ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не стоит, Маккус, – умоляюще произнесла Файер. – Я знаю, что мисс Шиф – мелочная и неприятная особа. Она заслуживает самой худшей оценки, спору нет. Но если мы устроим сцену, это лишь возвысит несчастное существо и придаст ее словам вес.

Маккус наконец перевел свой взгляд на Файер. Его красивое лицо превратилось в маску и, казалось, застыло. Если бы она не удерживала его за руку, ее обидчики могли бы в любую секунду стать объектом бешенства, готового вот-вот прорваться наружу.

– Но с какой стати мисс Шиф должна лакомиться сливками? – угрюмо спросил он и мягко убрал руку Файер. В следующий миг он уже направлялся к троице, так и стоявшей у окна.

– Черт побери, Маккус Броули, – пробормотала Файер и пошла вслед за ним.

Что он собирался сделать? Вызвать мисс Шиф на дуэль? Файер не на шутку встревожилась. Поравнявшись с Маккусом, она увидела, что его настроение несколько изменилось. Теперь на лице мужчины блуждала хищная улыбка.

Маккус поклонился мисс Шиф с преувеличенным почтением и вежливо произнес:

– Не окажете ли честь, мисс, составив мне компанию?

Мисс Шиф вынуждена была убедиться в том, что, когда Маккус Броули намерен чего-то добиться, ему почти невозможно оказать сопротивление.

– Почему бы и нет? – сказала она, бросив нерешительный изгляд в сторону Файер.

Бедняжка надеялась, что Маккус и леди Файер были достаточно далеко, чтобы расслышать ее язвительное замечание. Файер решила не вмешиваться, поскольку события разворачивались слишком быстро. Она бесстрастно наблюдала за происходящим со стороны, уверенная в том, что мисс Шиф должна испить свою чашу до дна. Глупышка, очевидно, поверила в искреннюю улыбку джентльмена.

Файер, мисс Пигот и мистер Фарел смотрели вслед удаляющейся паре и молчали. Файер кусала губы, раздумывая, останется ли у них время, чтобы найти лорда Эмана. Она чувствовала, что в воздухе запахло неприятностями, а ей не очень-то хотелось оказаться в центре очередного скандала.

– Как забавно, – обмахиваясь веером, кисло заметила мисс Пигот, которая не могла смириться с тем, что мистер Броули выбрал ее спутницу.

– Да, довольно неожиданно, – ответила Файер, стараясь не упускать Маккуса из виду.

Что он говорил этой особе? Со стороны все казалось довольно обыденным: парочка прогуливалась по залу и мило беседовала.

Мистер Фарел снова нетерпеливо ударил тростью о серебряную пряжку на своей туфле.

– Мисс Пигот, – обратился он к своей спутнице сладким голосом. – Мне только что пришло в голову, что мы забыли забронировать места. Почему бы вам не пойти и присесть, пока я и мисс Файер подождут возвращения мисс Шиф? – Он сделал паузу, а потом добавил с чарующей улыбкой: – Конечно, если вы не станете возражать, мисс Пигот.

Леди не хотелось покидать облюбованный пост. Кроме того, оставлять потенциального кавалера в обществе леди Файер было просто опасно. Мисс Пигот считала, что стремление мистера Фарела остаться наедине с такой великосветской развратницей, как дочь герцога Солити, не делает ему чести.

– Что ж, хорошо, – не сумев скрыть огорчения, согласилась мисс Пигот. Она решила, что ее отказ мистеру Фарелу может вызвать неодобрение с его стороны. – Я распоряжусь, чтобы швейцар забронировал для вас место рядом с моим, – сказала она, присев в реверансе.

Перед тем как исчезнуть в толпе гостей, леди Пигот выразительно посмотрела на Файер. О, святые Небеса, она хотела всем своим видом показать, что не потерпит присутствия соперницы рядом со своим поклонником. Файер хорошо знала и мисс Пигот, и мисс Шиф, поскольку в прошлом сезоне частенько играла с ними в карты. Уже тогда нежные чувства мисс Пигот к мистеру Фарелу были очевидны. Файер подумала, что, даже испытывая симпатию к этому джентльмену, она бы не позволила играть на его чувствах, так как это было ниже ее достоинства. Неужели мисс Пигот и мисс Шиф давали ей понять, что больше не доверяют ей? Это было обидно и возмущало Файер до глубины души.

– Пока мы наедине, леди Файер, я хочу воспользоваться моментом и извиниться за поведение мисс Пигот и мисс Шиф, – виновато произнес мистер Фарел. – Эта досадная история, связанная с вами и лордом Стэндишем, возмутила свет, и именно поэтому мои спутницы были так расстроены.

– О, вы не представляете, насколько расстроена была я! – воскликнула Файер и с неподдельной искренностью посмотрела на мистера Фарела. – Особенно учитывая тот факт, что между мной и лордом Стэндишем не было ровно ничего. – Она постаралась, чтобы ее голос звучал как можно убедительнее.

Опасаясь, что Маккус может придушить мисс Шиф, она снова поискала глазами парочку и заметила их в другом конце комнаты. Они остановились и, судя по всему, были поглощены интимной беседой.

– Конечно, никто вас не винит, леди Файер, – продолжил мистер Фарел, возвращаясь к начатому разговору. – Вы еще слишком юная.

– Некоторые восемнадцатилетние леди уже вышли замуж и родили своего первенца, – возразила Файер, не желая, чтобы ее глупое поведение в отношении Стэндиша списывали на ее нежный возраст.

Мистер Фарел снисходительно кивнул.

– И все-таки вы очень молоды и легко можете попасть в сети любви, как говорят поэты.

Файер хотела возразить по поводу своего возраста и высказаться в защиту поэтов, но вдруг вспомнила чудесные сонеты, которые лорд Стэндиш сочинял в ее честь. Он восхвалял ее полосы, глаза, губы. У него был дар складывать слова в прекрасные строки. Она невольно сжалась и промолчала, опасаясь попасть в западню.

– Я не стану критиковать вас, следуя примеру мисс Пигот и мисс Шиф, – заверил ее мистер Фарел и, не спрашивая разрешения, поднес к губам руку девушки. С почтением целуя ее, он авторитетно заявил:

– Я хотел сказать, миледи, что я вас понимаю. Когда нас впервые пронзает стрела купидона, все мы склонны идеализировать своего избранника или избранницу. Мы бываем слепы к их недостаткам и глухи ко всем грозным знакам, которые нам посылает судьба.

– Очень поэтично. Вы никогда не думали о том, чтобы заняться сочинением стихов? – спросила Файер и тут же на несколько минут забыла о его присутствии, так как снова увидела мисс Шиф.

38
{"b":"31104","o":1}