ЛитМир - Электронная Библиотека

Миранда Ли

Предложение плейбоя

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мишель покинула офис после шести часов вечера, поздравления коллег все еще звучали в ее ушах.

Весь день голова у нее шла кругом. Компания, в которой она работала, должна была представить одному клиенту рекламный проект уже в середине мая, менее чем через шесть недель.

Безусловно, некоторые соображения, предложенные Мишель, были очень хороши. Но она чуть не упала со стула, когда под занавес совещания шеф объявил, что именно она назначена руководителем команды «мозгового штурма». После того как Мишель вошла в лифт и спустилась на первый этаж, потрясение, которое она испытала, уступило место разного рода сомнениям.

Потому что на самом деле «мозговой штурм» мало чем мог помочь. Их рекламное агентство еще не получило известности, и ему трудно было конкурировать с другими компаниями, в особенности, когда дело касалось ремонта уникальной продуктовой линии фирмы «Паккард-Фуд».

Мишель медленно шла вдоль улицы, уверяя себя в том, что она более чем готова к подобному испытанию. Ей было двадцать восемь лет, и пять из них она посвятила рекламному делу – целая жизнь в этой игре! Ощутив былую уверенность, Мишель посмотрела вперед, но было слишком поздно: она налетела на женщину, которая замерла на тротуаре в ожидании зеленого сигнала светофора.

– Простите, пожалуйста! – смущенно воскликнула Мишель.

Блондинка обернулась, и на лице Мишель появилась улыбка:

– Извини, Люсиль. Я сегодня так рассеянна!

Мишель жила в том же доме, что и Люсиль. Последняя, кстати, была агентом по недвижимости и помогла девушке купить квартиру.

Но в прошлом году Люсиль перестала заниматься продажей собственности и стала консультантом по перемещению предприятий; она облегчала жизнь должностным лицам компаний, которые перебазировались в Сидней – либо из удаленных штатов, либо из-за моря.

Нынешняя работа Люсиль, по ее словам, была очень увлекательна, и, кроме того, она хорошо оплачивалась, о чем свидетельствовала ее одежда.

Холодно-красивая и всегда стремящаяся к совершенству, она легко могла бы выбрать подходящего мужчину среди множества кандидатов, но ее пыл был утрачен в браке «с самой большой шовинистической свиньей мужского пола, какие только существовали во все времена», как выразилась сама Люсиль. А так как развелась несколько месяцев назад, то пребывала в состоянии ненависти ко всему мужскому роду.

Мишель надеялась, что такое состояние Люсиль не будет длиться вечно. Ей было около тридцати лет, а это не тот возраст, чтобы относиться к безбрачию равнодушно.

В последний год они поддерживали приятельские отношения иногда ходили вместе в кафе или кино.

– Опять ты поздно возвращаешься с работы, – пожурила ее Люсиль.

Мишель взглянула на часы, одновременно поправив сумочку на плече. Было десять минут седьмого.

– Кто бы говорил! – парировала она. – Ты ведь сама – мадам Трудоголик.

Люсиль пожала плечами:

– Работать – лучше, чем сидеть дома, ковырять пальцем в носу и мечтать о луне.

– О луне? Может, о мужчине? Признайся, дорогая, ты же не хочешь прожить всю жизнь одна.

Люсиль вздохнула.

– Думаю, нет. Но я не собираюсь снова выходить замуж. Я хочу встретить мужчину, который действительно любил бы женщин. Мужчину, в жилах которого текла бы горячая кровь, а не холодное пиво. Мужчину, который ставил бы на первое место меня, а не своих друзей, игру в гольф или проклятый автомобиль.

Мишель засмеялась.

– Ты права, Люсиль, ты действительно мечтаешь о луне.

На светофоре включился зеленый свет, девушки перешли через дорогу, а затем свернули, направляясь по короткому спуску домой.

Здание, в котором они жили, называлось «Северные сады» – Бог знает, почему. Единственными «садами», украшавшими окрестность, были ящики с цветами, которые некоторые жильцы выставили на узенькие балконы. Это было простое трехэтажное здание из кремового кирпича, с фасадом в стиле пятидесятых годов прошлого века, с шестью полукруглыми ступеньками при входе.

В прошлом году, однако, интерьер был старательно обновлен и модернизирован. И прежде чем все двенадцать квартир были предложены к продаже, ванные комнаты выложили кафелем, а кухни отделали дубом.

Квартиры в доме никогда не пустовали. А почему бы и нет? Они были относительно дешевы для этого района – вполне вероятно, из-за старого фасада или из-за отсутствия вида на гавань. Но расположение дома прямо в центре Северного Сиднея было очень ценным, особенно для тех, кто работал рядом – таких, как Мишель и Люсиль. Мишель требовалось всего десять минут, чтобы обычным шагом дойти до работы, и семь – если она спешила.

Однако в эти дни дорога домой занимала у Мишель больше времени, чем обычно. Возможно, потому, что собственная квартира не притягивала ее так сильно, как работа. Сейчас Мишель жила одна. Но каждый день она ждала, что Кевин будет проситься обратно. Как он это всегда и делал. От нее требовалось только терпение.

– Ты – и идешь домой пешком? – удивленно спросила Мишель, когда они остановились у кирпичной стены здания и стали вынимать корреспонденцию из встроенных почтовых ящиков.

Люсиль по роду ее деятельности были необходимы колеса.

– Сегодня днем случилась авария, – ответила та, и машину отбуксировали в ремонт…

В этот момент внимание Мишель привлек красивый белый конверт, который она достала из почтового ящика. Рельефные свадебные колокола в уголке свидетельствовали о приглашении на свадьбу. Кто же из ее друзей или родственников собрался жениться?

Только через минуту она уловила смысл слов Люсиль. Мишель вежливо подняла взгляд.

– Какая неприятность! Ты не пострадала?

– Все нормально. Столкновение произошло не по моей вине. Какой-то псих на спортивном автомобиле превысил скорость. Посмотреть бы, как этот милашка топает сейчас по улице!

И тут же обе девушки слегка вздрогнули: почти прямо на них несся блестящий черный «ягуар». Он воткнулся в бордюр тротуара совсем рядом с их домом, в запрещенном для парковки месте. Открылась дверца – и рядом с машиной молниеносно возник водитель.

– Что за черт! – возмутилась Люсиль. – Он думает, что правила дорожного движения к нему не относятся?

– Наверное, нет, – задумчиво сказала Мишель, следя за приближающейся фигурой. – Это мой друг Тайлер. Тайлер Гаррисон. Помнишь? Я тебе о нем рассказывала.

Люсиль изумленно вскинула брови.

– А… Так это печально известный Тайлер Гаррисон? Понятно…

– Хочешь с ним познакомиться?

– Нет, спасибо. У меня не так много времени, что бы тратить его на плейбоев, как бы привлекательно они ни выглядели.

Люсиль торопливо скрылась за углом, предоставив Мишель наблюдать за тем, как ее друг обходит свой сверкающий черный автомобиль, который и сам по себе, без хозяина, мог называться «ловцом женских сердец».

Без сомнения, Тайлер выглядел очень хорошо. Даже чересчур хорошо.

Откровенно говоря, он был слишком совершенен. Слишком красив. Слишком элегантен. Слишком очарователен. Но, кроме всего прочего, он был слишком… богат.

Она разглядывала его одежду, пока он шагал уверенной и размашистой походкой по тротуару. Высокую и широкоплечую фигуру ладно облегал превосходный темно-синий костюм, стоящий, наверное, целое состояние. Такими же были итальянские ботинки и тонкая голубая рубашка. Галстук – несомненно, из натурального шелка, его цвет идеально гармонировал с бронзовой кожей Тайлера и золотисто-каштановыми волосами.

То, что надо… Воплощение совершенства.

Мишель с грустью призналась самой себе, что в течение их десятилетнего знакомства она видела Тайлера только в идеальной физической форме.

Кроме одного случая…

Это было в последний год их учебы в университете. Тайлер играл в составе студенческой футбольной команды, и грубый толчок противника отправил его в больницу с парализованными ногами и с подозрением на повреждение позвоночника. Как только Мишель узнала о случившемся, она сразу же примчалась его навестить – для этого ей пришлось проникнуть в больницу в неурочные часы. Это был единственный способ посетить больного, потому что он лежал в роскошной палате в дорогой частной клинике, где супер-врачи делали все возможное и невозможное для того, чтобы поставить пациентов на ноги.

1
{"b":"31103","o":1}