ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но почему? Что он тебе сделал?

– Он потребитель, тихо произнес Тайлер. А я не люблю потребителей.

– Привет, Тайлер!

За спиной послышался женский голос, Мишель обернулась, и ее сердце упало. Она увидела Клео, сестру Тайлера, которая была одета в серебристо-серое платье и жакет и выглядела как истинная миллионерша.

Женское воплощение сказочно-блестящего Тайлера, его единственная сестра Клео была на несколько лет моложе брата. Она до сих пор была не замужем. Мишель несколько раз встречала ее на вечеринках у Тайлера, и всегда у нее возникало ощущение, будто Клео ее недолюбливает. Почему, она не знала.

– Привет, сестренка! – ответил Тайлер. – Не ожидал тебя здесь увидеть. Не думал, что ты хорошо знаешь старину Кевина.

– Я приглашена со стороны невесты, – ответила она чеканным голосом.

Мишель всегда нравилось, что Тайлер говорит как обычный австралиец, без того псевдоизысканного акцента, который принят в высшем сиднейском обществе.

– Мы вместе с Дэнни ходили в школу, – проговорила Клео, перед тем как устремить ледяные голубые глаза в сторону Мишель. – Привет, Мишель. Вот кого я не ожидала здесь увидеть! Это ты ее пригласил, Тайлер?

Мишель неприятно задело плохо скрытое неодобрение в тоне Клео. И Тайлера, судя по всему, тоже, так как он взял ее за локоть и собрался идти дальше.

– А почему бы и нет? – бросил он в ответ.

– Не думаю, что Дэнни будет рада увидеть на своей свадьбе бывшую подружку жениха.

– Не будь смешной, – огрызнулся Тайлер. – Мишель была приглашена официально. Она рассталась с Кевином несколько месяцев назад.

Лицо Клео все еще выражало неодобрение, когда к троице неожиданно присоединился сам жених. Он втиснулся между Тайлером и Мишель и с широкой улыбкой на лице пожал им обоим руки.

– О, это мои лучшие друзья с юных лет, они пришли вместе, чтобы увидеть, как я надеваю на себя брачные узы. – Мишель никогда в жизни не слышала, чтобы голос Кевина звучал столь дерзко и язвительно. – А я уже было начал думать, что ты забыла обо мне; Мишель. Капризная девчонка, не послала мне ответного уведомления. Я даже представить себе не мог, что ты придешь вместе с Тайлером. Но я прощаю тебя, поскольку ты сегодня великолепно выглядишь. А что касается тебя, Тайлер… Я не уверен, что ты заслуживаешь прощения. Ты много потерял, парень, не появившись на мальчишнике. Но, я думаю, то, чем ты занимался в это время, было не хуже. Вернее, она была не хуже. – И он, подмигнув Тайлеру и слегка подтолкнув его локтем, залился безудержным смехом.

Это было новостью для Мишель, Тайлер ничего не говорил ей о том, что приглашен на холостяцкую вечеринку.

– Я думаю, ты совершенно прав, – учтиво сказал Тайлер. – Мы с Мишель в это время танцевали в ресторане. – И он улыбнулся ей теплой, чувственной, ослепительной улыбкой, которая пронзила ее насквозь… пока она не вспомнила, что они с Тайлером договорились притворяться любовниками.

С лица Кевина мигом слетело скабрезное выражение, сестра Тайлера молча, уставилась на Мишель, а затем перевела взгляд на брата.

– Ты хочешь сказать, что вы с Мишель действительно пришли вместе? – потребовала ответа Клео.

– Да. А почему бы и нет? – холодно парировал Тайлер. – У тебя возникли какие-то проблемы?

Мишель видела, что Клео еле сдерживает себя, чтобы не высказаться в присутствии других.

– Нет, – сказала она чопорно. – Конечно, нет. Это просто сюрприз для меня, вот и все. Ты мне ничего не говорил.

– Это относительно новое достижение. Не так ли, Мишель?

– Да… – согласилась та, стараясь не выглядеть виноватой. Но она никогда не была хорошей актрисой. Тайлер в этом отношении преуспел намного больше. Он был звездой видеороликов, которые их группа снимала в университете. С его внешностью и талантом Тайлер мог бы сделать карьеру в кинематографе.

– За это я должен поблагодарить тебя, Кевин, – весело продолжал он. – Если бы ты не расстался с Миш ль, она никогда никуда не пошла бы со мной, и я никогда бы не узнал, какая она замечательная. Все эти годы я считал, что знаю ее, но нет. Не совсем. Быть приятельницей это совсем не то, что быть близкой подругой. И, я думаю, она может сказать то же самое обо мне, Сейчас ты действительно знаешь меня, дорогая, так сказать в библейском смысле, и я не раздражаю тебя, как обычно, не так ли?

Мишель изо всех старалась не мешать его игре. Тайлер действительно мог стать злым человеком, когда хотел им быть – зовя ее «дорогая» и изображая, что они любовники. Хорошая идея! Она вдруг почувствовала, что с удовольствием смотрит на лицо Кевина, на котором отражались и шок, и ревность. Может быть, и вправду месть бывает сладкой?..

– Только иногда, – вполголоса выдавила она.

– Вот видите?! А ведь я раздражал ее всегда. О, Кев, приятель, я думаю, твоя невеста уже разыскивает тебя. Иди же, дружище. Ты должен осознать, что стал женатым человеком. Больше никаких оргий и ночных гулянок!

Поникшего Кевина увела невеста, и с ними осталась лишь одна Клео. Крепче прижав к себе Мишель, Тайлер улыбнулся сестре.

– Видишь, сестрица? Все в порядке. Никаких проблем.

В ответ та кисло улыбнулась.

– Об этом еще рано говорить, дорогой брат. Слишком рано. Я надеюсь, что скоро снова увижу тебя, Мишель. Пока.

И она удалилась.

Ее выпад встревожил Мишель.

– Что она имела в виду? – спросила она.

– Ничего. Просто она – типичная сестра. Как в любой семье.

– Она меня очень смутила.

– Клео поверила, что мы – настоящие любовники. Она, наверное, предполагает, что скоро я приглашу тебя домой пообедать.

– А что ты скажешь ей, когда этого не произойдет?

– Я переправлюсь через мост, когда подойду к нему поближе.

– А ведь это твоя жизненная философия, не так ли? Ты живешь одним днем. И не беспокоишься о будущем.

– Это не совсем так… Беспокойство ни к чему не приводит. Только конструктивные действия приносят результат. Ну? Сейчас ты чувствуешь себя лучше, чем в церкви?

– Действительно… да, – сказала Мишель, с удивлением обнаружив, что ее угнетенное состояние определенно рассеивается.

– Ты готова пойти на банкет?

– Да, но после того, как проглочу несколько коктейлей.

– Выпивка ничего не решит.

– Может быть, и нет, но мне станет легче.

– Я надеюсь, что к концу вечера мне не придется тащить тебя на себе.

– Ты ведь согласился взять меня с собой, – напомнила она. – И это была твоя идея – притвориться любовниками, Поэтому тебе придется отвечать за последствия.

– А последствия могут быть таковы, что в конце банкета мне придется раздеть и уложить в постельку пьяненькую Мишель? – Его голубые глаза блеснули чувственной усмешкой, когда он окинул взглядом ее платье. Затем он снова посмотрел в глаза Мишель. – М-м-м… Какая ужасная мысль!

Мишель знала, что он просто дразнит ее, но краска опять залила лицо. Люсиль все-таки была в чем-то права, вбивая ей в голову позорные мысли.

– Прекрати молоть вздор… И давай выйдем отсюда, сказала она мягко, втайне надеясь, что Тайлер не обратил внимания на ее румянец.

– Да, мадам. Сразу на банкет, мадам? Как я должен вести себя, мадам?

Мишель скривила губы и бросила на него раздраженный взгляд.

– Так, будто я важная персона. Так, как ты сам иногда себя ведешь.

– Ты важная персона. И к тому же капризная. Не говоря уже о сумасшедших амбициях и запросах.

– О, да, конечно! – сказала она, скрестив руки на груди и бросая на него убийственный взгляд. – Давайте продолжим, доктор Фрейд. А есть ли у меня какие-нибудь достоинства?

– Начисто отсутствуют, – ответил он, и на его лице застыло выражение, свойственное игрокам в покер. – Кроме стандартных. Сейчас не в цене такие добродетели, как честность и верность. А люди, которые упорно работают и стремятся преуспеть, вызывают презрение. Для пунктуальности и профессионализма мало у кого хватает времени. Предпочтение отдается пустым, слабым, поверхностным, ленивым, неповоротливым, нечестным, ширяющимся слюнтяям. Поэтому… нет, Мишель… Боюсь, у тебя нет никаких достоинств.

10
{"b":"31103","o":1}