ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 7

– Неужели для тебя нет ничего святого, женщина? – с усталостью в голосе сказал Маккус, поглядывая на бритву в руке Файер.

Они кружили один вокруг другого по кухне. После того вечера, когда в саду лорда и леди Пиндар она призналась Калли в том, что этот джентльмен сорвал с ее губ поцелуй, ей удалось нанести мистеру Броули три визита. Каждый раз она с волнением ожидала их встречи и вспоминала крепкие объятия Маккуса, который едва не свел ее с ума жаркими поцелуями.

– Честное слово, – уперев руку в бок, сказала Файер и угрожающе взмахнула бритвой. – Ты ведешь себя так, как будто напрашиваешься. Я вынуждена буду сама лишить тебя твоей гордости.

Мистер Броули изо всех сил старался вести себя, как и положено истинному джентльмену. Он казался воплощением искренности, когда предлагал свою помощь в обмен на покровительство со стороны Файер. Выполняя свои обязательства, девушка обследовала содержимое его гардероба и пришла к выводу, что ему подойдет консервативный стиль. Она не могла не признать, что Гоббс не очень похож на образцового слугу, но было очевидно, что у них с Маккусом установлено некое молчаливое взаимопонимание. Файер быстро поняла, что они привязаны друг к другу. Она сообщила Гоббсу имя портного ее брата и адрес приличного галантерейного магазина на Пиккадилли. Кроме того, у нее было намерение представить дворецкого Броули отцовскому лакею, чтобы тот просветил его относительно манер, поскольку поведение и навыки слуги отражали положение хозяина в обществе.

– Может, кто-то этого и заслуживает, но не я, – возразил Броули, бросив на своего дворецкого выразительный взгляд. – Гоббс, сделай же что-нибудь. Ты сидишь, словно старое чучело, от которого нет никакой пользы.

К удивлению Файер, мистер Броули проявлял удивительную покладистость и готовность подчиняться ей, пока она не предложила ему сходить к парикмахеру и избавиться от немодных сейчас усов. Он наотрез отказался. Если она будет настаивать, сказал он, ей придется сделать этой самой. Наверное, Броули рассчитывал обескуражить ее. Ха! Он недооценил своенравную особу, которая была намерена настоять на своем во что бы то ни стало.

– Я признаю, что вы выглядите с этими усами потрясающе, но от них придется избавиться. В наше время ни один джентльмен, который следует моде, не носит их. Так как вы отказались воспользоваться услугами парикмахера, я вынуждена приняться за дело сама. – Легким кивком головы Файер дала дворецкому знак. – Гоббс, прошу вас, – сказала она, и тому ничего не оставалось, как подчиниться.

По всей видимости, предыдущий опыт общения Гоббса с великосветским миром был совершенно безуспешным. Его дерзкие манеры, вероятно, были его второй натурой. Вопреки многочисленным замечаниям своего хозяина, он пытался все сделать по-своему. Тем не менее, как показалось Файер, этот неотесанный слуга постепенно проникался к ней симпатией. Вот и теперь, словно подтверждая ее мысли, дворецкий выскочил из своего укрытия и крепко схватил мистера Броули за плечи.

– Я никогда не ожидал, что ты окажешься предателем, Гоббс. Считай, что я выставил тебя на улицу! – проворчал Маккус, оказывая ему сопротивление. Он оттащил Гоббса к стулу, который тот занимал за несколько минут до нападения на хозяина.

– Прекратите паясничать, – ответил Гоббс, высвободившись. Натем он запрокинул голову Маккуса и с важностью произнес: – Если вы хотите выглядеть, как положено настоящему джентльмену, вам придется подчиниться леди. Следуя ее советам, вы изменитесь с головы до ног.

Файер не могла сдержать улыбки. Мистер Броули сидел с видом обиженного ребенка. Он уже не сопротивлялся, но и не собирался сдаваться без боя.

– Может, попросить Гоббса, чтобы он принес вам лаванды для успокоения нервов?

Маккус смерил дворецкого холодным взглядом серых глаз и воскликнул:

– Мои нервы в полном порядке!

– Бог ты мой, я оскорбила вас! – Насмешливый тон Файер свидетельствовал о том, что она нисколько не раскаивается. – Возможно, вас успокоит что-то более крепкое? Бокал бренди?

Она дразнила его.

– Я ни разу не прикасался к спиртному. Оно убивает волю и развязывает язык. Приступайте же, наконец, к своему черному делу, мисс, – яростно прошипел Маккус.

Файер не ожидала такой вспышки гнева в ответ на простое предложение о бокале бренди. О, вероятно, здесь скрыта целая история! Жаль, но ей не удастся выведать ее в присутствии Гоббса. Кроме того, мистер Броули все еще вне себя от возмущения, поэтому рассчитывать на его откровенность не приходится.

– Как приятно, что вы верите в мои скромные способности, – нарочито подобострастно сказала она. – Я вам признаюсь честно, что мне не хватит мужества справиться с этой работой, тем более если Гоббсу придется удерживать вас силой.

Файер повернулась на каблуках, делая вид, что собирается уходить.

– Подождите.

Естественно, ей не хотелось покидать поле боя, но просьба Броули, прозвучавшая из его уст как приказ, доставила ей удовольствие: она чувствовала, что ситуация в ее руках. Ей нравилось одерживать верх над таинственным мистером Броули.

Медленно повернувшись к нему, Файер вежливо осведомилась:

– Да?

– Вы и вправду знаете, как пользоваться бритвой?

Файер расправила плечи.

– Вы будете поражены, когда увидите, как легко я справляюсь с некоторыми неженскими делами.

Она не стала рассказывать, что два года назад, когда ее кузен сломал руку во время охоты в Арианроде, она вызвалась брить ого ежедневно.

– Кроме того, ощущение самого процесса, когда я поднесу лезвие к вашему горлу, вызывает во мне неописуемый восторг.

Мистер Броули от души рассмеялся.

– Я нисколько не сомневаюсь в этом, – заверил он ее и усмехнулся. – Но как вы можете хорошо выполнить такую работу, если нас разделяет целая комната?

Файер взяла со столика небольшую глубокую миску и смешала в ней мыло, мед, масло бергамота и серую амбру. Она специально поинтересовалась у отцовского лакея, как делается эта смесь. Взяв в руки мокрый помазок, девушка без колебаний опустила его в ароматную пену.

Взглянув на Гоббса, мистер Броули произнес:

30
{"b":"31104","o":1}