ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Доссет связался с Маккусом, незадачливые пираты сидели в тюрьме в ожидании приговора. С помощью хорошего адвоката и нескольких надежных свидетелей Тревора оправдали. Сеймусу не удалось избежать заключения, так как до этого он уже был замечен в нарушении закона. Его приговорили к четырем месяцам тюрьмы.

– Ты не заслуживал того, чтобы гнить в тюрьме по вине отца, – сказал Маккус, поднимаясь со своего места. – Кроме того, если мое вмешательство помогло тебе избавиться от влияния Сеймуса, то это дорогого стоит.

Когда Маккус навестил отца в тюрьме, старик обвинил старшего сына в том, что он бросил его на произвол судьбы, да еще и украл у него младшенького. Возраст и пьянство сильно изменили Сеймуса. Он уже не брезговал ничем и воспринимал шестнадцатилетнего сына как средство для достижения своих грязных целей. Тревор и Маккус остановились в дешевых номерах возле рыночной площади. Прошло четыре месяца, и однажды, явившись в номер, Маккус понял, что его ограбили, а Тревор исчез.

– Я думал, что он тебя похитил, – сказал Маккус. – Я искал тебя по всем закоулкам.

У Тревора от удивления расширились глаза: он и понятия не имел, что брат разыскивал его. Затем он расслабился и стал с интересом рассматривать красивую медную вазу. После довольно продолжительной паузы Тревор признался:

– Ну да, я отправился с отцом по доброй воле. Он говорил, что я у него в долгу.

– Сколько раз Сеймус тебе повторил это? И как долго ты верил ему?

Брат рассмеялся.

– Несколько раз в день, как я припоминаю. У меня ушел целый месяц, чтобы понять: если я не расстанусь с Сеймусом, то закончу в той же тюрьме, из которой ты меня вытащил.

– Но ты же мог вернуться в гостиницу?

– Да, мог. – Тревор согласился с такой готовностью, что они оба невольно улыбнулись. – Маккус, не обижайся. Понимаешь, Сеймус давил на меня с одной стороны, а ты – с другой. Тогда и подумал, что должен идти своим путем.

– И каковы твои успехи? – поинтересовался Маккус.

Тревор подавил зевок.

– Если честно, то мне пришлось несколько раз отклониться от пути истинного. Но назови мне человека, который был бы безгрешен. Я уверен, что найду свой путь. – Он с пониманием посмотрел на Маккуса и добавил: – Вижу, что ты свой уже нашел.

Маккус подумал о Файер и их сделке и, глубоко вдохнув, сказал:

– Я еще не достиг всего, о чем мечтаю. – Он прищурил глаза и посмотрел на Тревора, который снова зевнул. – А где ты остановился?

Брат пожал плечами.

– Я все время переезжаю. Я долго искал тебя и уже почти отчаялся найти. Но если мне это удалось с таким трудом, то Сеймусу уж точно не светит.

– Тем не менее ты меня нашел.

– Да, как видишь. Получается, что и отец сможет найти тебя, если захочет. Он преследовал меня до самого Конвелла. У меня из-за него было столько проблем, – с недовольством произнес Тревор. – Сеймус сейчас прочесывает побережье в надежде хоть что-нибудь узнать о своем старшем сыне. Рано или поздно он приедет в Лондон, как это сделал я.

Маккус почесал затылок. Он и сам это понимал. Нетрудно было предугадать, как поведет себя Сеймус, узнай он о том, какого успеха добился его сын. Их отец был эгоистичным и непредсказуемым человеком. Он упрямо шел к цели, разрушая все на своем пути. Маккус не мог позволить ему ворваться в его новую жизнь.

– Пусть приезжает, я не боюсь.

* * *

Позволить злу вторгнуться в свою жизнь было бы глупо и нерасчетливо. С тех пор как Тревор появился на пороге его дома, Маккус часто возвращался в мыслях к своему прошлому. Он вспоминал те дни, когда занимался контрабандой, и тот кратковременный период, когда снова едва не допустил ошибку.

Однако сейчас путь назад был отрезан, потому что ему нравилось жить честной жизнью.

Маккус вошел в дом. Никто не вышел, чтобы встретить его. Прислушавшись, он различил обрывки разговора и смех и удивился. Кто-то был в гостиной и весело болтал. Он узнал в одном из собеседников Тревора. Другой голос принадлежал...

– Файер, – простонал он.

Девушка сидела в гостиной и исполняла в его отсутствие роль хозяйки.

– Что ты здесь делаешь? – раздраженно спросил он у брата, который поднял руки вверх, показывая, что сдается на милость хозяина.

Файер потупилась, услышав его резкий тон, но тут же встала, не в силах сдержать волнения.

– Я же говорила, что приеду сегодня. Разве вы забыли? – Маккус чувствовал, как его охватывает гнев. Ему хотелось рассадить кому-нибудь голову. Кому-нибудь... Встреча Файер и Тревора означала, что прошлое и настоящее Маккуса сошлись в одной точке, а он ни при каких обстоятельствах не мог этого допустить.

– Тревор, оставь нас, пожалуйста.

Брат не понял, в чем дело. Он с недоумением взглянул на Файер и попытался объясниться:

– Мак, но мы просто беседовали. Ничего более.

Тот факт, что Тревор считал небезопасным оставлять Файер наедине с ним, привело Маккуса в еще большее бешенство. Он не был таким, как его отец!

– Я никогда не подниму руку на женщину, но не могу сказать того же в отношении мужчины. Уходи.

Тревор приподнял шляпу, прощаясь с Файер.

– Вы мне оказали честь, миледи.

С этими словами он выскользнул из комнаты, а возможно, и из дому, чтобы не попасть брату под горячую руку. Файер нахмурилась.

– Вы не говорили, что у вас есть брат.

Она, казалось, хотела упрекнуть его, но Маккус был не в настроении выслушивать лекции.

– Да, не говорил. О чем вы беседовали? – Она пожала плечами.

– О многих вещах. О путешествиях, Лондоне. Тревор расспрашивал меня о моей семье. А что? Это так важно?

Маккус знал, что он вел себя не очень разумно, но ничего не мог поделать со своим характером. Как только он увидел Тревора и Файер в одной комнате, самообладание покинуло его. Ему не хотелось, чтобы леди Файер узнала о той странице из его прошлого, которую он предпочел бы перевернуть и никогда больше не возвращаться к ней. Если дело пойдет так, то вскоре она узнает всю подноготную бывшего контрабандиста.

Он стукнул кулаком по двери. Файер невольно вздрогнула.

– Держитесь подальше от моего брата.

Услышав предупреждение, сказанное в таком возмутительном тоне, она поджала губы.

44
{"b":"31104","o":1}