ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сказано ли в твоем приглашении, что оно – «на двоих»? – потребовала она ответа у Тайлера.

– Да я уверен, что это так.

– Есть ли у тебя сейчас постоянная девушка?

– Хм… Нет… Постоянной – нет.

– Представляю. Только партнерша. Но это не меняет суть дела. Я уверена, что девица не будет возражать, если ты пойдешь на свадьбу со старой подругой.

Тайлер разинул рот от удивления.

– Ты хочешь, чтобы я пошел на свадьбу Кевина с тобой?

– А почему бы и нет?

Он изумленно смотрел на нее.

– Но почему ты хочешь пойти?

– Потому что я должна.

– Я не понимаю твоего желания, Мишель, – сказал он с неподдельным сожалением. – Действительно не понимаю.

Она печально улыбнулась.

– Моя мать умерла от рака, когда мне было тринадцать лет, Тайлер. Я говорила тебе об этом?

Он нахмурил брови.

– Нет, нет… Мне известно, что она умерла, но я не знал когда и отчего. Но все же, какое отношение это имеет к свадьбе?

– Когда она умерла, я спросила, могу ли увидеть ее перед похоронами, чтобы попрощаться навсегда. Меня не пускали к ней последнюю неделю. Отец говорил, что она не узнает меня, потому что находится под действием морфия. Как бы то ни было, я не смогла заставить себя подойти к гробу. Я убеждала потом себя, что так случилось потому, что я хотела запомнить ее живой и здоровой, но правда заключалась в том, что я очень боялась. Боялась того, что могла увидеть. Боялась смерти. И с тех пор я всегда жалею об этом. Я… я…

Ее голос сорвался, и, прежде чем она успела опомниться, Тайлер снова заключил ее в свои объятия. Она опять разрыдалась.

– О, Мишель… О, милая… Не плачь, пожалуйста. И, прошу тебя, не думай об этом. Ты была всего лишь юной девочкой, а она была твоей матерью. Я считаю, ты проявила мудрость. Гораздо лучше помнить ее такой, какой она была прежде.

– Нет, нет, ты не понял. – Мишель, задохнувшись, вырвалась из его объятий и подняла измученное душевной болью лицо. – Это бы сделало ее смерть реальной, долгие годы я не верила в это. Мне казалось, что мама просто уехала куда-то. И только несколько лет назад я поняла, что она действительно умерла, Женитьба Кевина для меня – все равно, что его смерть. Я должна быть там, чтобы, увидеть все своими глазами, чтобы убедиться в реальности происходящего и понять, каков на самом деле этот человек. А затем я буду готова продолжать жить уже без него.

Тайлер долго молчал и только вытирал кончиками пальцев слезы на ее щеках.

Наконец, увидев, что она успокоилась, он, улыбнувшись, сказал:

– В таком случае дело моей чести взять тебя с собой. Но при выполнении двух условий.

– Все, что угодно.

– Не посылай ответного письма на его приглашение.

Мишель широко раскрыла глаза при мысли о том, какой шок испытает Кевин, когда она явится к нему на свадьбу вместе с Тайлером.

– А второе условие? – спросила она, внезапно осознав, почему жажда мести является столь сильным чувством.

Глаза Тайлера блеснули.

– Надень что-нибудь очень сексуальное…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Ну как? – Мишель слегка повернулась. Люсиль присвистнула.

– Теперь ты понимаешь, что не зря взяла меня с собой в магазин?! Тебе потрясающе идет этот цвет. А если ты еще распустишь волосы и сделаешь макияж…

Мишель поглядела на свое отражение в зеркале, и ее охватил удовлетворенный трепет.

Когда в прошлую субботу они зашли в бутик, и Люсиль попросила ее примерить именно это платье, Мишель покачала головой и сказала, что оно слишком яркое. Она никогда не носила одежду броских тонов, обычно предпочитая нейтральные цвета. Они всегда прекрасно сочетались между собой и, кроме того, годились для любых случаев. Будучи по натуре практичной, Мишель избегала ярких красок в своих нарядах.

Но Люсиль протягивала ей платье и настаивала на том, чтобы она его примерила. И все, что было прежде, осталось в далеком прошлом… Теперь она стояла, одетая с головы до ног в ярко-голубое, и ее сердце замирало при мысли о том, что скажет Кевин, увидев ее в подобном наряде.

Прежде Кевина, однако, должен появиться Тайлер. «Это глупо, – думала она, но, похоже, мнение Тайлера волнует меня больше».

«Что-нибудь сексуальное», – попросил он. Платье, которое она сейчас надела, было именно таким, и, кроме того, оно было воздушным, элегантным и невероятно женственным. Таких Мишель никогда не носила.

Платье состояло из нескольких слоев. Снизу – атласный, обтягивающий фигуру чехол до лодыжек, а сверху – шифоновая накидка с длинными рукавами и крошечными агатовыми пуговицами. Когда Мишель расхаживала по примерочной, легкий шифон поднимался в воздух, а тончайший атлас нижней юбки плотно льнул к животу и бедрам.

– Я не думаю, что стоило тратить на это деньги, – сказала она, однако высказывание было слишком опрометчивым. Платье действительно соответствовало цифре, указанной на ценнике.

– Твой дружок-плейбой будет в шоке, когда увидит тебя, прокомментировала Люсиль. Ты вообще-то думала о последствиях, когда просила подобного человека взять тебя на свадьбу Кевина? Теперь уже неважно, в каком состоянии ты тогда находилась – все равно придется потом наплакаться. Он схватит тебя в свои волчьи объятия, и не успеешь ты опомниться, как окажешься у него в постели.

Мишель рассмеялась.

– Если бы ты знала Тайлера, то поняла бы, что сморозила глупость. Он и не помышляет обо мне в этом смысле. Нисколько. Мы просто добрые друзья.

– А, это самая избитая фраза в английском языке. Но никто до сих пор не оценил ее значения. Любой мужчина, в жилах которого течет горячая кровь, не может не мечтать о тебе, когда ты выглядишь подобным образом. Поверь мне, дорогая, ты поразишь любого холостяка на свадебном банкете, не говоря уже о всех этих отвратительных женатиках. И если наш уважаемый мистер Гаррисон не смотрел на тебя до сих пор с этой точки зрения, теперь он в корне поменяет свои взгляды.

– Я поверю тебе только тогда, когда сумею убедиться в этом собственными глазами.

– О, я думаю, ты этого не увидишь. Он подкрадется к тебе незаметно, словно большой коварный волк, как он это всегда и делает.

– Ты не знаешь Тайлера. Да будет тебе известно, что я уже плакала у него на груди по поводу Кевина и побывала в его железных волчьих объятиях. Дважды!

– О! И что же было дальше?

– Ничего. Он дал мне свой носовой платок, чтобы я вытерла слезы, сказал несколько утешительных слов и ушел.

– О… – Люсиль выглядела немного разочарованной. – Ну, тогда хорошо. Но все-таки я тебя предупреждаю: будь осторожна с мужчинами. Особенно, когда дело касается секса.

– У Тайлера столько секса, сколько он не может переварить. У него нет нужды обольщать меня.

– Так когда за тобой заедет Тайлер? Ты сказала, что свадебная церемония начнется в четыре часа. И она состоится в старой церкви в Северном Чествуде?

– Я предупредила, что буду ждать его в холле в половине четвертого.

Тайлер часто заходил к ней узнать, как она себя чувствует, и не раздумала, ли еще идти на свадьбу, в последний раз – три дня назад. К тому времени она уже купила платье, и ничто не могло остановить ее, что бы ни случилось, даже война. От Кевина не поступало никаких известий. Ни слова, даже когда она не откликнулась на его приглашение.

Мишель до сих пор не могла поверить в то, что Кевин способен поступить так подло. Зачем он вообще послал ей приглашение, если решил расстаться? Она, впрочем, допускала, что в этом крылся какой-то жестокий расчет.

Люсиль взглянула на часы.

– Сейчас пятнадцать минут четвертого. Давай проверим, все ли мы сделали. Ты надушилась?

– Да.

– Украшения?

– Нет. Никаких украшений. – Волосы спадали ей на плечи, и она так и не нашла подходящего ожерелья, которое соответствовало бы прическе.

– Ты права, – согласилась Люсиль. Твой облик не требует украшений. – Туфли?

– Чуть не забыла, представляешь!..

7
{"b":"31103","o":1}