ЛитМир - Электронная Библиотека

Несмотря на блестящие результаты, которых достиг Тайлер в течение последующих четырех лет, Мишель всегда казалось, что он в университете лишь развлекается. Скорее всего, он коротал здесь время в ожидании того, когда по достижении определенного возраста отец возложит на него часть обязанностей по управлению фамильной империей. Тайлер уже получил ученую степень по управлению бизнесом, когда поступил на их курс, что объясняло, почему он был старше всех на четыре года. Если бы дело касалось только ее, она никогда бы не позволила ему присоединиться к их маленькой, быстро сколотившейся группе, но когда им понадобился шестой участник для выполнения видеозадания, Кевин пригласил Тайлера, что положило начало их, так называемой дружбе.

Мишель так толком и не поняла, что нашел Тайлер в пяти совсем не великосветских друзьях, или, почему через столько лет он не позволил им тихо исчезнуть с его горизонта, как часто бывает с приятелями студенческой поры. Все они постоянно приглашались на его многочисленные и разнообразные вечеринки, хотя и не все их посещали. Линда два года назад уехала в Нью-Йорк и работала в «Таймс». Грета вышла замуж, родила ребенка и вернулась в свой родной город Ориндж. Джеф эпизодически появлялся, но он все больше и больше времени проводил в Сан-Франциско.

Мишель посещала вечеринки Тайлера только потому, что туда ее тащил Кевин. Но ей определенно не нравились ощущения, которые пробуждал в ней Тайлер. Рядом с ним она становилась сварливой женщиной, вот как сейчас.

– Ты бы сначала отогнал машину, – резко сказала она, пока он вел ее к массивным стеклянным дверям, – или тебя оштрафуют.

– К черту автомобиль! Ты для меня гораздо важнее, чем какой-то дурацкий штраф.

– Говоришь, как истинный миллионер!

Тайлер остановился и внимательно посмотрел на нее сверху вниз.

– Почему ты злишься из-за моих денег? Я не мог не родиться миллионером, как Кевин не мог ничего поделать с тем, что родился бедняком!

– Но ты хотя бы можешь не бросать свои деньги на ветер. И не раскидывать их вокруг, будто они не имеют никакой ценности. Мы, простые смертные из рабочего класса, беспокоимся о таких вещах, как штраф за парковку в неположенном месте.

– Хорошо, Мишель, – процедил он сквозь зубы, – так и быть. Но где мне припарковаться? Есть в этом здании гаражи или стоянка для гостей?

– Да.

– Так где же, скажи на милость?

Мишель взглянула на его все более мрачнеющее лицо и поняла, что положение начинает ухудшаться, как бывало уже не раз, когда они с Тайлером оставались вдвоем. Сценарий был удручающе знаком. Тайлер начнет критиковать ее безответную и глупо-самоотверженную любовь к Кевину. В ответ она не совсем пристойно пройдется по бесконечной череде его девиц. По всем этим здоровенным, ростом под метр восемьдесят моделям, которые беспрестанно вертятся возле него и ловят каждое сказанное им слово.

Истина заключалась в том, что они пришли из двух разных миров и были вынуждены находиться в одной компании несколько лет. У них не было ничего общего. Ничего!

Мишель сделала глубокий вдох, досчитала до десяти, а затем медленно выдохнула.

– Послушай, – сказала она самым спокойным голосом, на который только была способна. – Почему бы тебе не укатить домой? Я высоко оценила твое желание приехать и посмотреть, все ли со мной в порядке. Но со мной все будет хорошо, уверяю тебя. Я уж точно не брошусь с балкона вниз головой.

– Я тоже так думаю, – согласился он, – тем более, что ты живешь на первом этаже.

Мишель нахмурила брови.

– Откуда тебе известно, где я живу? Ты никогда не был в моей квартире. Только один раз подвез меня к подъезду, насколько я помню.

На прошлой вечеринке под Новый год Кевин слишком много выпил и едва держался на ногах. Тайлер настоял на том, чтобы отвезти Мишель домой. Они тогда спорили всю дорогу.

Тайлер пожал плечами.

– Я сидел в автомобиле, после того как ты вошла в дом, и считал до тысячи. Когда на первом этаже зажегся свет, я понял, что это твоя квартира. Было четыре часа утра, и в других окнах свет был погашен.

О… – Мишель почувствовала, что ощущение вины и стыда, словно паук, прокралось в ее сердце. Признаться, она вела себя в ту ночь отвратительно. Такое не должно повториться.

Несмотря на то, что она отказывалась признаться в этом самой себе, последние несколько лет Тайлер был для нее хорошим другом. Не он ли частенько звонил ей на работу и приглашал выпить чашечку кофе или пообедать, причем именно тогда, когда она действительно нуждалась в чьей-то заботе? Мишель всегда обращалась к нему за советом, когда Кевин избавлялся от очередной иллюзорной попытки «найти себя».

Несомненно, Тайлер прав. Он не виноват в том, что родился богатым, красивым и блестящим. «II разве мог он избежать того, чтобы не стать плейбоем?» – справедливо предположила она. Любые другие мужчины в подобном положении наверняка занялись бы тем же самым.

Но одновременно все это утомляло ее.

– Если ты хочешь, чтобы я ушел, – выдавил он устало, – я уйду.

Теперь ей и впрямь стало стыдно. По крайней мере, она могла бы предложить ему что-нибудь выпить или угостить чашечкой кофе.

«Кроме всего прочего, он провел за рулем всю дорогу от Пойнт-Пайпер, – напомнила она себе, и ее сарказм постепенно начал испаряться. – Целых две мили, если не больше!»

«И ведь надо было ему тащить свой сверкающий новый автомобиль через портовый туннель», – зажужжала, как оса, запоздалая мысль. Но, может быть, эта поездка связана с его делами? В прошлый раз он пригласил ее на ланч, когда приехал в их район для наблюдения за фотосъемкой на пляже Бэлморал, организованной для изысканного женского журнала, переданного ему папашей.

Примечательно, что с тех пор, как Тайлер стал руководить этим журналом, издание получило шумный успех. Тайлер заменил прежнее бесцветное название на «Скандалы для богатых», затем стал помещать между репортажами о демонстрациях мод рассказы, будоражащие женскую фантазию. Истории имели успех, не говоря уже о бесконечной череде маловыразительных, но капризно-очаровательных профилей самых блестящих женщин Австралии… Все их телефоны были занесены в маленькую черную книжечку Тайлера. Без сомнения, он…

Мишель закрыла глаза. О, небеса, она снова должна об этом думать!

– Мишель? – спросил Тайлер мягко. – С тобой все в порядке?

Она вздохнула и снова взглянула на него.

– Да, Тайлер, все в порядке. Я не хочу, чтобы ты уходил. Пойдем, я покажу, где припарковать машину, а затем выпьем кофе или чего-нибудь еще.

Его глаза блеснули, и на красивом лице появилась порочная чувственная улыбка.

– Я буду рад всему, что ты мне предложишь.

Сердце Мишель дрогнуло от знакомого предчувствия.

– Уверена, ты думаешь о сексе! – сказала она. «К сожалению, он ничем не отличается от других», – мелькнула у нее мысль.

– В этом отношении на меня можно положиться.

– Представляю, – сухо ответила она. – Но давай говорить начистоту, Тайлер. Я совершенно не вписываюсь в ряды твоих постельных подружек.

Когда его взгляд упал на ее округлые груди, Мишель с ужасом ощутила, что ее бросило в жар.

Несмотря на свой агрессивный ответ или, возможно, благодаря ему Мишель внезапно почувствовала, что ее завораживает странная готовность Тайлера стать ее любовником. У него, конечно, большой опыт. А вдруг внешний блеск и здоровье обернутся эгоизмом и самовлюбленностью в постели? Или в сексе он столь же блестящ, как я во всем остальном?

Мишель ощутила, как краска заливает ее лицо, а гнев на невидимой шкале превышает верхнюю отметку. Боже мой, что с ней происходит? Она, чье сердце разбито Кевином, думает сейчас о сексе с другим мужчиной!

И не просто с другим мужчиной, а с Тайлером!

– Давай прекратим говорить глупости и пойдем, – сказала она, спускаясь к машине. – У меня сейчас совсем нет настроения, чтобы поддаваться соблазнам.

– Жаль, а я бы этого очень хотел.

– Прекрати! – бросила она через плечо.

3
{"b":"31103","o":1}