ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Т-34. Выход с боем
За них, без меня, против всех
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Наши судьбы сплелись
Путь самурая
Гридень. Из варяг в греки
Школа спящего дракона
Смерть под уровнем моря
A
A

Маятник, но не Фуко

Как вы думаете, сколько человек может заниматься воскрешением старой традиции «лозоходства», применявшейся кладоискателями в Средние века. Лаборатория? Отдел? Нет, друзья мои! Целый научный институт, работавший в рамках системы «Аненэрбе». Назывался институт просто и без изысков – Институт маятника, благо лозоходство переименовали в более современную и приятную ученому уху «маятниковую локацию». Случай с этим институтом весьма показателен.

Для тех, кто не знает, постараюсь вкратце описать принцип лозоходства. В старину считалось, что подземные реки и колодцы, а также клады можно найти, воспользовавшись веточкой орешника. Ветка должна быть в форме вилки – человек берет в каждую руку по ответвлению данной «вилки» и медленно движется вперед. Как только он окажется нал подземным объектом, ветка в его руках отклонится.

Именно этот феномен представители «Аненэрбе» собрались использовать в военных целях. Каким образом, спросите вы? Да очень просто! Для поиска британских подводных лодок. Не подумайте, что современные лозоходцы летали над морем на самолетах. Им вполне хватало морских карт, над которыми они просиживали дни напролет в комфортабельных кабинетах. А потом в конце дня выдавали сводки об «обнаружении» вражеских субмарин. Думаю, не стоит уточнять, что данные расходились с действительностью абсолютно, если исключить единичные случайные совпадения.

Правда, встречались и исключения. Например, некто Страниак, архитектор по профессии. Он действительно продемонстрировал необыкновенные способности, не находившие рационального объяснения. Ему не требовался ореховый прутик для того, чтобы обнаружить корабль – стоило ему посмотреть на фотографию судна, как он тут же называл приблизительный район его местонахождения. Страниака некоторое время проверяли на германских судах, и ошибки оказались на удивление незначительны. Чаще всего архитектор правильно указывал местонахождение кораблей.

Талант Страниака пригодился в 1943 году, когда в Италии произошел государственный переворот, в результате которого друг и союзник Гитлера – Бенито Муссолини был свергнут и заключен под стражу. Естественно, первым желанием фюрера было спасти своего друга. Но вот незадача – место, где содержался свергнутый итальянский лидер, было неизвестно. Военная разведка не сумела справиться с задачей – Муссолини постоянно перевозили из одного места заключения в другое, и информация, полученная через абвер, постоянно оказывалась устаревшей. На помощь пришли специалисты Института маятника, которые привлекли к поискам дуче Страниака.

Впрочем, в данном случае талантливый архитектор допустил ошибку. Он сообщил, что дуче находится на острове Маддалена в Средиземном море. На самом деле Муссолини содержали в горном отеле, о чем военная разведка, наконец, сумела получить достоверную информацию пару дней спустя. После этого случая доверие к Институту маятника упало и, к его рекомендациям никто не относился всерьез. В 1944 году институт был тихо ликвидирован.

Однако помимо подобных полукомических институтов в рамках «Аненэрбе» существовало немало научных групп, которые занимались серьезной работой. Впрочем, охватить своим вниманием все их проекты мы все равно не сможем. Поэтому обратимся напоследок к святая святых «Наследия предков» – его обрядам и планам на будущее.

Обряды «Аненэрбе»

Помимо Вевельбурга у масонов из СС был еще один центр власти. Речь идет, как вы понимаете, еще об одном средневековом замке. Он находился не на юге, а на востоке Германии. Это была постройка XI века – легендарный замок Вартбург, в котором Мартин Лютер переводил Библию на немецкий язык. Место, в общем-то, священное для всех немцев, в особенности протестантов. Именно в этом замке расположилось руководство «Аненэрбе». Именно здесь составлялись проекты создания военно-духовного государства.

Именно здесь формировалась идеология будущего государства. Известный специалист по расам и психолог Эрих Энш утверждал: «Раса и кровь, кровь и раса – это лежит в основе всего. От строения капиллярной сети и до мировоззрения протягивается единая прямолинейная нить. Мир идей человека зависит не только от духовных факторов, но и от общего бытия». Чтобы сформировать единую касту рыцарей СС, предполагалось создание четырех специальных «орденсбургов» – «орденских замков», закрытых школ-интернатов, где должна была воспитываться элита завтрашнего дня. Каждый замок был рассчитан на пятьсот человек.

Первый из «орденсбургов» – замок Фогельзанг – был открыт уже в 1935 году. На его воротах (как и на воротах: концлагерей) создатели сочли нужным написать краткое и емкое выражение. Была выбрана фраза «Слепое повиновение» – первый и главный закон, которому должны были научиться будущие рыцари. Не следует обдумывать и обсуждать приказы старших, их нужно выполнять беспрекословно и фанатично.

Наплыв желающих попасть в орденский замок, несмотря на строгий отбор и тяготы военного воспитания, был огромен. Сказалась тяга к униформе, с одной стороны, и тоска по средневековой романтике – с другой. Ведь здесь все было окрашено в таинственные цвета прошлого, мистического и загадочного. Даже сам ритуал посвящения – «кровавое крещение» – внушал благоговение и страх. Этот ритуал был разработан с учетом новейших достижений психологии и позволял добиться полного зомбирования молодых людей.

Воспитанников держали на особой диете, которую разрабатывал для них лично Гиммлер. Они, например, вообще не пили кофе, зато в огромных количествах потребляли минеральную воду. Считалось, что это очищает организм от шлаков, оздоровляя его. С той же целью проводили «магнетические сеансы».

Физические нагрузки были весьма серьезными, тренировки занимали львиную долю времени воспитанников. Однако этим дело не ограничивалось: кандидаты в орден СС обязаны были изучать руны, древние германские предания, расовую теорию. Женитьба молодого эсэсовца могла состояться только с личного разрешения рейхсфюрера, после тщательной проверки арийского происхождения невесты. При этом жизнь молодой семьи строго контролировалась. В недрах «Аненэрбе» создавались на этот счет инструкции, которые иначе как бредовыми не назовешь. Например, новобрачным рекомендовалось зачинать детей не где-нибудь, а на кладбищах. В результате исследований было якобы установлено, что зачатые в таких условиях дети наследуют дух мертвецов, лежащих в могиле. Археологи из «Наследия предков» провели пробные раскопки кладбищ, чтобы определить, что за покойники там лежат. Если останки принадлежали людям нордического типа, то кладбище попадало в специальный список рекомендованных для процедуры зачатия.

Немного позднее, чем орденские замки, были учреждены подготовительные школы, так называемые «Напола». Девизом этих школ было: «Верить, повиноваться, сражаться!» Критерии отбора в них были гораздо менее строгими. После окончания таких школ лучшие отправлялись в замки, где формировалась элита, все остальные попадали во фронтовые части и подразделения охраны лагерей, которых с каждым годом становилось все больше. Соответственно росло и число «Напола».

Каждый выходивший из ворот «орденского замка» обязан был принести обет верности и послушания. С нарушившими обет жесточайшим образом расправлялись. Возможности вернуться к нормальной жизни у эсэсовца уже не было, он не принадлежал самому себе. Глава Германского трудового фронта доктор Лей говорил по этому поводу:

«Каждому из вас следует запомнить, что тот, у кого партия отнимет право на коричневую рубашку, потеряет не только работу. Он будет уничтожен вместе с семьей, женой, детьми. Таковы жестокие, неумолимые законы нашего ордена».

Церемония посвящения отличалась особой, мрачной торжественностью. Она была почти полностью скопирована с церемонии посвящения в рыцари Тевтонского ордена. После нее получивший две похожие на молнию руны «зиг» новобранец мог считать себя частью особой, сверхчеловеческой расы. Гиммлер стремился сделать все для того, чтобы как можно дальше дистанцировать эту расу от обычных людей. Он мечтал о своем сверхчеловечестве. И эксперты «Аненэрбе» охотно поддерживали своего рейхсфюрера.

32
{"b":"31102","o":1}