ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А что же основанная им школа? Она продолжала существовать, но уже в рамках новой, нацистской науки. И хотя, в конечном счете, ее положение оказалось почти маргинальным, и выживали горбигерианцы лишь благодаря непрестанной поддержке со стороны всесильных СС, Гитлер по старой памяти прислушивался к их предсказаниям, особенно касавшимся погоды. За что, в конечном счете, и поплатился: в 1941 году, перед нападением на Советский Союз, фюрер долго консультировался с учениками старого безумца: чего стоит ждать от предстоящей зимы? Их ответ был единодушным: предстоящая зима станет одной из самых теплых и мягких во всем XX столетии! И Гитлер, убежденный, что заключил «союз с холодом», не обеспечил свою армию теплым обмундированием. В итоге солдаты вермахта, дошедшие почти до самой Москвы, стали жертвой ударивших в декабре морозов. Смазка в оружии замерзала, солдаты сходили с ума от стужи, полностью утратив боеспособность. И лишь фюрер, отказываясь верить в действительность, кричал, что «вечный лед» поможет ему одолеть любого противника…

Итак, четыре досье лежали передо мной. За несколько лет я существенно дополнил их. Конечно, некоторые нюансы остались скрытыми от меня, но главное я усвоил: Гитлер не был одинок, Рядом с ним двигались многие люди, руководя фанатичным главой нацистов, направляя его деятельность в определенное русло, внушая ему определенные идеи. Все они недооценили мощь своего партнера, сумевшего постепенно избавиться от них и двигаться своей дорогой. Роли поменялись: марионетка стала кукловодом, ловко используя способности и таланты тех, кто пытался претендовать на главную роль, всех этих мистически настроенных интеллектуалов.

Но даже не это было самым любопытным во всей истории. Я не понимал, почему роль Ланца, Хаусхофера, Зеботтендорфа и Горбигера не упоминается в книгах, посвященных нацизму, почему о них не сыщешь и пару строчек в гигантском холме литературы, посвященной Третьему рейху. Вполне можно понять, почему их роль замалчивалась в гитлеровской Германии – фюрер не терпел рядом с собой конкурентов. Но почему о них ничего не говорилось и после войны?

Косность и не любопытство исследователей? Или эти люди – ключ к некой тайне, которую лучше было бы сохранить от человеческих глаз?

Чтобы выяснить это, я продолжил свои изыскания. И путь мой лежал к институту «Наследие предков», в котором, как выяснилось вскоре, работал и мой отец.

Рождение Аненэрбе

Мой отец, как я уже говорил выше, не любил особенно распространяться про свои исследования. Когда я его спрашивал об этом, он отвечал довольно уклончиво: «В принципе, сынок, я занимался тем же, чем и до тридцать третьего года. Древняя история, рунические письмена, обычаи германцев – все это Гиммлер забрал под свою опеку. Тогда нами руководил Герман Вирт…». Это имя я, впрочем, слышал от отца один-единственный раз. Упомянув его, он осекся и замолчал.

Мне было тогда пятнадцать лет, и я жаждал узнать как можно больше любыми путями. Никаких сведений о господине Вирте в литературе, понятное дело, я не обнаружил. И решил воспользоваться методом, о котором вычитал в одном из дешевых детективов. Прием был, как я понимаю сейчас, откровенно хулиганским, но он сработал. И еще как сработал…

Дядю Олафа, Олафа Вайцзеккера, я помню с самого раннего детства. Старый друг моего отца – они были знакомы с середины 1930-х годов, причем, как я не без основания подозревал, благодаря общей тематике исследования. Он жил неподалеку от нас и часто захаживал в гости. В очередной раз дядя Олаф появился на пороге нашего дома спустя два дня после памятного разговора с отцом, в котором тот упомянул фамилию Вирта.

Отца не было дома, и на правах хозяина светскую беседу с дядей Олафом начал я. Сперва побеседовав с ним на общие темы, я просто так ляпнул: «Дядя Олаф, а у вас есть какие-нибудь книжки по древней германской истории? Ну, хотя бы те, что писал Герман Вирт…». Закончить я не успел. Дядя Олаф переменился в лице, крепко схватил меня за плечи и посмотрел в глаза. «Что ты знаешь о Вирте?» – рявкнул он. Поняв по моей растерянной физиономии, что я ровным счетом ничего не знаю, кроме фамилии и имени, он отпустил меня, усмехнулся и сказал: «Лучше тебе ничего о нем не знать». Моему отцу он, похоже, не сказал об этом происшествии ни слова, да и я больше не поднимал эту скользкую тему.

И сейчас передо мной на столе лежит небольшой кусок бумаги – пожелтевшее объявление, на котором говорится об открытии в Мюнхене 23 июля 1933 года выставки «Дойче Аненэрбе» – «Наследие немецких предков». В качестве организатора выставки значится профессор Герман Вирт. Да-да, именно так. Таинственный и могущественный институт увидел свет благодаря простой исторической выставке. Впрочем, не такой уж и простой…

Все начиналось с выставки

Итак, 23 июля 1933 года выставка «Дойче Аненэрбе» торжественно открылась. Что же смогли увидеть посетители, привлеченные шумной рекламой?

Достаточно много интересных экспонатов. Честно говоря, я бы сам с удовольствием сходил на такую выставку. Но, поскольку это невозможно физически, давайте мысленно пробежимся по ее залам.

Начнем со всевозможных рунических надписей. Руны – древний германский алфавит – вообще, были в почете у всех немецких националистов, а уж у гитлеровцев в особенности. Их прочно связывали с «чистой расой» и потому всячески удревняли их возраст. Среди рун, представленных на выставке, были и такие, которым, по утверждениям исследователей, стукнуло ни много ни мало 12 тысяч лет (для справки: по представлениям современных ученых, письменность на Земле появилась не более 5-6 тысячелетий назад). То, что демонстрировал посетителям Вирт, было собрано по всей планете – от песков Палестины до пещер Лабрадора. И это, по мнению исследователя, было дополнительным аргументом в пользу теорий о господстве арийской расы на всей планете.

Кроме того, здесь были представлены различные поражавшие воображение артефакты. Древнее оружие, окаменелости непонятной формы, которые буйная фантазия организаторов экспозиции превращала в орудия труда древних Ариев. Выставка должна была доказать, что германцы первыми в мире перешли к сложному земледелию, научились обращаться с металлами, освоили ремесла, у них раньше всех появилось изобразительное искусство. Не удивительно, что помимо обычных посетителей к выставке проявили большой интерес нацистские вожаки.

Первым приехал на «Дойче Аненэрбе» Рихард Дарре – один из ведущих идеологов НСДАП, отвечавший в партии за древнюю историю и почвенническую теорию. Неплохой экономист, знаток сельского хозяйства, увлекавшийся антропологией, Дарре прибыл на мероприятие Вирта в сопровождении Фридриха Хильшера, язычника и оккультиста, никогда не состоявшего в НСДАП, но пользовавшегося в ее рядах огромным уважением. Именно они, подробно ознакомившись с экспозицией, порекомендовали ее всесильному рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру.

30 июля Гиммлер посетил выставку. Без всяких преувеличений этот день можно назвать одним из самых судьбоносных в германской истории тех десятилетий. Рейхсфюрер, питавший нездоровый интерес к романтическим древним сказаниям, был буквально потрясен увиденным. А хитрый Вирт, знавший, как произвести впечатление, подсовывал своему именитому гостю все новые и новые уникальные артефакты. Вот «Хроника Ура Линды», книга, найденная в XVIII веке и считавшаяся долгие годы фальшивкой. Она повествует о жизни древних германских племен, какой она была несколько тысячелетий назад. Написана хроника на старо-голландском, вышедшем из употребления в XIII веке, подделать этот язык практически невозможно! Кроме того, судя по стилю, книга была не оригиналом, а переводом с какого-то более древнего, возможно, навсегда утерянного оригинала! А вот рукоять меча, покрытая рунами. Меч найден в пластах почвы, возраст которых более 6 тысяч лет! Значит, германцы уже тогда умели изготавливать оружие из железа и знали руническое письмо!

10
{"b":"31102","o":1}