ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь, стоя рядом с лордом Хоксби, Файер сказала:

– Милорд, я не заслуживаю вашей похвалы. Мне, по всей видимости, следует извиниться и перед вами, и перед лордом Крешеттом за свои нелепые обвинения.

– Но вы говорили правду. Лорд Крешетт и герцогиня – любовники. – Он кивнул в сторону ее матери и графа, которые склонились над отрезом шелковой ткани. Герцогиня хотела купить ее для нового вечернего платья. – Они не скрывают своих отношений. Миледи, я прошу у вас прощения. Ваша матушка – очень привлекательная, красивая женщина. Если бы все мои мысли не были заняты ее дочерью, я бы испытал соблазн отбить ее у лорда Крешетта.

Файер в изумлении подняла руку и предостерегающе произнесла:

– Лорд Хоксби, вы ничего не говорили, а я ничего не слышала.

Мужчина перехватил ее руку.

– Я знаю. У вас, кроме лорда Стзндиша, никого не было. – Заметив недоумение на ее лице, он успокаивающе прошептал: – Хотя герцогиня и думает иначе, я вижу, что вы все еще на распутье. Но однажды ваши печали позабудутся. И тогда вы подумаете...

– О, какая приятная неожиданность! – воскликнул Маккус с деланной бодростью. – Когда отправляешься за покупками, мнение леди оказывается решающим.

– О, я прошу у вас прощения, – сказала Файер, высвобождая руку, и повернулась к Маккусу, тут же забыв о своем спутнике. – Мистер Броули! Добрый день, сэр.

Она поспешно представила джентльменов друг другу, заметив, что лорд Хоксби вовсе не рад столь несвоевременному появлению третьего лица.

– А я думал, что вы сегодня слушаете лекцию Каделла по астрологии, – сказал Маккус, выдавая ту степень близости знакомства с Файер, которая, как он знал, могла привести лорда Хоксби в замешательство.

– По астрономии, – поправила его Файер с ноткой недовольства в голосе. – Мои планы изменились, потому что герцогиня выразила желание отправиться за покупками. Мы... – Она вдруг замолчала, беспомощно глядя в сторону магазина тканей.

Маккусу было невдомек, что могло так расстроить Файер.

– Маме нравится, когда нас сопровождают во время похода по магазинам.

Лорд Хоксби по-свойски потрепал Файер по плечу, и в глазах Маккуса сразу запылало пламя. Эта парочка, похоже, делилась секретами.

– Итак, мистер Броули, вы хотели, чтобы леди посоветовала вам определиться с выбором, – напомнил ему лорд Хоксби.

– Да. У меня сегодня праздничное настроение. Я узнал, что одна довольно рискованная сделка принесла мне неожиданную прибыль, – сказал Маккус, выразительно глядя на Файер.

Ему показалось, что девушка была искренне за него рада, и он облегченно вздохнул. Значит, она больше не сердится на него за ту вспышку, которую он позволил себе, застав ее в гостиной наедине с Тревором.

– Я поздравляю вас, мистер Броули, – тихо вымолвила Файер.

– Прекрасная новость, мистер Броули. Какого рода была эта сделка?

Маккус почувствовал в голосе лорда Хоксби скрытое снисхождение. Человек, который занимался торговлей, не мог принадлежать к миру, в котором жил и вращался граф. И Файер.

– Очень рискованная, лорд Хоксби, но весьма прибыльная. – Графа отвлекло появление герцогини, поэтому он оставил пояснение Маккуса без ответа. Файер тоже заметила мать и графа Крешетта, которые покидали магазин, и отступила на несколько шагов назад.

Маккус сразу узнал леди, которая шла в окружении небольшой группы людей. Это была герцогиня Солити. Увидев дочь, она направилась к ней, не обращая внимания ни на экипажи, ни на поток прохожих. Лакеи, державшие в руках огромное количество пакетов с тканями, рванули вслед за своей стремительной хозяйкой.

– Файер, дорогая, вот ты где! Мне так был нужен твой совет. Я не могла выбрать оттенок ткани. Крешетт оказался абсолютно бесполезным спутником, – игриво поглядывая на любовника, сказала герцогиня.

– Но зачем выбирать, если вы могли позволить себе скупить все? – явно скучая, спросил лорд Хоксби. – Герцог может исполнить все ваши желания.

– Конечно, но сейчас не об этом речь, мой дорогой граф, – взволнованно произнесла герцогиня. Обращаясь к Файер, она добавила: – Те цвета, которые я заказала, подходят нам обеим, поэтому ты сможешь выбрать ткань и для себя тоже. Может, красивое вечернее платье отвлечет тебя от грустных мыслей.

Только теперь Маккус заметил некоторую напряженность в отношениях герцогини и ее дочери. Казалось, что между ними пробежала черная кошка. Это объясняло, почему герцогиня отправилась в магазин с графом и почему Файер не хотела встречи Маккуса со своей матерью.

– Мама, ты, как всегда, необыкновенна щедра, – вежливо отозвалась Файер, делая шаг навстречу матери и целуя ее в щеку.

Герцогиня выжидающе посмотрела на Маккуса и лорда Хоксби.

– И чем же вы занимались в мое отсутствие, лорд Хоксби?

– Ничем, ваша светлость, – ответил граф, заслужив одобрительный взгляд Маккуса.

Все-таки этот господин пекся о чести леди Файер и защищал интересы девушки перед ее матерью. Герцогиня захлопала ресницами.

– Тогда я разочарована, милорд.

Она внимательно посмотрела на Маккуса. Откровенный взгляд женщины навел Маккуса на мысль о том, а не исполняет ли лорд Крешетт и другую роль, помимо роли простого сопровождающего герцогини Солити.

– Кто вы и откуда знаете мою дочь? – строго спросила женщина.

Зная непредсказуемый характер Маккуса, Файер поспешила ответить за него:

– Мама, это мистер Броули, знакомый лорда Эмана. – Маккус поклонился.

– И искренний поклонник красоты вашей дочери.

Глядя на Файер, он подумал: «Бедняжка, какая она храбрая». В ее зеленых глазах застыло потрясение. Девушка была неприятно поражена любопытством матери, но, как и положено послушной дочери, она покорно сносила ее капризы.

– У леди не может быть слишком много поклонников, – в тон ему ответила герцогиня. – Разве вы не согласны, мистер Броули?

– Меня учили никогда не перечить прекрасной леди, – целуя руку герцогини, любезно произнес Маккус.

И лорд Крешетт, и лорд Хоксби невольно нахмурились, заметив, как откровенно флиртует эта парочка. Герцогиня весело рассмеялась.

– О, а вы мне нравитесь, мистер Броули. – Ее светлость взяла Маккуса за руку, включая его в свою компанию. – Какая счастливая судьба привела вас к нам?

48
{"b":"31104","o":1}