяжело. Они были очень близки с молодым священником, не только как учитель и любимый ученик, но и как истинные друзья.

– Спасибо, брат, – сказал он, наградив меня неким подобием своей улыбки, и вышел.

– Думаю, от меня не требуется нацепить на себя нарукавную повязку, как это делают крестьяне, – пробурчал я.

– По-моему, достаточно простых черных одежд, – ответила леди Илона. – И твоя одежда более или менее соответствует случаю. – Мне нравится черный цвет.

– Тебе он идет, повелитель. – Она тоже накинула на плечи черную шаль, скрывшую ее небесного цвета одеяние, но черный был ей не к лицу и это слегка раздражало ее.

– Ты действительно думаешь, день траура по Киру – пустая трата времени?

– Да нет, просто я не хочу, чтобы люди считали, что в любую минуту они могут оставить свою работу и начать веселиться, как им вздумается, иначе праздникам не будет конца.

– Сомневаюсь, что они будут веселиться в этот день, повелитель.

– Спроси-ка лучше Алека. Он бывал а одной стране, где существовала традиция, согласно которой родственники умершего сажали покойника в углу и начинали танцевать и пить до тех пор, пока не валились на пол замертво.

– А мне такая традиция больше по душе, чем некоторые известные мне обряды. Надо будет запомнить. Лучше праздновать переход души в мир иной, чем похоронить себя заживо, когда кто-то покидает нас навечно. Все мы там будем.

Я отвел глаза и потер переносицу.

– Леди Илона, простите меня, но мне надо работать.

Темное облачко пробежало по ее светлому лицу, так как ей хорошо было видно, что мой рабочий стол пуст, но она поняла намек и поднялась.

– У меня тоже много дел, повелитель.

Я встал, мы раскланялись и она вышла, чеканя шаг и держа голову несколько выше, чем обычно. Плевать, она отлично знала, как я ненавижу напоминания о своей смертности. Вот и смерть Кира была таким неожиданным напоминанием, вдвойне неприятным, ведь он был моложе меня. Очевидно, я перешел ту грань, за которой начинают один за другим исчезать друзья детства. Что дальше? Смотреть, как на моих руках вздуваются вены и кожа покрывается сетью морщин? Скоро и мои ровесники, вроде Алека или Гунтера Коско, рассядутся возле камина, укутавшись в тряпки, и, покачивая головами, будут вспоминать отошедших в мир иной.

И поэтому присутствие искрящегося здоровьем Сергея было и подарком судьбы, и проклятьем. Я не мог не любить своего брата за его молодость и пылкое сердце. Я также питал к нему уважение как к искусному воину. Но все эти качества только подчеркивали нашу разницу в возрасте. Иногда его общество тяготило меня, так как всякий раз мне приходило в голову, сколько удивительных вещей ждало его впереди, в то время как я почти истратил отпущенный мне срок.

Правда, я вышел победителем из многих войн. Я превратил замок Равенлофт в сказочную жемчужину. Но что это такое по сравнению с неторопливым течением времени, которое невозможно повернуть вспять? Когда-то я, как Сергей, верил, что буду жить всегда. Я, как и тот богач из притчи, наконец-то встретился лицом к лицу с суровой правдой жизни. В течение трех мирных лет она росла во мне, как сорняк, и с каждым днем я чувствовал, как она все дальше и дальше пускала свои корни.

14
{"b":"31101","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Икигай. Смысл жизни по-японски
Темное удовольствие
Золотая Орда
Город. Сборник рассказов и повестей
Сандэр. Ночной Охотник
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Дама сердца
Время – убийца
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире